Андрей Коровайко,

С 1 января 2012 года Беларусь, Россию и Казахстан объединяет Единое экономическое пространство. Таможенный союз перешел в более высокую стадию интеграции, обеспечивающую свободу движению товаров, услуг, капитала, рабочей силы, равные условия для субъектов хозяйствования.

Что сулят Беларуси эти свободы и равные условия? Три страны ратифицировали 17 ключевых международных договоров, формирующих правовую базу ЕЭП. Что именно регламентируют эти документы? Какую пользу может извлечь Беларусь из этого интеграционного образования? С какими рисками связана такая тесная интеграция с более сильными экономиками? Каковы наши конкурентные преимущества в части привлечения инвесторов, завоевания российского и казахстанского рынков товаров и услуг, сохранения присутствия собственной продукции на внутреннем рынке?



Все о существующих для нашей страны плюсах и минусах Единого экономического пространства в эфире TUT.BY-ТВ рассказал пресс-секретарь Министерства иностранных дел Республики Беларусь Андрей Савиных

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (26.10 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Уже ратифицировано 17 ключевых международных договоров, которые формируют правовую базу ЕЭП. Что именно они регламентируют?

Прежде чем мы поговорим о первых соглашениях, давайте вспомним, как мы пришли к этому этапу. Все начиналось в 1994 году с Зоны свободной торговли. Это первый интеграционный опыт, который имел большое количество изъятий и ограничений. Наиболее очевидные примеры – разные пошлины на автомобили, разное квотирование поставок сахара. Эти изъятия были слишком существенны, чтобы говорить о едином рынке для товаров.

Попытки устранить ограничения, которые мешали экономическому развитию и искажали экономические процессы, вылились в создание Таможенного союза. Формально он начал функционировать 1 января 2010 года: тогда был принят и утвержден единый тариф.

Мы пропускаем единое государство, которое мы собирались строить с Россией?

Мы его пропускаем, поскольку это двусторонний проект. То, что было создано в союзном государстве, дублирует многосторонний проект в рамках Зоны свободной торговли и Таможенного союза. Единое союзное государство несколько шире, поскольку оно имеет ряд соглашений в социальной сфере, сфере здравоохранения, научного, культурного и военного сотрудничества. По многим направлениям в союзном государстве наша интеграция зашла гораздо дальше, чем в рамках Единого экономического пространства.

Фактически Таможенный союз заработал только в июле 2011 года, то есть у нас только полугодовой опыт его использования. Таможенный союз – это зона, которая обеспечивает свободное передвижение товаров по территории его стран-участников. Переход на ЕЭП с 1 января 2012 года – это более высокая степень интеграции, поскольку она предполагает свободное передвижение не только товаров, но и услуг, капитала и рабочей силы. Таким образом, процесс идет поступательно и планомерно на протяжении длительного срока.

Теперь давайте поговорим о плюсах и минусах участия Республики Беларусь в ЕЭП на примере 17 подписанных соглашений. Эти соглашения – только первый шаг. Ближайшие полтора-два года должно быть подписано еще 89 соглашений. Я думаю, этот процесс на этом не остановится, так же как не останавливается процесс подготовки регламентирующих нормативных документов в рамках ЕС.

Прежде всего, я хотел бы поговорить о соглашении "О порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов". В рамках этого соглашения Беларуси обеспечены четкие выгоды, которые связаны с тем, что в торговле нефтью и нефтепродуктами Россия и Казахстан не будут применять в отношении нас каких-либо количественных ограничений и вывозных таможенных пошлин в отношении нефти, которая будет перерабатываться на нашей территории и использоваться для нужд наших экономических субъектов.

Здесь говорится о нефти других стран, скажем, азербайджанской нефти?

Азербайджан не член ЕЭП. Есть три страны, которые вошли в ЕЭП, и все соглашения заключаются между ними. Ни Россия, ни Казахстан не могут применять каких-либо ограничений в поставках сырой нефти на территорию Республики Беларусь для наших нужд.

Более того, данное соглашение обеспечивает приоритетное обеспечение потребностей в нефти государств-участников ЕЭП. Это значит, что прежде чем поставить нефть в Китай, Индию или ЕС, надо обеспечить внутренние потребности участников ЕЭП. Это серьезное преимущество. При этом это не исключает возможности Беларуси импортировать нефть из каких-либо других стран, в данном случае из Азербайджана, Венесуэлы, Саудовской Аравии, Ирана, Ирака и других нефтепроизводящих стран. Иными словами, мы сохраняем определенную зону для маневра и можем использовать различные схемы так, как это нам выгодно. Здесь мы имеем в основном позитивные стороны.

При экспорте нефтепродуктов, произведенных из нефти, которая поступила не из России или Казахстана, действуют другие пошлины?

Если нефть поступает из третьих стран, то она перерабатывается и экспортируется. Действуют только пошлины и налоги Республики Беларусь. Никакой российской экспортной пошлины быть не может. В отношении переработанной российской нефти при поставках нефтепродуктов за рубеж действуют экспортные российские пошлины. Это сырье Российской Федерации, и она настояла на этих условиях.

Благодаря этому соглашению мы обеспечили себе безоговорочные поставки необходимых объемов нефти и при этом сохранили достаточную зону маневров для покупки нефти из других источников, если это будет выгодно и будет соответствовать нашим экономическим интересам. При условии, что это не будет идти в разрез с экономическими интересами наших партнеров по ЕЭП.

Второе соглашение – "О правилах доступа к услугам естественных монополий в сфере транспортировки газа, включая основы ценообразования и тарифной политики". Оно предусматривает неприменение каких-либо ограничений и ввозных или вывозных таможенных пошлин. Также предусмотрено первоочередное обеспечение внутренних потребностей в газе государств-участников ЕЭП. Благодаря этому соглашению, цена на газ для Республики Беларусь с 1 января составляет около 165 долларов за 1 тыс. м3.

Здесь выгода очевидна

Очень часто это называют интеграционной скидкой. Я бы не называл это скидкой – это не совсем корректный термин. Это одно из фундаментальных условий формирования ЕЭП: единое пространство должно быть выгодно для всех и иметь равные для всех параметры. Это экономическое объединение построено не на принципах благотворительности, а на принципах равного сотрудничества в интересах всех государств-участников.

Соглашение "О правовом статусе трудящихся мигрантов и членов их семей". Белорусам, которые поедут работать в Казахстан или Россию, или казахам или россиянам, которые поедут работать к нам, будут предоставлены равные социальные права при осуществлении их трудовой деятельности. Не предусмотрено только пенсионное обеспечение, поскольку пенсионная система у нас пока не едина. Тем не менее дети трудящихся мигрантов получают право на посещение дошкольных учреждений и получение образования в соответствии с законодательством любой страны пребывания. Это хорошо, потому что предотвратит маргинализацию людей, которые переезжают с места на место.

Нет ли здесь риска, что белорусы просто уедут туда, где платят больше за ту же работу? В Вильнюсе практически не осталось людей: вся молодежь разъехалась по Европейскому союзу зарабатывать хорошие деньги.

Ряд системных рисков существует для любой экономики мира. Миграция специалистов из Республики Беларусь началась с 1985-87 годов. Компьютерщики, физики, химики уезжали в поисках лучшей доли в США, Западную Европу и Россию. Трудовые эмиграционные потоки существуют во всем мире и в определенной степени влияют на экономику. Есть исследования, которые показывают, что через такие эмиграционные потоки расширяется экономическое влияние государства. Уехавшие люди, состоявшись за рубежом, возвращаются если не в качестве резидента, то в качестве хозяйствующего субъекта, создавая филиалы, компании, различные кооперационные проекты.

То есть в качестве инвестора. Если человек выезжает, зарабатывает денег, набирается опыта, ему выгодно вкладывать в свою страну.

Не столько выгоднее, столько понятнее и ближе. Есть примеры белорусов, которые пожили 10-15 лет в России. Такие примеры можно найти и в США, особенно в сфере информационных технологий. Эти процессы неоднозначны, и трактовать их в исключительно негативном смысле не стоит. К тому же мы должны быть на стороне простых людей. Если человек может поехать куда-то и заработать – ради бога. Экономическая политика любого государства должна основываться на том, чтобы создавать хорошие привлекательные рабочие места у себя дома.

С одной стороны, это соглашение защищает интересы людей, с другой – создает стимулы для более активной экономической политики внутри страны. Никто никогда никому не дает гарантии благоприятного будущего. В условиях рынка нужно постоянно повышать собственную конкурентоспособность и постоянно держать себя в форме. Весьма странно, когда либеральные эксперты вдруг начинают пугаться этой конкуренции. Получается, если работает принцип, чтобы у нас все было, а мы за это ничего не платили, тогда все хорошо. А если, прежде чем заработать, нужно поработать, тогда это катастрофа. Но это дискредитирует идею рынка и либеральной экономики.

Страшно потому, что вроде бы свобода и конкуренция, но, с другой стороны, неправильно конкурировать, не имея конкурентных преимуществ…

Изначальные конкурентные преимущества не могут отсутствовать по определению. Это нереальная ситуация, это значит, что кто-то мертв. В реальной жизни всегда есть конкурентное преимущество и системные недостатки. Другой вопрос, как человек может воспользоваться имеющимися конкурентными преимуществами и преодолеть имеющиеся недостатки.

Если вы внимательно почитаете работы Майкла Портера, вы увидите, что иногда системные недостатки являются большим стимулом для экономического развития, чем структурные преимущества. Простой пример: рост цен на нефть в середине ХХ века привел к появлению энергосберегающих технологий.

Я не буду подробно останавливаться на соглашении "О сотрудничестве по противодействию нелегальной трудовой миграции из третьих стран". В любом случае, учитывая то, что мы являемся самой западной частью ЕЭП, это соглашение поможет нам регулировать поток нелегальных мигрантов, чтобы мы не оставались один на один с этой проблемой. Половина нашей границы – граница с ЕС, и этот вопрос в будущем может встать достаточно остро.

Какой существует риск?

Речь идет о нелегальных эмигрантах из третьих стран. Поток нелегальной миграции через Казахстан, Россию и Беларусь идет в страны ЕС. Эти люди накапливаются на границах, и с ними надо что-то делать: обеспечивать им определенные социальные стандарты и отправлять обратно. Порой это требует серьезных расходов.

И эти расходы с нами будут разделять Россия и Казахстан?

Будет существовать соглашение, в рамках которого будут выработаны механизмы противодействия этому явлению, и этой проблемой будут заниматься все три страны.
Гораздо важнее соглашение "О единых принципах и правилах технического регулирования". В рамках ЕЭП будут действовать единые стандарты. Наши сахарные и молочные войны происходили, потому что технические стандарты (ГОСТы) на продукцию в России и Беларуси отличались. Сейчас эта проблема устраняется. В рамках Евразийской экономической комиссии будут утверждаться единые для ЕЭП ГОСТы и стандарты.



Кем и на основе чего будут утверждаться эти стандарты?

У нас существуют три государственных комитета по стандартизации: в Беларуси, России и Казахстане. Они сформируют тройственный рабочий орган, который будет принимать эти стандарты. Принципы политики в этой сфере просты: мы опираемся на международные стандарты (знаменитое ISO). Там, где мы хотим поднять планку, мы можем опираться на национальные стандарты. Есть стандарты, где требования к качеству продукции у нас выше, чем в международных стандартах. Все это согласовывается в рамках трехстороннего органа для всех трех стран. Естественно, помимо международных, за основу будут приниматься стандарты, которые существуют в трех странах.

Эта единая ткань позволит признавать и сертификаты. Это очень важно, потому что мы сможем поставить произведенную нами продукцию с нашим сертификатом без дополнительных проверок на соответствие в любую точку России или Казахстана. Это значительно упростит торговые процедуры.

Соглашение "О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности". Вспомните проблемы с конфетами "Мишка на Севере" после распада Советского Союза. Вечный конфликт – кому принадлежит товарный знак: нам или московской фабрике "Спартак"? Я думаю, это соглашение раз и навсегда положит конец такого рода спорам. Зафиксируют бренды, которые принадлежат белорусским товаропроизводителям, и их можно будет развивать, делать узнаваемыми на всей территории ЕЭП без опаски, что кто-то их похитит. Это не исключает нарушений законодательства, но вносит четкую ясность для предприятий, которые имеют бренды, создают их и хотят развивать.

Далее интересное соглашение "О единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства". Стороны планируют прекратить меры, которые искажают торговлю сельскохозяйственной продукцией. Этим соглашением вводится ограничение на субсидирование сельского хозяйства. Беларусь обязуется снизить объем такого субсидирования до 10% от произведенной продукции. Сейчас оно составляет 18%.

Здесь есть два важных момента. Во-первых, мы получили отсрочку до 2016 года. Во-вторых, это вносит четкие рыночные ориентиры в сельское хозяйство: государство будет поддерживать только эффективных сельхозпроизводителей. С точки зрения либеральной рыночной экономики это позитивное явление. Это уже происходит. Если вы помните, президент Беларуси уже давно говорит о том, что будут поддерживаться только эффективные колхозы и совхозы.

В таком случае придется полностью отказаться от той схемы, которая работает сейчас. Тогда закупочные цены на сырье для переработки тоже должны будут стать рыночными.

Разумеется. Это окажет благотворное воздействие на создание условий для ценообразования, поставок сельскохозяйственной продукции. Вне всякого сомнения, это соглашение подразумевает серьезное реформирование всего аграрного сектора, и оно не будет безболезненным. Поэтому мы и попросили отсрочку до 2016 года, чтобы сделать этот процесс максимально безболезненным для наших сельскохозяйственных предприятий.

Но на протяжении достаточно длительного срока мы вкладывали довольно серьезные средства в развитие сельскохозяйственного сектора. Во многих колхозах произошло серьезное техническое перевооружение, и сегодня они обладают серьезной материально-технической базой, чтобы конкурировать в новых условиях.

Если здесь и видится угроза, то со стороны ЕС, который продолжает массированное субсидирование своих сельхозпроизводителей. У них даже есть экспортные субсидии на мясо: за каждую тонну мяса, экспортированную за таможенную территорию ЕС, производителю доплачиваются достаточно существенные объемы финансовых средств. Это и есть мера, искажающая торговлю. Но ЕС оговорил это себе в качестве исключения более 50 лет назад, еще когда вступал в ВТО.

Это соглашение можно рассматривать как достаточно сложное для отрасли, требующее дополнительных сил, но, на мой взгляд, это как раз та мера, которая сделает наше сельское хозяйство рыночно ориентированным, более эффективным и более самостоятельным, а значит, более устойчивым. С точки зрения рынка это очевидный шаг вперед.

Давайте поговорим о соглашении "Об обеспечении доступа к услугам естественных монополий в сфере электроэнергетики". Прежде всего, речь идет о линиях электропередач и доступе к производителям электроэнергии по всей территории ЕЭП. Не может быть каких-либо ограничений на поставки электроэнергии как в Беларусь, так и из Беларуси. Фактически создается цивилизованный рынок, основанный на апробированных международных принципах, когда Беларусь сможет покупать электроэнергию и продавать ее, основываясь на принципах экономической целесообразности. Будет обеспечиваться равный доступ к средствам передачи электроэнергии, что важно, поскольку часто они монополизированы.

Также упомянем соглашение "О регулировании доступа к услугам железнодорожного транспорта, включая основы тарифной политики". Для белорусского производителя был тариф по перевозке по белорусской железной дороге. Когда он пересекал границу с Россией, он платил другой тариф, зачастую гораздо более высокий, и это было барьером. Сейчас все тарифы должны быть унифицированы.

Вне всякого сомнения, здесь мы серьезно выигрываем, потому что протяженность нашей территории 700 км, а поставки нашего товара иногда протягиваются на 3-8 тыс. км.

Не значит ли это, что нам, наоборот, придется поднять тарифы по перевозкам по нашим железным дорогам?

Я сейчас не могу вам точно сказать. Здесь важно другое: все производители будут поставлены в другие условия.

Вы имеете в виду, что сейчас белорусы ездят по российским дорогам дороже, чем россияне?

Да. У нас тариф для россиян всегда был ниже. Сейчас условия выравниваются, и это для нас выгодно. Эти тарифы делают для нас более доступным рынок Центральной Азии, ведь даже товары в Азербайджан и Закавказье мы везем по территории России. Но унификация тарифов в России произойдет только до 1 января 2013 года. Они были не готовы сразу ввести единый тариф.

Соглашение "О создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала". По ряду подходов к регулированию рынка, особенно страхового, Россия продвинулась немного дальше, чем Беларусь. Нам не нужно будет проходить этот путь самостоятельно, набивая себе шишки. Мы сможем использовать российский опыт, и это способствует ускоренному развитию финансового рынка. Это важно для сбалансированного и эффективного развития экономики. Это соглашение системно работает в наших интересах.

То же самое можно сказать о соглашении "О согласованных принципах валютной политики". Оно открывает возможность использования национальных валют во взаимных расчетах. Это расширяет сферу использования валюты, обращение денежных средств, создает большие возможности для увеличения хождения этой валюты без инфляционных процессов.

Соглашение "О государственных закупках". Речь идет о бюджетных закупках, но если учесть объем бюджетных закупок Российской Федерации, Казахстана, то это внушительная сумма. До вступления в силу этого соглашения, когда на территории РФ объявлялся тендер, то российский товар имел 15% преимущество по цене. Белорусский товар побеждал только в том случае, если он был на 15% дешевле любого схожего российского. Это достаточно серьезная, почти запретительная маржа. Российским производителям отдавалось преимущество, и это разумная мера: она защищает собственный рынок и производителя. Сейчас, когда мы создали ЕЭП, все эти товары будут иметь равные условия и режим наибольшего благоприятствования.

Иными словами, Россия, Казахстан и Беларусь теперь могут участвовать в госзакупках на одних и тех же условиях.

С одним исключением, не теперь, а с 1 января 2014 года. Россияне сделали изъятие на два года, чтобы продлить эту льготу для своих производителей. Все эти исключения говорят о конкурентоспособности производителя.

Это указывает на то, что белорусские товары более конкурентоспособны, чем российские.

В прессе часто пишут, что мы неконкурентоспособны, и нашу страну захлестнут российские товары. Но поведение российской стороны указывает на обратное. Это нормальный переговорный процесс, где каждый старается обеспечить максимально благоприятные условия для своих производителей, не нарушая принцип формирования ЕЭП с равными условиями для всех.

Есть еще соглашения "О согласованной макроэкономической политике", "О единых правилах предоставления промышленных субсидий", "О единых принципах и правилах конкуренции", "О регулировании деятельности субъектов естественных монополий", "О торговле услугами и инвестициями государств-участников ЕЭП". В целом все эти соглашения будут способствовать укреплению рыночных институтов и рыночных механизмов как в нашей стране, так и в ЕЭП. Они должны оказать позитивное влияние на нашу экономику в долгосрочной перспективе.

В краткосрочном периоде возникнет серьезная конкуренция. Белорусским предприятиям придется постараться, чтобы поднять уровень своей продукции. Но, не конкурируя, мы не сможем развиваться, сохранять свои рынки, продвигать свою продукцию не только в рамках ЕЭП, но и в рамках дальнего зарубежья. Все эти тяготы в конечном итоге держат экономику в форме и обеспечивают перспективу развития любой страны.

Один умный человек из корпоративных кругов на Западе сказал, что проблемы надо приветствовать, потому что внутри каждой проблемы спрятано ее решение.
Когда мы были одни, мы были с экономикой и рынком в 10 млн человек, ВВП более 50 млрд долларов. Сейчас, когда мы объединились в рынок около 170 млн и соответствующим объемом ВВП, мы представляем больший интерес для других игроков глобального рынка. Европейская ассоциация свободной торговли (в нее входят Швейцария, Лихтенштейн, Исландия и Норвегия) ведет с нами переговоры о создании зоны свободной торговли. На этот же счет ведутся переговоры с Новой Зеландией, Сирией. На очереди Вьетнам, Египет и Колумбия. Это говорит о том, что вокруг ЕЭП будет формироваться дополнительный круг партнеров, которые будут взаимодействовать с ЕЭП на льготных условиях. Мы снижаем барьеры для торговли и инвестиций. Несмотря на то, что США являются членами ВТО, они заключают соглашения о зонах свободной торговли практически со всеми странами, в которых они заинтересованы.

Через нашу страну эти страны надеются попасть на рынок России и Казахстана?

Эти страны видят потенциал ЕЭП и хотят иметь с ним минимум барьеров в торговле и инвестициях. Их выбор страны для создания предприятий, базовых торговых точек будет зависеть от их собственных предпочтений, а заодно от политики властей конкретных территорий. Поэтому никто не отменял необходимость улучшать деловой и инвестиционный климат.

От нас будет зависеть, сможем ли мы убедить, что размещение предприятий на территории Беларуси выгодно и оправдается в долгосрочной перспективе. Это можно будет сделать с помощью примеров позитивного экономического опыта на нашей территории и с помощью улучшения делового климата, диалога с предпринимательскими кругами.

ЕЭП выгодно показывает наши системные преимущества, хорошую инфраструктуру, наличие образованных трудовых ресурсов, близость к рынку ЕС. В результате мы становимся более привлекательными как территория для инвестиций. Это подтверждает пример с китайцами, которые хотели бы создавать здесь индустриальный парк. Они инвестируют в создание здесь предприятий, видя не только возможности взаимодействия с ЕЭП, но и возможности поставок товаров в ЕС.

Получается, мы объединяемся в ЕЭП, где мы не столько сотрудничаем друг с другом, сколько конкурируем. Иллюстрацией этому могут послужить те же китайцы, которые хотят собирать у нас автомобили. Уже известна неофициальная реакция Москвы: посол России в Беларуси Александр Суриков сказал, что Россия против этого, потому что это создаст конкуренцию их автопрому.

Это корректное высказывание, если речь идет о чисто отверточной сборке. Есть единое положение о происхождении товара на территории Беларуси или ЕЭП. Чтобы товар был признан белорусским, он должен иметь определенную степень локализации, как правило, это 30%. Если китайские автомобили на 100% собираться из китайских запчастей, то это будет китайский автомобиль. Если китайский автомобиль будет содержать 70% китайских запчастей и 30% белорусских, то это будет белорусский автомобиль. Россияне не будут иметь к этим автомобилям никаких претензий. У них была точно такая же стратегия по созданию и допуску иностранных компаний для строительства заводов на своей территории.

Сейчас ставится вопрос о том, что уровень локализации должен быть повышен до 70%. Посмотрим, как это будет реализовываться. Я думаю, это не будет большой проблемой для Беларуси. Если посмотреть на опыт производства джон диров и любой другой зарубежной техники, то увидим, что отверточная сборка никогда не применялась. Локализация превышала 30-50%. Я не вижу здесь никаких противоречий: чисто отверточная сборка невозможна по условиям ЕЭП.

Вопросы, которые мы обсуждаем, достаточно сложные и очень часто противоречивые. Часто так называемые эксперты в большей степени пиарят самих себя, нежели рассуждают на эту тему. Не имея глубоких знаний и опыта, они пытаются выстраивать логические структуры, дискредитируя сам интеграционный процесс. В рамках глобализации мира интеграционные процессы – это слишком важная тема, и уровень дискуссии должен быть соответствующим.

Приведу пример. Тюрьма в Гуантанамо, подпольные тюрьмы ЦРУ в Восточной Европе. Любой человек, гражданин любой страны может быть убит по приказу президента США. Это нарушение международного права и концепции прав человека. Такое поведение дискредитирует концепцию поощрения и защиты прав человека, и это препятствует развитию правозащитных тенденций в других странах мира. Этот ущерб гораздо больше, чем ущерб, который США наносит своему положению.

Много рассуждали на тему, как вступление в ВТО отразится на поставках белорусских товаров. Говорили, что мы не сможем конкурировать на российской территории. Я слышал мнение, что мы потеряли российский рынок.

Было больше опасений по поводу потери внутреннего рынка, потому что через Россию на наш рынок может без всяких ограничений хлынуть, например, китайский производитель.

Эксперты не посмотрели реальные обязательства, которые Россия на себя взяла, вступая в ВТО. Сейчас у России средневзвешенный тариф составляет 10%. По обязательствам ВТО он составит 7,8%. Существенное падение произойдет только на лекарственные препараты с 15% до 3% и на бытовую электронику с 15% до 8%.

Основой скепсис экспертов в отношении ЕЭП объясняется тем, что они не верят, что все, что декларируется, будет работать. Мы привыкли к протекционизму. Хочется верить, что, входя в ЕЭП, мы перейдем к цивилизованным, рыночным отношениям, и это будет стимулировать нас к развитию.

Вера – понятие не экономическое, а из сферы психологии. А здесь важна сбалансированность точек зрения.
{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-20%
-10%
-15%
-50%
-10%
-45%
-50%