Вадим Буданов,

Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в Республике Беларусь Мишель Ренери рассказал корреспонденту TUT.BY, для чего Европа стремится "демократизировать" Беларусь, как борются во Франции с коррупцией и почему на полках наших магазинов почти нет французских товаров.

"После поражения французской сборной по футболу многие впервые услышали о вашей стране"

- Господин Посол, позвольте начать интервью со спортивного вопроса. Белорусская сборная по футболу сыграла с Францией в сентябре, но наши ребята до сих пор под впечатлением от этой победы, а как ваши соотечественники восприняли поражение своей команды от сборной Беларуси?
 
- В первую очередь хочу сказать, что ваши ребята, конечно, молодцы. Поздравляю, они играют достойно и сейчас в группе занимают второе место. Мне кажется, что проигрыш от белорусской сборной был для нас своеобразным терапевтическим шоком и пошел нам на пользу. Вы помните, какая была ситуация у французской сборной на чемпионате мира в ЮАР. Наша сборная была полностью разбита от внутрикомандных конфликтов и проблем на уровне руководства.
 
Однако мне кажется, что теперь ситуация уже идет на поправку. Смена главного тренера начинает давать результаты. После встречи с белорусами мы выиграли у Боснии и Герцеговины, Румынии, Люксембурга, и теперь в подгруппе занимаем почетное первое место, что не может меня не радовать. Надеюсь, что ответный матч Беларусь-Франция, который состоится в июне 2011 года, будет достойным.
 
- Признайтесь, что наверняка много французов впервые узнали, что есть такая страна Беларусь?
 
- О да, вы абсолютно правы. Только и разговоров было первое время о том, что наши проиграли белорусам. Это было маленькой сенсацией, причем не только в спортивном мире, ведь во Франции трудно найти людей, которые знают что-нибудь о вашей стране. А сейчас при упоминании Беларуси у нас вспоминают, что сборная именно этой страны нас победила в футболе. Репортажи о матче настолько часто показывали по телевизору, что даже моя мама наконец-то запомнила, что есть такая страна, как Беларусь, и что ее сын там работает. До этого она всем говорила, что ее сын находится в России...
 
- Не могу не отметить, что вы прекрасно говорите по-русски. Где так хорошо овладели этим языком?
 
- Русский язык я изучаю самостоятельно, причем уже достаточно давно. Признаюсь, что интерес к русской культуре у меня был всегда, даже когда я и не мечтал о дипломатической карьере. Тридцать лет тому назад я работал учителем по физической культуре и тренировал сборную по гимнастике. В то время во Франции было очень мало специализированной литературы в этой области. Все новинки выходили исключительно на русском, так как советская школа гимнастики была на очень высоком уровне. Ситуация с переводчиками в то время была непростой, поэтому я начал сам читать со словарем. А первый раз услышал живую русскую речь в 1980 году в Москве, куда приехал на Олимпийские игры, правда, только в качестве зрителя.
 
"Не пойму, как можно жить в одном доме и не здороваться!"
 
- Некоторые дипломаты, которые живут и работают в Беларуси, пытаются освоить и "беларускую мову". Например, в этом плане многие белорусы могут позавидовать послу Швеции, настолько хорошо он говорит на нашем языке.
 
- Господин Эрикссон действительно пример для подражания. Я бы также хотел научиться "добра размаўляць па-беларуску". Проблема, как всегда, в нехватке времени. Хотя небольшие успехи у меня уже есть: я всегда прошу приносить мне прессу на белорусском языке, читаю небольшие и несложные произведения, но говорить пока трудно.
 
- Господин Посол, как вы представляли себе нашу страну до приезда сюда? Совпали ли ваши представления о нашей стране с тем, что вы увидели на самом деле?
 
- Мое первое знакомство с вашей страной состоялось именно тогда, когда я приехал в Минск в декабре 2009 года на дипломатическую службу. Раньше я никогда не был в Беларуси. И, к сожалению, как почти все французы, я немного знал о вашей стране. Но как только узнал, что был назначен Послом в Беларуси, решил восполнять пробелы: очень много читал – это и интернет, и книги, и газеты, также встречался с интересными людьми, имевшими или имеющими отношение к Беларуси. Уже трудно вспомнить, совпали ли мои представления с увиденным. Беларусь мне показалась еще лучше, чем я себе ее представлял. У вас красивая страна, и здесь люди очень приятные, добрые и хорошо образованные.
 
- Западные европейцы и славяне во многом отличаются в менталитете. По приезде в Минск были ли какие-то моменты, которые вас до сих пор удивляют?
 
- Я искренне думаю, что у нас та же культура, наши ценности общие, но в менталитете людей действительно есть различия. Например, в Беларуси меня продолжают удивлять отношения между людьми. Во Франции, Испании, Италии, когда вы живете в одном доме и даже незнакомы со своими соседями, и пусть, может быть, вообще никогда их не видели, но при встрече вы обязательно скажете им "здравствуйте". Мои белорусские друзья мне рассказали, что 20 лет прожили в одном доме, где соседи ни разу не сказали друг другу ни одного слова. У нас подобная ситуация невозможна. Однако этим простым примером я не хочу сказать, что во Франции люди более вежливы и хорошо воспитаны, чем у вас. Нет, у нас разные традиции. А вот у вас, в Беларуси, в автобусах, когда заходит пожилой человек, то ему сразу уступают место. Во Франции же часто можно видеть ситуацию, когда в общественном транспорте сидячие места заняты молодежью, а бабушки и дедушки стоят.
 
Французские товары не по карману среднему белорусу!
 
- Как в настоящий момент складываются экономические отношения между нашими странами?
 
- По правде говоря, для меня этот вопрос – большое огорчение. Когда я приехал сюда, то поставил цель – развивать экономические отношения между нашими странами, надеясь довести сотрудничество в области экономики до высокого уровня. Но спустя 10 месяцев после моего прибытия я констатирую, что этот процесс идет очень медленными шагами. Почему? Я думаю, что французские инвесторы не привыкли к вашей стране. Наши бизнесмены боятся привозить сюда капитал, а с экономическим кризисом ситуация еще больше усложнилась. И если даже кто-то скажет, что в Беларуси рай для иностранных предприятий, то многие отнесутся к этим словам с долей сомнения.
 
- Многих белорусов наверняка интересует вопрос, почему в нашей стране французских товаров (за исключением вина) днем с огнем не сыщешь?
 
- Франция известна во всем мире как производитель качественных товаров, а они, как мы знаем, стоят дорого. Не секрет, что средний потребитель чаще всего отдаст предпочтение цене, даже несмотря на качество. Поэтому французские товары не всегда доступны для бюджета среднего белоруса. Я искренне считаю, что проблема – в стоимости.
 
Хорошее французское вино стоит дорого, а с учетом дополнительных расходов по перевозке и таможенному оформлению цена для белорусского покупателя становится и вовсе заоблачной. Сам лично я бы не стал покупать здесь французские вина, лучше бы взял чилийское или аргентинское – их качество неплохое, но цены значительно ниже.
 
- А какие белорусские товары могли бы пользоваться популярностью во Франции.
 
- Меня часто спрашивают об этом. В первую очередь я бы мог отметить белорусский лен. Производство льняных изделий является, на мой взгляд, довольно многообещающей отраслью, которая содержит в себе взаимный интерес для обеих стран. Знаю также, что белорусский хрусталь неплохого качества.
 
- Мы затрагивали тему экономического кризиса. Скажите, а как в вашей стране боролись с этим глобальным явлением и в каком состоянии сейчас французская экономика?
 
- Хотел бы подчеркнуть, что президент Николя Саркози один из первых понял, что источник этого кризиса – банковская система. Именно он представил идею встречи президентов самых крупных банков в мире для урегулирования имеющихся проблем в банковской системе, показав тем самым, что это кризис не только для Франции, Европы, но и для всего мира. Реформа денежной политики станет также одним из приоритетов председательства Франции в "Большой двадцатке". Сейчас ситуация улучшается, но кризис еще не пройден. Нам нужно жить в режиме строгой экономии. И это касается и государства в целом, и каждого потребителя в частности.
 
О Саркози, коррупции и демократии
 
- Кстати, как французы относятся к личности Николя Саркози? Изменился ли со временем после выборов его рейтинг и в какую сторону?
 
- Мне трудно высказываться по поводу президента, ведь он как-никак мой начальник. По опросам, у него сейчас упал рейтинг популярности, но все мы знаем, что спустя два-три года после выборов рейтинг президента действительно заметно снижается. Это нормально. Если вы сравните рейтинги Жака Ширака и Франсуа Миттерана в момент прихода к власти и три года после выборов, то заметите, что за три года рейтинг значительно упал. Что будет потом, это зависит лишь от политики Николя Саркози, прогнозировать не берусь.
 
- Борьба с коррупцией в странах СНГ – головная боль. А как во Франции обстоят с этим дела?
 
- Не скажу, что это очень серьезная проблема для Франции. Хотя это действительно настоящее бедствие для всего мира, с которым нужно бороться каждый день. Отмечу, что для каждой страны острота и специфика коррупции разная.
 
Я работал в Африке, и там совершенно нормальная ситуация, когда при встрече с полицейским (даже если у вас все в порядке), вам нужно дать деньги. Это первый уровень коррупции. В других странах вам придется кому-либо давать взятку, если вы хотите открыть предприятие или магазин. Это второй уровень коррупции. Скажу откровенно, я никогда в своей жизни не сталкивался с проблемой коррупции во Франции - никогда. И я ни разу не слышал о подобных проблемах в моем окружении. Это правда.
 
- Честно говоря, кажется немного нереальным. Вы считаете, это менталитет людей или особая среда, в которой этому явлению просто не дают пустить корни?
 
- И то и другое. Я считаю, что все цивилизованные страны могут избежать этой проблемы. Прежде всего важна сила закона. Это значит, если у кого-то будут вымогать взятку или, наоборот, кто-то ее собирается кому-то предложить, и та и другая сторона могут обратиться в компетентные органы, которые разберутся в ситуации, учитывая интересы и права каждой стороны.
 
- Хотел поинтересоваться таким вопросом: зачем Европе "насаждать" свои демократические ценности нашей стране, тем более об этом ее никто не просит?
 
- По-моему, трудно жить в одном обществе, где у каждого свои правила и ценности. Мы хорошо это осознаем в рамках единой Европы. Чтобы запустить такой проект, как Европейский союз, пришлось многое сделать: не только создать единый рынок, прийти к единой валюте, но и унифицировать законодательные базы, основываясь на единых демократических принципах. А это очень непросто: у каждой страны своя история, своя культура. Мне кажется, что для нормального сотрудничества стран ЕС со своими соседями в сфере экономики или политики, спорта или культуры, нужно прийти к общему знаменателю и в системе принципов и ценностей. Это прагматизм международных отношений.
 
- Спасибо, господин Посол, за обстоятельную и откровенную беседу.
 
{banner_819}{banner_825}
-10%
-30%
-20%
-10%
-10%
-11%
-25%
-50%
-20%
-15%
-20%