178 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  2. Беларусь лишили права проведения этапа Кубка мира по биатлону
  3. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  4. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  5. «За попытку скрыться». Задержали работника «Белоруснефти», который записал видео против насилия
  6. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  7. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  8. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  9. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  10. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  11. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  12. В «Песочнице» засадили овощами новые грядки, теперь полить и прополоть лучок может любой минчанин
  13. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  14. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  15. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  16. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  17. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  18. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  19. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  20. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  21. Замначальника Генштаба рассказал о возможной отработке нанесения авиаударов НАТО по Беларуси и России
  22. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  23. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  24. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  25. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  26. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  27. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  28. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  29. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  30. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»


Ольга Решетилова,

фотоВо вторник шесть европейских стран - Чехия, Польша, Венгрия, Словакия, Австрия и Германия - обнародовали заявление, в котором осудили действия белорусских властей относительно оппозиции. Присоединиться к заявлению было предложено и Украине, однако, как в Братиславе объяснил премьер-министр Николай Азаров, государство не успело этого сделать из-за процедурных моментов: по его словам, текст соглашения в Киеве получили только во вторник утром. "Происходящее в Беларуси не может нас не беспокоить. И вот эту обеспокоенность, и учитывая оценки, которые сейчас высказываются европейскими странами, у нас есть возможность донести до руководства Беларуси другими методами, что мы, кстати говоря, и делаем", - сказал Николай Азаров.

Эту довольно неопределенную позицию Украины относительно ситуации в Беларуси в Минске придется реализовывать не кадровому дипломату, а политику с опытом Роману Бессмертному. На должность Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Республике Беларусь его год назад назначил еще Виктор Ющенко. "День" встретился с Романом Петровичем в украинском посольстве в Минске, где посол как раз радушно принимал делегацию из Киева. Нужно сказать, что в этой роли он выглядел органично, однако, действительно ли чувствует себя непринужденно в стране стратегических украинских интересов человек, привыкший быть в эпицентре внутренней политики? Что за год пребывания в Беларуси увидел Роман Бессмертный и какой он видит из Минска ситуацию в Киеве - об этом в интервью "Дню".

- Готовясь к этому интервью, я натолкнулась на одно интересное совпадение. Ровно десять лет тому - 10 февраля 2001 года - в нашей газете вышла беседа с Гостем "Дня" - Романом Бессмертным. Помните, это был разгар кампании "Украина без Кучмы", бурные времена, а Вы тогда были представителем президента в Верховной Раде. За последующих десять лет после того интервью в Вашей жизни было немало сногсшибательных сюжетов. Как Вы сами оцениваете свой путь: от представителя Леонида Кучмы в Верховной Раде, через Майдан, Кабмин - и до посла Украины в Беларуси?

- Знаете, мне сейчас вспомнились слова героя Галушки из пьесы Корнейчука "В степях Украины", который говорил: "Каждый себе строит цветущую жизнь... как магьоть". (Смеется). А если углубляться и анализировать, то за некоторые поступки мне стыдно, некоторыми горжусь, некоторые события не хотел бы и вспоминать, а некоторые - пережил бы еще раз. Но я ни от чего не открещиваюсь - ни от грехов, ни от поступков. Это все мое. Могу сказать лишь одно: за эти годы не было преступлений. А ошибки были. Это понимаешь уже с опытом.

- С 1990-х годов Вы постоянно находились в эпицентре украинских событий. В настоящее время не чувствуете собственную отстраненность от внутриукраинской ситуации?

- Впервые за всю мою политическую карьеру в 2008 году я решил покинуть политику как таковую. Но тогда случилось так, что политика сама начала заниматься мной. Сложились обстоятельства, которые я побороть не смог, и вынужден был вернуться. Сначала в Секретариат, потом в партию, потом принимать участие в выборах. И говорить, что, работая послом в Беларуси, я чувствую себя в стороне, когда я убегал от политики, было бы неправильно. Я хотел этого, хотел уйти из политики. Чувствовал, что я как человек могу слишком дорого заплатить за свое дальнейшее пребывание в политике. Решение - не мое решение - быть послом в Беларуси после года пребывания здесь меня приятно поразило. Тот опыт, который я обрел за это время, неоценимый. Скажу так: украинцы даже не представляют, в каком раю они живут.

- И как же вам работается здесь после нашего рая?

- Работается, как и на любой работе. У меня бывали и более сложные ситуации. Опыт работы в парламенте, в Кабмине позволяет мне быстрее решать все вопросы. Я приятно поражен коллективом посольства, людьми в Беларуси, работой, которая здесь ведется. Ощущения дискомфорта, которого ожидал в начале, нет. Почему Беларусь - не могу Вам ответить. Не я выбирал и не я принимал решение.

- Вы попали в Беларусь в довольно интересное время. Как оцениваете белорусский избирательный процесс-2010? Как думаете, почему оппозиции все же не удалось получить желаемый результат?

- Во-первых. Когда украинец (украинка) говорит "избирательный процесс", он (она) вкладывает в эту фразу определенное содержание. С точки зрения украинцев, у белорусов выборов не было. Я видел украинские, грузинские, чешские, польские, британские выборы. Но то, что увидел в Беларуси, оставило странные ощущения. Что такое выборы по-белорусски? Это выборы без внешней рекламы, без любых (больших или малых) собраний людей, это выборы, когда на всех каналах лишь один человек. А затем мне открыли тайну: оказывается, что настолько открытых выборов в Беларуси, как в 2010 году, еще не было. Не даю никому оценку - белорусы должны жить своей жизнью, украинцы - своей. Но могу сказать: я не смог бы жить в таких условиях. Или сделал бы все, чтобы побороть такую ситуацию, или это государство побороло бы меня. В Украине я делал все, чтобы у нас таких выборов больше никогда не было.

- Вы не исключаете, что такие выборы все же в Украине еще могут быть?

- Кто его знает. Опять вспоминаю того героя: "Каждый себе строит цветущую жизнь... как магьоть".

- Недавно в "Дне" вышло интервью с Евгением Жеребецким, который сказал, что последние 20 лет внешняя политика России - это сплошная работа спецслужб. Какая роль российских спецслужб в белорусском "избирательном процессе"?

- Я не знаю страны, в которой бы внешняя политика не была объектом спецслужб. Что касается Беларуси (как и других стран), Россия имеет здесь очень большой интерес, который не мог не быть сопровождаемый спецслужбами, разведкой, резидентурой, дипломатами... В каких лицах, картинах и сюжетах - пусть ответ на этот вопрос дают спецслужбы Беларуси. Для меня самым важным было, чтобы в поединке спецслужб России и Беларуси выиграла Украина.

- Выиграла?

- Жизнь покажет...

- Кого из лидеров белорусской оппозиции вы считаете самым сильным?

- Я бы выделил несколько фигур. Хочу именно на них сосредоточить внимание и сказать, что они имели и имеют шансы на победу как самостоятельно, так и в составе политических сил. Бесспорно, это Андрей Санников. Бесспорно, это Владимир Некляев. Бесспорно, Александр Милинкевич. У белорусской оппозиции, как и у белорусской власти, есть вожаки, и есть лидеры. Не могу согласиться с теми, кто говорит, что у белорусского народа нет лидеров. Просто нужно глубже анализировать ситуацию. И не быть пренебрежительным по отношению к белорусскому народу.

- Какая же позиция Украины относительно ситуации в Беларуси? После событий 19 декабря было заявление МИД о том, что экономические отношения с белорусами нам важнее, и показалось, что Украина решила обменять демократические принципы на экономическую выгоду. Правда, позже, находясь в Польше, Виктор Янукович сказал, что надеялся на то, что Александр Лукашенко изменится к лучшему и что тот перегнул палку с оппозицией.

- Первое. Позиция Украины абсолютно четкая. Украина не может поддержать и никогда не поддержит те шаги, которые были сделаны по отношению к белорусской оппозиции, а также гражданам Украины 19 декабря 2010 года. Это не с европейскими, христианскими, украинскими ценностями. Нет таких интересов - экономических, финансовых, имущественных, банковских, которые можно променять на права человека. Нет такой цены.

Второе. Украинцы и белорусы имеют тысячу километров общей границы, которая, кстати, до настоящего времени не демаркирована. А это значит, что дестабилизация ситуации в Беларуси для Украины является очень опасной. Поэтому мы вынуждены в первую очередь обращать внимание на этот факт. Мы всячески будем сотрудничать с Беларусью. Это 9-миллионный народ. Это 5 млрд долларов товарооборота в год. Это рабочие места. Это доходы украинских и белорусских семей. Кроме того, есть общие экономические проекты, в которые сегодня включены не только Украина и Беларусь, но и Литва, Латвия, Эстония, скандинавские страны, страны Черноморского бассейна. Ввиду своей многосторонности эти проекты не могут зависеть от отношений двух государств. Поэтому экономическое сотрудничество будет.

Третье - гуманитарное сотрудничество. Ежедневно в Беларусь приезжает до десятка делегаций, коллективов из Украины, которые выступают с концертами, показывают кино, ведут переговоры. Это отношения между людьми, и ими нужно дорожить.

- Как продвигается упомянутый Вами процесс демаркации границы?

- Он уперся всего-навсего в обмен ратификационными грамотами. Как отмечали руководители наших государств, нам осталось совсем немного. Пути для решения этого вопроса ищутся. Он связан с так называемыми долгами Украины. И я буду счастлив, если за период моей работы здесь украинскому правительству, МИД под руководством президента удастся решить эту сложную проблему, которая затянулась.

- Вы не хотели идти на инаугурацию Лукашенко?

- Я сделал так, как должен был поступить и гражданин Бессмертный, и посол Украины. Я туда не пошел.

- Интересно, что украинские СМИ написали, что Украина была представлена послом Бессмертным...

- (Длится пауза)

- Ну, хорошо. Перейдем к следующим вопросам. Вы, наверное, следите за тем, что происходит в России с украинской общиной. Какая ситуация с украинцами в Беларуси? Здесь тоже нет украинских школ, кроме воскресной, нет культурного центра, нет библиотеки украинской литературы. Ведется ли работа по решению этих проблем?

- На сегодня вся работа сосредоточена в посольстве Украины. Еженедельно мы проводим встречи украинцев с показом фильмов, дискуссиями и общением. Над вопросом школы и библиотеки мы непрерывно работаем. Основная проблема в том, что украинцы в Беларуси сосредоточены локально - это южные районы Брестской и Гомельской областей. В Минске меньше украинцев. Еще есть отдельные центры, где много крымских татар, огромная колония которых сюда была завезена в середине XVI века. Поэтому здесь мы работаем по двум направлениям.

Все украинские общественные организации мы перерегистрировали в посольстве, держим с ними постоянную связь, они постоянно проводят разные мероприятия. Самое интересное, что было в этом году проведено нами - это украинские вечерницы. В настоящий момент мы начали ремонт здания для библиотеки, который планируем закончить до конца мая. При посольстве работает культурно-информационный центр, который собственно и занимается проведением разных мероприятий.

- Культурные кружки и внутренние мероприятия - это прекрасно. Но мы с Вами знаем, что в современном мире культурная экспансия происходит иным образом. И в Киеве, и в Минске действуют Гете Институт, Британский Совет, Польский Дом. Консул Российской Федерации в Харькове недавно заявил об открытии "Кабинетов Русского Мира". Я имею в виду культурные центры, которые на другом, качественном уровне проводят гуманитарную политику за пределами своих государств.

- Я с Вами совершенно согласен. Здесь есть в чем упрекнуть и посольство, и МИД, и украинское правительство, и Верховную Раду, которая принимая бюджет, не выделяет средства даже на то, чтобы напечатать презентационные книги. Я скажу даже больше: ежегодно Польша забирает к себе на обучение до пятидесяти наилучших белорусских студентов. У нас тоже была подобная программа - ее закрыли, хотя тропинка к ней не зарастает. Для белоруса учиться в украинском университете - это престижно.

- К событиям в мире. Вы же следите за тем, что в настоящий момент происходит в Египте. Ассоциации с Майданом возникают?

- Почему же не возникают? Нынешнее тысячелетие - это тысячелетие Майданов и больших социальных сдвигов. Неслучайно оно началось из социальных сетей. Это тесно связано. Глобализация породила новый тип активности граждан. Между Майданом в Тунисе, в Египте, в Украине, в Грузии, в Сербии, в Чехии нет абсолютно никакой разницы. Одни были до Киева — другие после Киева. Но организационно, методологически они - близнецы.

Объяснение простое. Гражданское общество — это образ жизни: киевлян - украинцев - европейцев - граждан мира. Парадоксальность ситуации заключается в том, что ни одна власть пока еще не уловила этого. Люди заходят во властные кабинеты - и утрачивают ощущение того, что такое гражданское общество.

- Египтяне тоже впоследствии разочаруются в результатах своей революции?

- Разочарование наступает тогда, когда ты ожидаешь манны небесной. Когда было подписано Конституционное соглашение, и якобы наступил мир в отношениях парламента и президента, мне в голову пришла мысль, что в действительности начинается каторга, потому что начинается работа. Когда мы приняли Конституцию, я сам себе сказал: они радуются, потому что еще не знают, какой их ад ожидает. Когда лидеры ушли с Майдана, а мы еще долго-долго с Юрием Луценко и Тарасом Стецкивым разбирали завалы, думал, что даже не представляю, какая работа ожидает меня впереди. Как Леонид Кучма выполнял программу Народного Руха, в котором кто-то разочаровался, так Виктор Янукович выполняет программу Майдана, в которой кто-то разочаровался. Это вам говорит не сегодняшний дипломат - это вам говорит историк.

Майдан - это выдающееся событие, которое заставило весь мир говорить об Украине и украинцах, жить иначе. А это "иначе" началось на следующий день после того, как Виктор Андреевич выпустил голубей.

- Вы знаете, мы в "Дне" неоднократно подчеркивали то, что Майдана могло бы и не быть, и он был бы не нужен, если бы выборы 1999 года закончились с другим результатом.

- Когда Юрию Луценко исполнялось 40 лет, я его поздравлял, а он сказал мне: "Все должны помнить, что когда мы с тобой сходимся, избежать Майдана невозможно".

1999 год закончиться иначе не мог. Он был обречен на этот результат. Много брать на себя не буду, но скажу: есть люди, есть поступки и есть результат.

- Кстати, о людях и результате. Вы вспомнили трех полевых командиров Майдана - Бессмертного, Стецкива и Луценко. Ирония судьбы: первых два в настоящий момент сидят во властных кабинетах, а третий — в несколько другом месте.

- Я не понимал тогда, когда закрыли Колесникова, - за что. И не понимаю, за что закрыли Луценко. Если это месть, то люди, которые это делают, стелют себе дорогу в ад. Я общаюсь и со Стецкивым, и с Филенко по поводу этого факта. И если бы мне сегодня не говорили, что я в ссылке, может, я бы что-то сделал.

- А вы в ссылке?

- Я лично так себя не чувствую. Единственное, что могу сказать: никогда не совершу чего-то против позиций гражданина Бессмертного.

- И никогда не поступали вопреки собственным позициям?

- Поступал. И за эти случаи мне стыдно. Но то было в прошлом.

- Как думаете, Вы надолго в Минске?

- Это не от меня зависит. Я - раб труда.
-35%
-15%
-20%
-5%
-25%
-10%
-50%
-15%
-10%