Геннадий КОСАРЕВ,

Европейская комиссия разработала проект совместного промежуточного плана (Joint Interim Plan) для Беларуси. Двадцатистраничный документ включает перечень реформ, которые необходимо провести в течение трех-пяти лет. На кого теперь делает ставку Евросоюз, каковы перспективы двухстороннего сотрудничества в рамках Восточного партнерства и когда разрешится двойственная ситуация с санкциями в отношении высокопоставленных белорусских чиновников, "Завтра твоей страны" рассказал магистр политических наук, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (Литва) Денис МЕЛЬЯНЦОВ.

- В чем новизна разработанного Еврокомиссией совместного промежуточного плана?

- Евросоюз впервые готовит тактический документ по отношению к Беларуси, который прежде должен быть одобрен белорусскими властями. Со следующего года начнется достаточно длительный переговорный процесс по адаптации того черновика, который подготовила и передала для обсуждения в Совет Евросоюза Европейская комиссия.

Сам документ пока не открыт. Его в лучшем случае будут презентовать в следующем месяце. После Нового года, если выборы в Беларуси пройдут более или менее открыто (как надеется ЕС), будут сняты все препятствия для начала переговорного процесса.

Самое главное в этом документе -- предложения секторальных реформ для Беларуси по самым разным направлениям, смысл которых заключается в приближении страны к европейским стандартам, и экономическая интеграция с Евросоюзом. План является техническим практическим выражением целей, которые поставлены в Восточном партнерстве. Каждая из этих реформ будет подробно обсуждаться с белорусскими экспертами и чиновниками. Почему он и называется "совместный план" - Joint Interim Plan, потому что это своеобразный заменитель основополагающего договора между Беларусью и ЕС, который должен быть утвержден двумя сторонами, чтобы он эффективно выполнялся.

- Каковы сегодня у Беларуси шансы на сближение с Европой?

- Шансов на самом деле много, было бы желание. Евросоюз предложил Беларуси многое, начиная от способствования экономическим реформам, улучшения состояния окружающей среды и заканчивая политической реформой вплоть до ассоциации с Европейским союзом, зоны свободной торговли и безвизового режима. ЕС также предлагает финансовую помощь, доступ к своим фондам, но в обмен Беларусь должна провести политические реформы, улучшить ситуацию с правами человека, провести свободные выборы.

Это означает, что Беларуси тоже многое предстоит сделать. И здесь вопрос, скорее, заключается в политической воле белорусского руководства. А для европейской стороны сейчас стоит задача и даже дилемма, сможет ли Евросоюз сбалансировать свои желания политического переустройства Беларуси с желанием официального Минска меняться как экономически, так и политически.

Если Евросоюз предлагает политическую трансформацию, то Беларуси от него, в первую очередь, нужны деньги на инфраструктурные проекты. Если в ходе переговоров по этому плану будет найден общий знаменатель, то ситуация будет продвигаться очень быстро. На сегодняшний день можно сказать, что она заморожена до тех пор, пока в Беларуси не пройдут президентские выборы. Сейчас, естественно, не время начинать крупномасштабные переговоры по этому плану.

- А когда придет время?

- Где-то в январе-феврале 2011 года.

- Каковы перспективы двухсторонних отношений Беларуси с ЕС в рамках Восточного партнерства?

- Перспективы двухстороннего сотрудничества пока никакие, потому что для нас в рамках Восточного партнерства открыт только многосторонний трек. Пока не ратифицирован договор о партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом, нет легального основания для двухсторонних отношений. Беларусь не участвует как полноправный член в Европейской политике соседства, и по той же причине она не участвует в двухстороннем измерении Восточного партнерства.

Хотя это, наверное, самая интересная сфера сотрудничества Беларуси и ЕС. Во-первых, там предусмотрено более серьезное финансирование, а во-вторых, более интенсивно можно реализовывать более масштабные проекты без втягивания третьих стран в это взаимодействие. Чтобы для нас открылись двухсторонние отношения, нужно либо договориться по совместному плану, который предлагается и будет временной заменой основополагающему договору, либо подписать и ратифицировать новый вариант договора о сотрудничестве и партнерстве. До той поры отношения технически возможны, но, по большому счету, крупных двухсторонних проектов ожидать пока нельзя.

- Каково отношение Европы к белорусской оппозиции? Как ее сегодня воспринимают в Европейском союзе?

- Это достаточно сложный вопрос. Я думаю, что оппозиция, конечно, рассматривается как альтернатива существующей в Беларуси власти, оппозиция имеет доступ к европейским структурам, имеет возможность доносить свое альтернативное видение развития Беларуси. Представителей политических партий приглашают и на слушания в Европейский парламент, и на различные встречи с участием европейских политиков и чиновников. В этом отношении мало что изменилось.

Но, с другой стороны, усилилось мнение о том, что белорусская оппозиция – это не тот инструмент, который может привести к изменениям внутри Беларуси в сторону демократизации. Если раньше ЕС и США делали ставку исключительно на белорусскую политическую оппозицию, на возможность бархатной революции, то на сегодняшний день все больше укрепляется мнение о том, что необходимо сотрудничать с действующей властью, постепенно вовлекать ее, в первую очередь, в экономические отношения, чтобы постепенно через не политизированные сферы втягивать Беларусь в общеевропейские процессы, чтобы в конце концов она демократизировалась через экономику, межкультурные отношения.

- Что вы скажете по поводу продленных и параллельно замороженных санкций ЕС в отношении высокопоставленных белорусских чиновников?

- У Евросоюза сейчас просто нет иного выхода, как продолжать эту странную схему одновременного продления санкций с их же заморозкой. С одной стороны, Евросоюз не может полностью отменить санкции, поскольку не наблюдает достаточных для этого оснований – Беларусь не выполняет те требования, которые были поставлены перед ней, либерализация внутри страны движется очень маленькими шажками.

С другой стороны, поскольку с 2008 года у Беларуси и Евросоюза наметилось потепление в политических отношениях, идет активная торговля, геополитически Беларусь несколько отдаляется от России, приближаясь к Западу, и до сих пор не признала независимости Абхазии и Южной Осетии, то заморозка санкций является своего рода поощрением. Этим авансом Евросоюз демонстрирует свою добрую волю и намерения продолжать развивать отношения с Беларусью.

Полностью вернуть санкции Европейский союз тоже не может, поскольку кое-какая либерализация все же наметилась. Да и если ЕС в полной мере опять введет санкции, то в некоторой степени это даже будет рассматриваться как провал европейской внешней политики втягивания и потерю "лица" самого Евросоюза, что европейским политикам совершенно не нужно. Исходя из этого, и сохраняется такая странная двойственная ситуация с санкциями.
-20%
-47%
-50%
-45%
-21%
-10%
-50%
-20%
-30%
-20%