Вячеслав Будкевич,

Оглашение приговора экс-кандидатам в президенты Николаю Статкевичу и Дмитрию Уссу, а также еще пятерым фигурантам дела о массовых беспорядках состоится 20 мая в 16.00 в суде Ленинского района Минска.

18 мая после окончания прений обвиняемые выступили с последним словом. Как заявил Статкевич, 19 декабря действительно было совершено особо тяжкое преступление. Оно предусмотрено ч. 2 ст. 357 УК (участие в массовых беспорядках). И совершил его один из кандидатов в президенты, сказал Статкевич. По его словам, он "обращался как раз к этому кандидату с предложением, что делать, чтобы признали выборы, даже если его изберут".

Статкевич признал, что организовал акцию, но отметил, что "в жизни есть ситуации, когда надо идти на мелкие нарушения, чтобы предотвратить серьезные последствия". К ним он относит действия, которые подпадают под ст. 357. Экс-кандидат уверен, что "власти заранее решили сфальсифицировать выборы и расправиться над демократическими силами, над теми, кто протестовал против фальсификации". В СИЗО КГБ ему рассказали, что "еще за пять дней до выборов в изоляторе начали готовиться к приему большого числа арестантов". По словам Статкевича, в материале дела есть информация о том, что милиция обходила 19 декабря объекты на проспекте Независимости, предупреждала, что будут массовые беспорядки и рекомендовала закрываться.

Он заявил, что "расправа над оппозицией началась с нападения на двух кандидатов в президенты, чтобы возбудить в участниках акции на Октябрьской площади чувство мести". "Но, слава Богу, люди подошли ответственно и не поддались на провокацию", — сказал Статкевич.

Он уверен, что провокация на площади Независимости "была управляемой". В связи с этим экс-кандидат напомнил высказывание президента в одном из интервью о том, что тот в режиме реального времени руководил событиями. "Уверен, что все увидят муляж правосудия, муляж с заранее известным концом", — заявил Статкевич. Муляжами он также назвал выборы, парламент. "Экономику проели и постепенно превращают в муляж", — сказал экс-кандидат.

Как считает Статкевич, "вернуть Беларусь к нормальности невозможно без борьбы, без жертв". Он поблагодарил тех, кто пришел на площадь, попросил прощения "у сотен избитых, у тех, кто оказался на нарах административных арестов, у десятков, обвиненных в уголовных преступлениях и оказавшихся в клетках". При этом Статкевич отметил, что, возможно, "сейчас в Беларуси за решеткой — самое высокое место".

Обращаясь к представителям иностранного дипломатического корпуса, он сказал: "Не надо предлагать режиму деньги за нашу свободу. У бандитов заложников выкупать нельзя. В противном случае будут другие заложники".

Статкевич заявил, что готов пожертвовать собственной свободой, чтобы приблизить свободу своей страны. Он уверен, что "Беларусь будет свободной".

Экс-кандидат в президенты Дмитрий Усс, напомнил, что целью его участия в президентских выборах было "добиться изменения избирательного законодательства, поскольку демократических выборов в стране нет". Он сказал, что намеревался собрать за поправки в Избирательный кодекс 100 тыс. подписей граждан. Сейчас уверен, что "удастся собрать миллион". "Но если надо пострадать, пострадаю", — заявил он.

Александр Класковский заявил, что для него было честью находиться на акции, а сейчас для него честь быть среди обвиняемых. Он обозначил несколько тем, которые, как уверен, будут рассматриваться в судах в будущем. Это, в частности, "неизвестные в камуфляже, находившиеся в СИЗО КГБ, а также пытки и издевательства в изоляторе".

Александр Квяткевич извинился за свой поступок.

Дмитрий Буланов сказал: "Все понятно. Когда за два удара ногой по дереву запрашивают четыре года заключения — это фантастика". Он поблагодарил людей, которые поддерживали не только его, но и других заключенных. Персонально — мать, адвоката и гражданскую жену. Буланов надеется, что "приставка "гражданская" вскоре исчезнет".

Артем Грибков заявил, что виновным себя не считает. Обращаясь к суду, сказал: "Страх проходит за несколько минут, а вина остается на всю жизнь". Он призвал суд подумать при вынесении приговора.

"Будьте всегда свободны", — сказал Андрей Позняк.

Гособвинитель Кирилл Чубковец просит суд Ленинского района Минска приговорить экс-кандидата в президенты Беларуси Николая Статкевича к восьми годам лишения свободы в колонии усиленного режима, бывшего кандидата в президенты Дмитрия Усса — к семи годам лишения свободы в колонии усиленного режима, Александра Класковского (по совокупности преступлений) — к восьми с половиной годам лишения свободы в колонии усиленного режима, Александра Квяткевича, Дмитрия Буланова, Андрея Позняка и Артема Грибкова — к четырем годам.

16.38 Адвокаты Грибкова, Буланова и Позняка призвали оправдать их подзащитных по статье 293 УК (массовые беспорядки).

Тамара Шельдова, адвокат Артема Грибкова, выступая в ходе прений в суде Ленинского района Минска, призвала суд оправдать его по части 2 статьи 293 Уголовного кодекса.

По ее словам, он может быть привлечен к ответственности по статье 17.1 Кодекса об административных правонарушениях за удары по щитам, заграждениям и стеклам в дверях Дома правительства. Но как подчеркнула адвокат, он уже был привлечен к административной ответственности за участие в шествии, в котором не участвовал, так как был на работе. Грибков уже отбыл административный арест. Адвокат также призвала суд не применять к нему меры принудительного лечения от алкоголизма, поскольку считает выводы следствия на сей счет необъективными.

Адвокат Дмитрия Буланова Ирина Точкар уверена, что обвинения ее подзащитному также не имеют доказательной базы. Он уже отбывал наказание 10 суток за свои действия на площади, причем с травмой головы, полученной милицейской дубинкой. Хотя, по ее словам, наносить удары дубинкой по голове людям запрещено министром внутренних дел.

Для адвоката очевидно, что люди, собравшиеся на площади Независимости, в том числе и ее подзащитный, не планировали никаких массовых беспорядков. Буланов пришел на площадь Независимости из любопытства и желания выразить свою гражданскую позицию. Нелогичной Точкар назвала позицию гособвинителя о том, что обвиняемые намеревались проникнуть внутрь Дома правительства, где они бы предпринимали более активные действия. Адвокат считает, что битье стекол могли спровоцировать "непонятные маневры" сотрудников милиции, что участники акции восприняли как поддержку своей позиции, а затем применение силы к митингующим.

Невозможно привлечь Буланова по статье массовые беспорядки за два пинка по деревяшке, сказала адвокат. По ее словам, если у обвинения нет доказательств, то оно должно это признать, а не "натягивать обвинение". Она уверена, что ему не может быть предъявлено обвинение по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 статьи 293. Она также сообщила, что Буланов серьезно болен, в том числе у него проблемы с сердцем, а в условиях изоляции его лечение невозможно. Адвокат призвала суд оправдать Буланова.

Не согласился с предъявленным обвинением своему подзащитному и адвокат Андрея Позняка Иван Жабко. По его словам, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293. Со слов адвоката, он был на площади Независимости, но не кричал, не имел при себе опасных предметов. Он получил удар дубинкой по телу, когда стоял перед шеренгой милиционеров и ничего не предпринимал. Его поднимали с земли другие митингующие, то есть он сам является пострадавшим, отметил Жабко. По словам адвоката, нет доказательств, что Позняк совершал насильственные действия и участвовал в каких-то погромах. На площади он оказался из любопытства, к дверям Дома правительства не подходил вообще и не бил по ним. Был рядовым участником акции. И за это уже был привлечен к административной ответственности. Никто не может быть осужден за то, в чем не виновен, заявил Жабко. Он призвал суд оправдать Позняка по части 2 статьи 293 (участие в массовых беспорядках).

18 мая гособвинитель Кирилл Чубковец просил суд Ленинского района Минска приговорить Александра Квяткевича, Дмитрия Буланова, Андрея Позняка и Артема Грибкова к четырем годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

15:04 Адвокат Класковского призвала суд оправдать его по всем пунктам предъявленного обвинения

Адвокат одного из фигурантов дела о массовых беспорядках в Минске Александра Класковского Ирина Бурак 18 мая в ходе прений в суде Ленинского района Минска призвала суд оправдать его по всем пунктам предъявленного обвинения. Напомним, гособвинитель Кирилл Чубковец просил суд Ленинского района Минска приговорить Александра Класковского (по совокупности преступлений) к восьми с половиной годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Бурак поддержала своих коллег адвокатов в том плане, что ни в ходе предварительного расследования, ни в суде не был доказан факт массовых беспорядков в Минске 19 декабря 2010 года. По ее словам, подзащитный пришел на Октябрьскую площадь, а затем на площадь Независимости, чтобы выразить свою гражданскую позицию без оружия, без опасных предметов. То, что он был в состоянии алкогольного опьянения, не доказано, его освидетельствование не проводилось.

Бурак обратила внимание на то, что на площади Независимости Класковский был травмирован сотрудниками милиции, что видно на видеоматериалах следствия. Именно этим обстоятельством, по словам адвоката, объясняется дальнейшее поведение Класковского на площади. Он выражал негодование немотивированному нанесению ему повреждения и силовыми действиями милиции в отношении участников акции.

Адвокат уверена, что Класковский не может быть привлечен к ответственности по статьям 382 и 369 Уголовного кодекса Беларуси. Из ее информации следует, что Класковский при увольнении из органов внутренних дел специального звания лейтенанта милиции не лишался. По указу президента это может быть сделано только по суду.

Бурак обратила внимание и на то, что на представленном в суде видео с Класковским он одет в гражданскую куртку и находившийся под ней милицейский китель никто на площади не видел. Из видео не следует, что Класковский оскорблял сотрудников милиции, поскольку не видно, к кому он обращался. Показания милиционеров, которые видели Класковского на площади, адвокат ставит под сомнение в том числе и потому, что они были даны спустя несколько месяцев после событий на площади. Кроме того, они могли видеть Класковского уже после акции на снимках и видеокадрах в интернете.

Бурак призвала оправдать Класковского по всем пунктами предъявленного ему обвинения.

Сергей Новик, адвокат Александра Квяткевича, которого гособвинитель просил приговорить к четырем годам лишения свободы в колонии усиленного режима, призвал суд квалифицировать действия его обвиняемого не по части 2 статьи 293, а по части 1 ст. 339 (хулиганство). Новик сказал, что Квяткевич раскаивается и признает, что нанес несколько ударов по дверям Дома правительства.

13.23 Приговор в отношении Статкевича по 293-й статье не может быть вынесен, считает его адвокат

Приговор в отношении Николая Статкевича по статье 293-й УК (массовые беспорядки) не может быть вынесен, считает его адвокат Татьяна Станкевич.

По ее словам, в суде не добыто доказательств того, что Статкевич организовывал массовые беспорядки, а также того, что они вообще имели место 19 декабря.

Адвокат отметила, что Статкевич никоим образом "не планировал организацию массовых беспорядков и не предполагал развитие событий в том русле, в котором они произошли". Станкевич обратила внимание на то, что, призывая на Октябрьскую площадь, ее подзащитный всегда подчеркивал, что акция будет мирной. "Расценивать его слова о необходимости давления на власть как заведомое желание организовать массовые беспорядки нельзя. Речь шла о психологическом давлении", — сказала адвокат. По ее словам, о мирных намерениях свидетельствовала, в частности, акция, организованная на Октябрьской площади 24 ноября.

Адвокат отметила, что Статкевич действительно намеревался собрать людей на Октябрьской площади вечером 19 декабря и руководить акцией. Но плана выработано не было, согласованных действий с другими организаторами не получилось. Он хотел возглавить шествие по проспекту Независмости, но не смог попасть в голову колонны вместе с другими кандидатами из-за разговора с начальником столичной Госавтоинспекции, отметила адвокат.

Возле Дома правительства, по ее словам, Статкевич просил собравшихся поддержать кандидатов в президенты, которые пошли на переговоры с премьер-министром и силовыми министрами. Как отметила Татьяна Станкевич, расценивать это как призыв к вооруженному сопротивлению нельзя.

Она убеждена, что говорить о штурме здания, попытке прорыва в здание Дома правительства не приходится даже в отношении не более трех десятков участников событий, которые находились на крыльце перед дверями здания. В противном случае, по ее словам, они должны были действовать активнее.

Адвокат также убеждена, что во время шествия и на площади Независимости бесчинствующей толпы не было. Защитник не верит, что с места происшествия, согласно одному из двух составленных по этой теме протоколов, были изъяты арматура, палки, топоры, ледоруб, бутылки, якобы с зажигательной смесью, и якобы все это оставили после себя участники акции.

Татьяна Станкевич обратила внимание на то, что по заключению экспертов в обнаруженных бутылках на самом деле зажигательной смеси не было. Как отметила адвокат, два протокола осмотра площади были составлены с разницей в несколько часов. Она не верит, что опасные предметы могли оставаться на главной площади страны практически до начала рабочего дня в понедельник 20 декабря.

12.38 Предъявленное Уссу обвинение не нашло подтверждения в суде, убежден его адвокат

Адвокат Дмитрия Усса Владимир Сазанчук считает, что предъявленное его подзащитному обвинение в организации массовых беспорядков не нашло подтверждения в суде.

Адвокат подчеркнул, что в белорусском законодательстве нет определения понятию "массовые беспорядки". В своем выступлении он называл произошедшее 19 декабря "потасовкой" возле Дома правительства.

Как отметил защитник, активных боевиков было не более двух десятков, поэтому не может быть речи о массовости беспорядков — как по численности участников, так и по территории, на которой развернулись события. В связи с этим произошедшее не более чем нарушение общественного порядка.

Для наличия ответственности по статье 293 УК беспорядки, в соответствии с частью первой этой статьи, должны сопровождаться насилием над личностью, поджогами, погромами, вооруженным сопротивлением. Причем, как отметил адвокат, все эти действия должны быть в совокупности, а не по отдельности. Отсутствие одного из составов должно исключать ответственность по части 1 статьи 293, уверен Сазанчук.

Насилия над личностью, как это трактует законодатель, по словам адвоката, не было. Не было погромов, поджогов. Имущество, коим являются предметы здания, было только повреждено, но не уничтожено. Что касается можжевельника, то, как отметил защитник Усса, неизвестно, был ли он приведен в негодность специально участниками акции на площади Независимости или поврежден сотрудниками милиции при разгоне митинга.

Сазанчук заявляет, что не было на площади и вооруженного сопротивления представителям власти. Не установлено, кто, когда и с какой целью принес на площадь фигурирующие в деле арматуру, палки, бутылки с зажигательной смесью. Тем более, как отметил адвокат, на видео с площади в момент рассечения милицией толпы перед Домом правительства открывается достаточно большая территория перед зданием, где никаких опасных предметов нет.

Адвокат также сказал, что в деле нет ни одного доказательства, подтверждающего наличие у Дмитрия Усса умысла на организацию беспорядков, и что этим умыслом охватывались поход на площадь Независимости, битье стекол и травмирование сотрудников милиции. Отсутствуют доказательства организации Уссом противоправных действий.

Защитник призвал обвинение "не смешить" представителей ОБСЕ в зале тем, что в материалах рассматривается эпизод, в котором Усс предлагает начальнику ГАИ Минска Корзюку звание генерала, если тот пойдет с демонстрантами на площадь Независимости. Усс просто шутил, уверен защитник.

Таким же несерьезным Сазанчук считает обвинение в том, что Усс якобы специально собирал, как подпольщик, сведения о дислокации сил и средств милиции на Октябрьской площади и возле резиденции президента и передал их Статкевичу.

По мнению адвоката, необоснованное обвинение его подзащитному предъявлено "за компанию со Статкевичем". Адвокат удивлен, почему одним фигурантам по делу о массовых беспорядках обвинение предъявлено по статье 342, а другим — по статье 293 при одних и те же последствиях.

Сазанчук призвал суд оправдать Усса, подчеркнув, что только в этом случае приговор будет законным.

11.48 Прокурор просит приговорить Статкевича к 8 годам лишения свободы, Усса — к 7, Класковского — к 8,5, остальных обвиняемых — к 4 годам

Обвинение также считает, что к Грибкову следует применить принудительное лечение от алкоголизма.

Чубковец отметил, что уголовное дело является неординарным, поскольку на скамье подсудимых есть бывшие кандидаты в президенты и содеянное ими вызвало большой общественный резонанс.

По словам прокурора, Статкевич и Усс, действуя по предварительному сговору, организовали массовые беспорядки, сопряженные с погромами, поджогами, уничтожением имущества.

Класковский, по версии обвинения, организовал и участвовал в массовых беспорядках. Он также оскорблял работников милиции в связи с исполнением ими служебных обязанностей и самовольно присвоил звание должностного лица, надев форму офицера милиции.

Остальные фигуранты обвиняются в участии в массовых беспорядках, попытке проникновения в Дом правительства, битье по стеклам дверей, заграждениям, щитам милиционеров.

Прокурор обратил внимание на то, что обвиняемые своей вины не признали, но следствие уверено — все они виновны.

  
-30%
-40%
-20%
-20%
-10%
-10%
-30%
-30%
-20%