Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  2. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  3. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  4. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  5. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  6. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  7. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  8. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  9. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  10. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  11. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  12. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  13. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  14. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  15. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  16. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  17. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  18. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  19. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  20. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  21. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара РТБД. Что известно?
  22. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  23. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  24. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  25. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  26. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  27. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  28. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  29. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  30. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи


Алексей ВАЙТКУН,

фото
О белорусской политике ходит немало легенд и слухов. И кто как не человек, который видит этот конвейер изнутри, может помочь расставить все точки над "и". Как к женщинам относятся в белорусской политике? Как в ней выжить? Об этом и о многом другом без прикрас рассказала экс-депутат Палаты представителей Ольга Абрамова.
 
Вам не бывает страшно, когда вас зовут участвовать в прямом эфире?
 
Нет, потому что это очень интересно! К сожалению, прямой эфир - это очень редкое явление для Беларуси. Я наибольшее удовольствие получаю от общения именно в таком формате. 
 
Чем вам так нравится такой формат общения?
 
Для политика прямой эфир - это адреналин в кровь. Здесь сразу чувствуется полная отдача зрителей и слушателей. 
 
Политику можно сравнить с прямым эфиром?
 
Да, конечно! Политика - это непрерывный прямой эфир.  
 
Но ведь это вечный стресс! Насколько хватает сил жить в таком ритме?
 
Люди, которые не склонны жить в вечном стрессе, в политику не идут. Если они туда случайно попадают, их быстро сбрасывают с круга. Политика - это стиль жизни. Даже в более благополучных странах с многовековой историей демократии политики сталкиваются с большим количеством нестандартных ситуаций. Мы ежедневно и ежечасно обязаны на них реагировать. В Беларуси как в стране с переходным типом политики и экономики сам Бог велел жить в таких условиях - поэтому не нужно жаловаться!

Как долго вас политика принимала?
 
Это произошло практически сразу. Я не задумывалась, принимает она меня или нет, потому что меня в политику бросила судьба. Совершенно случайно получилось, что у меня оказался комплекс личностных качеств, которые идеально подошли для этой сферы деятельности.  
 
Назовите, пожалуйста, ваши качества, которые подошли для политики.
 
Во-первых, это относительная стрессоустойчивость. Понятно, что человека, абсолютно не подверженного стрессам, просто нет. Во-вторых, помогла склонность к аналитическому образу мышления и стремление тщательно продумывать свои действия. Кроме всего прочего, не помешала склонность к анализу и прогнозу, усидчивость, терпение, умение вновь и вновь возвращаться к одной и той же проблеме.  
 
В обычной жизни вы такая же, как и в политике?
 
Если я планирую крупную покупку, то сразу включаю вышеперечисленные качества. Сначала все продумываю и только потом выстраиваю план покупки. В начале девяностых годов у меня, как и у всей страны, был очень сложный период в жизни. Тогда я дома вела гроссбух, куда включала в течение двух лет даже трамвайные талончики, приобретенные за день всеми членами семьи. Как современный человек может не планировать свою жизнь?  
 
Интересно, а внезапной вы бываете?
 
Безусловно, потому что без этого успех не получается! Моя внезапность проявляется в моментальном реагировании на экстремальные внештатные ситуации. У меня очень хорошее и нестандартное реагирование на подобные ситуации, что позволяет при резких колебаниях удержаться на круге. Ведь по большей мере я политик-одиночка.  
 
Кто такой политик-одиночка?
 
Это тот, кто не вписывается в формат власти и оппозиции. В западных посольствах есть многолетние критики, которые любят называть меня "как бы оппозицией". К моему стыду, мне было лень их опровергать. Я не считала нужным это делать, потому что мнe было чем заняться. Прежде всего, я таким образом экономлю силы. У каждого человека есть определенное количество энергии, которую он может потратить для достижения успеха. Кстати говоря, один из последних лозунгов моей компании был "Лучше быть, чем казаться!". Я считаю, что свои слова нужно доказывать практическими действиями. Моя биография состоит не из слов, а из конкретных поступков, которых хватит на всю белорусскую оппозицию.  
 
Одна из задач моего блога состояла в том, чтобы приблизились к политике простых людей. В ЖЖ я старалась максимально показывать свои радости и огорчения. Сегодня реальная политика очень отдалена от людей. Я бы сказала, что между политиками и простыми гражданами возникла зона отчуждения, серая и непреодолимая. И это происходит практически в каждой стране. Почему повсеместно в Европе происходит падение авторитета политических партий и их влияния? Потому что высокая политика оторвалась от повседневных нужд. С одной стороны, произошла сакрализация этой сферы, а с другой стороны - ее максимальная бюрократизация и отдаление от народа. Мне удобнее, чтобы я была как можно ближе к потребителям моего труда.  
 
И в то же время вы дистанцируетесь?
 
Я дистанцируюсь так, чтобы не было панибратства. Я не позволяю моим собеседникам хамить при беседе в интернете. Мной изначально было поставлено условие, по которому ненормативная лексика в блоге запрещена. 
  
Бывает ли в политике страшно? Если да, то в какие моменты?
 
Это очень интересный вопрос, которого мне еще ни разу не задавали. Безусловно, страшно бывает! Мои коллеги под занавес последнего созыва считали меня абсолютно бесстрашным человеком, который всегда спокоен, холоден, рационален и может изложить любую точку зрения. Некоторым людям, с чьим мнением я считалась не только в официальной обстановке, я говорила, что мне тоже бывает страшно. Многие не представляют даже, сколько я раз я себе мысленно давала себе пинка, чтобы встать и что-то сказать. Помню, как задавала много нелицеприятных и острых политических вопросов президенту. Я дважды была в полуобморочном состоянии, хотя для меня это нетипично. Хотя это не отразилось на моей речи и лице - поэтому коллеги ничего не заметили. Мне неоднократно приходилось преодолевать в политике чувство страха. 
 
Что вас может испугать?
 
Чаще всего пугает неизвестная опасность, потому что ты просто не знаешь, что произойдет в результате твоего выступления и отразится ли это на твоих близких. Я всегда давала себе отчет в том, где я живу и в каких условиях работаю. Кроме всего прочего, я не люблю выступать публично. Мне лучше писать, чем говорить. Может быть, это неожиданно и не совсем вписывается в мой образ, но так оно и есть. В молодости и в юности я была застенчивой девушкой, но упорно боролась с собой. 
  
Вы можете себе позволить поплакать?
 
Да, конечно! Но это не рыдания, связанные с тяжелой потерей близких и родных мне людей, а по другим поводам. Я не могу сказать, что я прошибаема слезой, но иногда могу себе позволить поплакать.  
 
Что еще не вписывается в ваш сегодняшний образ Абрамовой-политика?
 
Не вписывается то, как видят меня мои коллеги, и то, что они мне говорили о моей работе, когда мы прощались. Я после их слов поняла, что произвожу на людей другое впечатление, чем на самом деле являюсь внутри.  
 
На ваш взгляд, кому в политике тяжелее: мужчинам или женщинам?
 
Женщинам гораздо тяжелее и сложнее, потому что, во-первых, женщины более эмоциональны. Во-вторых, политика традиционно складывалась как мужская сфера деятельности. Скажем так: изначально размер был подогнан под мужскую, а не под женскую фигуру. Задача XXI века - подогнать этот костюм под женские размеры, и я думаю, что у представительниц прекрасного пола это получится. Кроме того, политика формировалась в патриархальном обществе и за счет этого несет в себе многовековые пласты людей, которые воспринимают эту сферу деятельности исключительно мужской. В политике дам вперед пропускают только в буфете. Более того, мужчины надеются на то, что женщины будут тихонько плакать в уголке и не предъявлять претензий, если их пытаются "задвинуть". Иногда обращение с женщинами в политике выходит за рамки корректности. Некоторые политики считают, что, "отпрессовав" нас, они смогут доказать собственную значимость. В белорусской политике это распространено. 
 
Как вы этому противостояли, когда работали в этой сфере?
 
Есть люди, которые не понимают ничего, кроме жесткости. Для 95% политиков достаточно разговаривать на языке логики, и только потом они говорят, что у меня абсолютно не женское мышление. Но это же комплимент! 
 
Ваши две разные половины никогда не перевешивают чаши, как весы?
 
Как нас учили классики, единство и борьба - это замечательно! Тем более, не только в женщине есть мужское начало. В любом мужчине есть чисто физиологическое мужское начало. Мы все прекрасно сосуществуем, и большинство из нас по этому поводу совершенно не переживает.  
 
Вы со своей логикой наверняка могли отбросить многих мужчин, которые работали рядом с Ольгой Абрамовой?
 
Я не вижу смысла это делать. Наоборот, у меня всегда есть презумпция невиновности по отношению к моему потенциальному визави или партнеру. Мое жизненное правило - работать на совпадении интересов. Людям должно быть выгодно работать со мной. А мне нужно с их помощью получать положительный результат. 
 
Какой-то личный момент может туда втесаться? Например, дружба?
 
Для меня дружба в политике - это табу. Я просто не считаю нужным и возможным дружить в политике, потому что это не та сфера.

Какие еще табу сложились за годы вашей работы в политике?
 
Еще одно табу для меня - не брать взяток. Есть моменты, которые мне не хочется обсуждать, потому что они связаны с личной этикой. Хочу вам назвать еще одно табу: если нет крайней нужды, лучше не обсуждать пол и национальность человека. Здесь я бескомпромиссна и могу отвечать только на выпады в мой адрес.  
 
За годы в политике как вы менялись сами?
 
До прихода в политику я была о себе гораздо лучшего мнения. Думаю, эти качества сформировались как следствие пребывания в этой сфере. В политике черствеет душа, и мне не один раз приходилось говорить об этом в аудиториях вузов. И, когда молодые люди после лекции говорили, что они обязательно пойдут в политику, я повторялась, что никому не советую выбирать эту сферу. Постепенно ты становишься не в состоянии реагировать на многие значимые для тебя вещи. Например, на поэзию. Раньше в сложные жизненные моменты я могла почитать Пушкина, Ахматову, Цветаеву, Есенина и многих других авторов и утешиться таким образом. Сейчас это исключено, и, скорее всего, в такой ситуации я возьму какой-то легкий романчик. Такие вещи можно проследить по всему спектру. Я потеряла достаточно много в общении с семьей. Мы с мужем мыслим на одной волне, и именно от него я получала лучшие советы в политике. Тем не менее, из-за политики я очень много упустила в общении с мужем и сыном.  
 
Вы не болели звездной болезнью, находясь в политике?
 
К счастью, меня Бог миловал, потому что я всегда больше думала о деле. В самые первые годы, когда я только начинала публиковаться под своей фамилией, мне нравилось перечитывать свои публикации по несколько раз в день. В течение двух лет я писала аналитику в газете под псевдонимом. И эта газета увеличила свой тираж с девяти до ста тринадцати тысяч экземпляров. Конечно, это не только моя заслуга. В то время было очень много талантливых людей. 
 
Белорусская политика - какая она?
 
Заниматься белорусской политикой - это то же самое, что плыть в болоте. Только представьте себе степень сопротивления среды. Даже если вы хотите доплыть до берега и достичь результатов, все равно будете плыть в болоте. Я согласна с высказыванием, что белорусской политикой занимаются очень мужественные люди. Здесь такое количество сложностей и проблем, которых нет во многих сферах.  
 
Как вам сегодня живется с приставкой "экс"?
 
Хорошо живется! Грех жаловаться. По крайней мере, гораздо лучше, чем жилось многие годы до этого. У меня много планов, и я себя отлично чувствую. Есть ситуации, когда нужно взять передышку. Политика - это такая сфера, в которой нужно иметь не короткое, а длинное дыхание. Я всегда считала, что проигрывать нужно уметь достойно: не рвать на себе волосы, не плакать в уголке, а начать заниматься чем-то другим.
 
Для меня не было неожиданностью то, что я не прошла. За несколько месяцев до этого я знала, почему мне готовят большой "бэнц".  
 
Как вы себя успокаивали?
 
Мне не нужно было себя успокаивать: я была абсолютна спокойна. Это было не самым большим испытанием. Я благодарна судьбе и людям, которые дали мне передышку. Иначе вы увидели бы вместо Ольги Абрамовой рудничную лошадь, продолжающую мотать один и тот же круг. А мне уже там стало не интересно.  
 
Есть ли у вас внутреннее ощущение того, что вы сильный человек?
 
Да, такое ощущение есть, хотя оно было не всегда. Я уверена в себе, и меня довольно сложно выбить из седла. Это ни в коем случае не касается карьеры. Думаю, мне повезло с генетикой. Мои родственники принимали правильные решения в сложных жизненных ситуациях. Сама жизнь столько подкинула моему поколению, что уцелевшие люди сумели выработать в себе адаптивные качества.  
 
За время вашей карьеры вам же приходилось падать? Как после таких падений восстанавливаться?
 
Да, конечно, падать приходилось неоднократно! За все годы был только один тяжелый случай, когда я оказалась в унынии. Мне даже пришлось уехать на рождество к друзьям в Германию. В подобных случаях нужно просто сменить обстановку. Именно это помогло мне выкарабкаться.
 
По политическим причинам меня пытались уволить четыре раза. В 2008 году на пятой попытке меня уволили. И это не было теми случаями, которые меня бы подкосили. Страшно только первый раз. Первый раз нас увольняли в 1991 году в радиотехническом институте как пособников марксизма. Всех гуманитариев уволили без определенных причин.  
 
Скажите, пожалуйста, как жить так, чтобы не было стыдно?
 
Пожалуй, нужно жить в ладу с собой. Нужно включать свои внутренние часы - совесть. Она очень назойливая и будет всегда тебя грызть.
-53%
-20%
-50%
-15%
-30%
-25%
-15%
-23%
-15%