Глава Администрации президента Беларуси Владимир Макей, отвечая на вопросы ведущего программы "Картина мира" на телеканале "РТР-Беларусь" Юрия Козиятко, рассказал о том, как готовился ответ Лукашенко на статью Путина в "Известиях" и что стоит за публикацией этой статьи.

— Статью президента в газете "Известия" читали, я уверен, миллионы людей в мире. Но очень узок круг тех, кто читал ее до публикации. Вы ее читали до того?

Владимир Макей— До публикации мне удалось прочесть эту статью.

— Я о чем говорю, это ведь не личное письмо, это программа действующей власти. Александр Григорьевич сам писал статью? Или каждая строка выверена МИДом, Администрацией президента? Как готовилась эта статья?

— Вы знаете, затрагиваются вопросы, касающиеся "кухни" подготовки документов, которые президент использует на своих мероприятиях. Это является определенного рода секретом. Что касается таких масштабных документов, как, например, Послание президента белорусскому народу и парламенту и иных подобного рода выступлений президента, то, конечно, они готовятся целой командой. Президент определяет концепцию, затем над этим работает целая команда, а то и несколько команд соответствующих должностных лиц. Эти документы затем дорабатываются в Администрации президента и представляются на доклад президенту. После чего, конечно же, президент работает над ними сам, вносит в эти документы целый ряд правок. Что касается данной статьи, выступлений в СМИ, в данном случае в газете "Известия", то это в большей мере личные ощущения человека, его эмоции. Поэтому хочу сказать, что данную статью президент надиктовывал сам.

— Но мы-то помним, что первой была статья Владимира Путина. И считается, что статья Александра Григорьевича была ответом. А классические варианты ответа нам известны. Это "да", "нет", "может быть". Какой вариант здесь наиболее уместен?

— Это напоминает мне игру "Кто хочет стать миллионером?". Выберите нужный ответ. То, что размышления Путина совпали с размышлениями нашего президента, на мой взгляд, это однозначно. Никто не может сказать, что будет происходить в мире завтра, в следующем году, а тем более через несколько лет. Вопрос, как выжить в ситуации, когда череда кризисов и вооруженных конфликтов сменяют друг друга, становится вопросом не только как выжить, но и как сохранить страну и сделать жизнь конкретного простого человека лучше, — это уже не абстрактные размышления, а фактически вопрос жизни и смерти. Президент Беларуси прекрасно понимает это. Он живет этим. Поэтому статья Путина, наверное, явилась просто дополнительным стимулом или поводом для того, чтобы заявить о своей позиции открыто, цельно, комплексно.

— Ответ на идею Евразийского союза из уст нашего президента звучит как "да" или "может быть"?

— Конечно же, "да".

— Только лишь для того, чтобы ответить Путину, Александр Григорьевич публиковал эту статью в "Известиях", или он таким образом хотел подчеркнуть, что интеграция была стержнем его политики долгие годы?

— Абсолютно согласен с вами. Нельзя рассматривать эту статью просто как ответ президента на статью Путина. Поищите хотя бы одно высказывание Александра Лукашенко, где бы он был против интеграции. Не найдете, потому что таких заявлений и высказываний нет. Дорогого стоит тот факт, что президент Беларуси был единственным, кто проголосовал против развала Советского Союза. Другое дело, что мы вправе и обязаны критиковать некоторые вещи, которые несовместимы с интеграцией. Ну, например, вы все помните так называемые молочные, сахарные, газовые войны, когда шла речь об определенном ограничении в отношении поставок наших товаров. Мы вправе критиковать нарушение договоренностей, которые, например, касаются обеспечения равных прав для субъектов хозяйствования и так далее. Это не означает, что мы против интеграции, как это в свое время пытались представить определенные проплаченные СМИ и политологи. Беларусь всегда выступала и выступает за интеграцию.

— Так скрупулезно обсуждая статью Александра Григорьевича, мы ведь не умаляем значение статьи Владимира Путина, которая была первой? В чем ее значение, как вы считаете?

— Лично я не помню фактов публичного заявления руководителя России о том, что интеграция с ближайшими соседями и с ближайшими союзниками на бывшем постсоветском пространстве является для них приоритетом. Были разные заявления: о том, что Россия должна стать супердержавой, или же о том, что Россия должна развивать отношения с Европой, или же о том, что Россия должна обеспечить "перезагрузку" в отношениях с Соединенными Штатами. Это все вполне естественно и понятно. Я говорю это не в порядке критики, а в порядке констатации фактов. Но не было однозначного публичного заявления о том, что приоритетом для России является выстраивание отношений с ближайшими странами-соседями. И то, что происходит это именно сегодня, на фоне этих бушующих кризисов, это говорит о том, что это не голословное заявление Путина, а выверенное внутреннее убеждение. Заявив об этом публично, Владимир Путин взял на себя конкретные четкие обязательства, и потом можно будет спросить с него за невыполнение этих обязательств. Но наш президент, зная хорошо своего коллегу, сказал на встрече с российскими журналистами о том, что если Путин дает обещание, то он всегда держит свое слово.

— Мы говорим о лидерах Беларуси и России, а ведь это союз трех. Почему Александр Григорьевич первым откликнулся на идею Путина, а не Назарбаев? Ведь в Казахстане до сих пор говорят, что Нурсултан Назарбаев как раз придумал эту идею Евразийского союза.

— Я не могу отвечать за казахстанскую сторону, но я помню визит президента Беларуси в Россию, когда встречались главы четырех государств — Украины, Казахстана, России и Беларуси — на подмосковной даче Путина. Я тогда был помощником президента. Встреча эта закончилась далеко за полночь. Фактически главы государств тогда набросали на бумаге черты будущего единого экономического пространства. Я не сидел лично за столом, не знаю, кто первым выдвинул эту идею, но то, что это произошло на подмосковной даче, действительно так. Вопрос заключается не в том, кто главнее, а суть в том, чтобы получилось.

— Если получится, то не исключено, что к Евразийскому союзу присоединятся и другие страны. Необязательно, что это будут постсоветские республики. Мы же помним, как в конце 90-х к Союзу Беларуси и России хотела присоединиться тогда еще не Сербия, а Югославия. Кто сегодня проявляет желание присоединиться к Евразийскому союзу или вместе с нами строить этот союз?

— Присматриваются многие. О конкретной проработке вопросов уже заявили, например, Таджикистан и Кыргызстан. Я думаю, что если этот Союз будет притягательным, то подтянутся многие страны.

— Почему Александр Григорьевич опубликовал свою статью в "Известиях", а не в "Советской Белоруссии", скажем? Это означает, что статья рассчитана на российского читателя в большей степени.

— Но она и в "Советской Белоруссии" была опубликована, перепечатана во всяком случае. Я думаю, что это было логически правильным - опубликовать эту статью в "Известиях" в качестве продолжения дискуссии, начатой Владимиром Путиным. После того как президент заявил на конференции с российскими журналистами о том, что стоит написать статью на сей счет, пришло письмо от главного редактора газеты "Известия", где он попросил высказаться по тематике, обозначенной Владимиром Путиным, и заявил о своем согласии опубликовать эту статью на страницах газеты. Я думаю, что это было очень важно и полезно, что российские читатели познакомились с точкой зрения главы государства, поскольку до недавнего времени в российских СМИ подавалась абсолютно извращенная картина происходящего в Беларуси и подхода руководства к интеграционным процессам.

— Что бы ни говорили, всем понятно, что статья Путина — это один из элементов его предвыборной программы. Таким образом мы поддерживаем Путина в предвыборной борьбе, помогаем ему выиграть пост президента Российской Федерации?

— Вопрос выборов весьма деликатный. Руководители других государств обычно очень деликатно относятся к данной теме, чтобы их не обвинили в лоббировании одного кандидата и во вмешательстве во внутренние дела другого государства. Поэтому вопрос выборов президента — это суверенное дело России. Мы к этому никакого отношения не имеем. Но, если эта статья поможет Владимиру Путину избраться президентом, — дай бог. В настоящее время я не вижу такого кандидата, который дышал бы в затылок Владимиру Путину.

— А что взамен за эту помощь? Дешевый российский газ? Что мы взамен получим? И в том числе от вступления в Евразийский союз.

— Некоторые утрируют, что мы сразу же получим доступ к богатствам, нефтяным, газовым, золотым месторождениям России. В статье президента очень четко сказано, что мы не претендуем на то, чтобы на троих разделить богатство наших стран. Речь идет о том, чтобы были созданы одинаковые правила игры на нашем внутреннем рынке во взаимоотношениях с нашими внешними партнерами. В данной ситуации чем-то должна поступиться и Россия, чем-то должна поступиться и Беларусь. Важно, чтобы в итоге от этого выиграли все.

— В статье Александр Григорьевич непрозрачно намекнул, что в Союзе есть место и для Украины. Мы сейчас видим, какие проблемы в отношениях с Западом испытывает Украина, неприкрытое давление. Даже на этой неделе Евросоюз отменил визит Януковича в Брюссель, после приговора Тимошенко. Как Вы считаете, в этой ситуации руководство Украины будет задумываться о том, что, может быть, и Украине стоит вступить в Евразийский союз?

— Хотелось бы адресовать вас и телезрителей к статье нашего президента, где, мне кажется, он очень образно выразился, что "сепаратные хождения по европейским кабинетам" не всегда эффективны. И примеров тому предостаточно. Но есть и другая позиция, когда страны объединяются и достигают определенного успеха. Например, последний саммит "Восточного партнерства", который состоялся в Польше. Как ни ломали руководителей пяти государств (Украины, Грузии, Армении, Азербайджана и Молдовы), так и не смогли заставить изменить их позицию относительно неприятия негативной резолюции по Беларуси. Не помогли даже и ночные звонки президентам Украины, Грузии и других стран и иные методы давления. Это показывает то, что когда есть общая позиция, скоординированная, то можно достигать успехов.

Что касается Украины, мне кажется, что любому здравомыслящему человеку понятно, что нельзя игнорировать огромный рынок на огромной территории, который находится у тебя под боком. Я имею в виду Единое экономическое пространство и будущее пространство Евразийского союза. Но здесь мы должны исходить из следующего принципа: если Украина хочет сотрудничать с будущим Евразийским союзом и нынешним Единым экономическим пространством, то это сотрудничество должно быть полноценным, а не использоваться по формуле. Иначе в конечном итоге это приведет к размытости эффективно действующей интеграционной структуры. В моем понимании, Киев должен определяться. Украина в свое время работала вместе с тремя президентами над прообразом Единого экономического пространства.

— Раз уж вы украинский вопрос затронули, несколько недель назад в студии отвечал на вопросы посол Украины в Беларуси. Он сказал, что осенью этого года планируется встреча Виктора Януковича и Александра Григорьевича Лукашенко. Вы можете эту информацию подтвердить или опровергнуть?

Владимир Макей— Видимо, посол владеет какой-то информацией, которую я не знаю. Наша позиция состоит в следующем: мы готовы к обсуждению всех вопросов с Украиной. Руководители государств, а тем более, соседних государств, в моем понимании, должны регулярно встречаться, сверять часы и определять перспективы на будущее. Что касается встречи президентов, повторюсь, что не обладаю такой информацией, но мы готовы к открытому и честному обсуждению всей повестки дня наших отношений с Украиной.

— Если будет создан союз, возникают две одинаковые аббревиатуры: ЕС (Европейский союз) и ЕС (Евразийский союз). Аббревиатуры одинаковы, а основы для создания разные. Я нашел статью в немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, где написано, что "предпосылкой для успешной интеграции в Европе стали баланс между сильными странами и уважение к маленьким государствам Западной Европы. Ни то, ни другое никак не прослеживается в Евразийском союзе". А Вы как считаете?

— Вопрос принципиально важный. Если мы хотим, чтобы Евразийский союз был успешным начинанием, то мы должны исходить из закладывания в его фундамент правильных принципов. Например, если мы изначально будем закладывать какие-то голые экономические споры или претензии относительно того, чья экономика мощнее, или какой процент экономики одной страны составляет экономика другой страны, то тогда на такой интеграции можно поставить крест. Как говорит наш президент, "идти нужно всегда от жизни". Ведь помимо голых экономических расчетов, наши экономики связаны миллиардами нитей. Если же мы будем действовать по праву сильного и ломать, грубо говоря, через колено слабых, то ничего из этого проекта не получится. Поэтому должны быть выработаны принципы, когда ни одно государство в данном интеграционном объединении не должно чувствовать себя в чем-то ущемленным.

Что касается данного высказывания газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, то мне кажется, что западники сейчас очень настороженно воспринимают эту реальную идею создания Евразийского союза, они опасаются увидеть реального конкурента на внешних рынках, и отсюда понятно, что они будут стараться дискредитировать идею подобной интеграции.

— Эксперты из Евросоюза по-разному оценивают перспективы создания Евразийского союза, но многие допускают, что Евразийский союз и Европейский, как пазлы, могут сложиться в одну картину. Может такое быть?

— Я думаю: однозначно может быть. Конечно же, речь не идет ни о каком противостоянии, как некоторые пытаются это представить, между двумя интеграционными структурами. Если Вы внимательно читали статью президента Беларуси, то там прозвучала совершенно новая формула: "интеграция интеграций". Посмотрите, что происходит после развала Советского Союза, что мы видим сейчас: сплошные кризисы. Даже казавшиеся успешными страны, как Испания, Португалия, Италия, Греция, находятся на пороге кризиса. Даже в Соединенных Штатах и Великобритании — демонстрации, которые жестоко подавляются. В мире практически царит закон джунглей "Каждый сам за себя", а это значит, что действует правило сильного, то есть, кто сильнее, тот и прав и тот будет диктовать свою волю. Отсюда и ряд вооруженных конфликтов. Как в этой ситуации выжить, сохранить страну, приумножить ее богатство — это уже вопрос. Поэтому президент и заявил о том, что выход виден в "интеграции интеграций". Но должны быть четкое сотрудничество внутри интеграционной структуры и четкая взаимосвязь, если хотите, взаимопроникновение между различными интеграционными структурами. Только таким образом мы сможем обеспечить стабильность и спокойствие в мире.

— Плюсы, очевидно, есть для всех, иначе не было бы этой идеи, никто Союз не строил бы. А если есть плюсы, то есть и минусы. Оппозиция уже говорит, что Беларусь сдается России, "подняла лапки вверх", "патроны закончились".

— Я знаком с этими высказываниями в нашей оппозиционной прессе, и хочу сказать, что заявляют как раз об этом те, кто незадолго до прошлогодних выборов ходил по официальным российским кабинетам с протянутой рукой и с клятвами, что они лучшие интеграторы, нежели Александр Лукашенко. Сейчас они говорят о том, что Александр Лукашенко чуть ли не сдает суверенитет Беларуси. Прочитайте внимательно статью. Ни в одной строчке, ни в одном слове там не содержится заявление о том, что мы отдаемся на милость России или какого-то иного государства. Александру Лукашенко народ дал мандат на президентство и одновременно на сохранение суверенитета страны — это аксиома. Речь идет совершенно о другом. Возьмем любое государство, даже Соединенные Штаты Америки. Они участвуют в региональных интеграционных структурах. Северная Америка в НАФТА, Латинская Америка в Меркосур, Алба, Карибское сообщество. Страны Персидского залива тоже имеют свою интеграционную структуру. Африка — сообщество Югоафрики, экономическое сообщество Западной Африки, Азиатско-Тихоокеанский регион — Асеан. Практически две трети мировой торговли сегодня осуществляются торговыми блоками. И практически каждая страна участвует в одном или нескольких отношениях региональных объединений. Поэтому в нынешней ситуации, когда непонятно, что происходит, когда экономические кризисы идут друг за другом, выжить одному государству невозможно. Это мы должны понимать как "Отче наш". Идея создания Евразийского союза — проект, устремленный в будущее. Он закладывает сейчас основы для того, чтобы наша страна спокойно развивалась, работала над ростом благосостояния всего народа и каждого гражданина в отдельности. Еще раз повторюсь, почему оппозиция стенает по поводу этих заявлений президента: они видят, что в данной ситуации можно спокойно выжить, ориентируясь только на сотрудничество с Европейским союзом.
{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-46%
-21%
-10%
-30%