109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  2. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  5. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  6. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  9. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  10. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  13. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  14. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  15. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  16. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  17. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  18. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  19. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  20. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  23. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  24. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  25. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  26. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  27. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  28. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  29. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  30. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть


Александр ЗАЙЦЕВ,

Несмотря на целый ворох двухсторонних вопросов, нашедших отражение в повестке дня встречи президентов России и Беларуси Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко, которая пройдет 19 марта в подмосковном Завидово, основная тема беседы лидеров Союзного государства будет во многом перекликаться с диалогом, который в это же время будут вести в Брюсселе главы стран ЕС. А именно — участие Беларуси в политике Восточного партнерства.

Москва инициативу создания Восточного партнерства восприняла, мягко говоря, настороженно и неодобрительно, а со временем реакция приобрела и вовсе враждебные черты. Конечно, по заявлениям первых лиц государства этого сказать нельзя — ни Медведев, ни Путин за рамки дипломатических приличий в отношении Восточного партнерства выйти себе пока не позволили. Но в целом оценки прокремлевского политического сообщества весьма однозначны: Восточное партнерство — это антироссийский проект.

Не особо скрывают это и в Евросоюзе, который после российско-грузинского конфликта существенно подкорректировал свои взгляды на геополитические приоритеты Кремля, а особенно на имеющиеся у него рычаги влияния и инструменты воздействия. В Брюсселе еще могли понять, когда Россия добивалась поставленных целей с помощью газового вентиля, а вот переход на танки и тяжелую артиллерию Европу всерьез испугал. Восточное партнерство и стало своего рода реакцией на этот испуг.

Этот проект сегодня называют своего рода санитарным кордоном между ЕС и Россией. Но главная задача Восточного партнерства очевидна — снизить уровень влияния России на шесть постсоветских стран, в число которых входит и Беларусь. Задачу перед собой Евросоюз поставил непростую, так как у каждой страны из этой шестерки разный уровень отношений с Россией и зависимости от нее и различные взгляды на сотрудничество с ЕС.

Поставив перед собой столь сложную задачу, а именно необходимость привести все эти разности интересов к некоему единому знаменателю, Брюссель тем самым облегчил для России выбор контрмер. Москве достаточно вырвать из цепи одно звено, чтобы весь проект потерял свою нынешнюю привлекательность.

Таким звеном, вероятно, могла бы стать Молдова, президент которой Владимир Воронин к перспективам вступления в Восточное партнерство относится весьма скептически. Но лишь потому, что считает степень евроинтеграции своей страны и без того достаточной. С Ворониным, кстати, Медведев встретился накануне переговоров с Лукашенко. Так что, скорее всего, основные усилия в антипартнерской операции Россия сосредоточит на Беларуси.

Как считает политолог Николай Максимов, с точки зрения Москвы, вероятное участие Беларуси в Восточном партнерстве носит двусмысленный характер. По мнению эксперта, эта тема на встрече Медведева и Лукашенко обсуждаться будет, но давить на Минск по этому вопросу, так, как это делает Европа в отношении Беларуси по проблеме признания Южной Осетии и Абхазии, не станет.

"Я думаю, что Беларуси просто предложат еще раз всё хорошенько обдумать, взвесить все "за" и "против", оценить последствия, — сказал Николай Максимов в интервью "Белорусским новостям". — А последствия могут быть, в первую очередь, экономического плана. К примеру, Россия может заморозить вопрос доступа белорусских производителей к госзакупкам".

Эксперт аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич не исключает, что за неучастие Беларуси в Восточном партнерстве Москва вполне способна предложить Минску определенную цену, например, еще один кредит.

Политолог Николай Максимов, в свою очередь, полагает, что как такового торга между Лукашенко и Медведевым не будет: "Здесь не торговаться Беларуси надо — нужно выбирать. Оглядеться по сторонам, определиться, кто твой союзник, и сделать выбор". При этом, отмечает эксперт, стремление России воспрепятствовать участию Беларуси в Восточном партнерстве вовсе не означает, что Москва категорически против развития хороших отношений между Минском и Брюсселем в целом.

Генеральный директор российского Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов считает, что "эта программа важна для Лукашенко, поскольку будет служить интересам интеграции не только страны, но и белорусской элиты, его лично в Европу". "Но если он будет поставлен перед жестким выбором — сотрудничество с Россией и наша помощь или эта программа, то я бы здесь не стал делать окончательного вывода, что он сделает выбор именно в пользу европейских структур и институтов", — отметил эксперт в интервью LentaCom.Ru.

Вместе с тем стоит отметить, что представители официального Минска уже не раз заявляли о своем позитивном отношении к политике Восточного партнерства и, в целом, о готовности участия в этом проекте при соблюдении, само собой, некоторых условий.

Политолог Валерий Карбалевич полагает, что Лукашенко не станет отказываться от возможности участия страны в Восточном партнерстве.

"Если белорусские власти решат, что стране нужно отказаться от участия в этом проекте, то способов торпедировать эту программу найдется множество. Можно выставить Евросоюзу такие условия, на которые тот никогда не пойдет, — сказал Валерий Карбалевич "Белорусским новостям". — Но, думаю, что Лукашенко не откажется. Хотя бы из соображений эффективности той политики балансирования между Россией и Европой, которая сейчас проводится. Она уже дала результат — получен кредит от России, впервые за долгие годы получен кредит от МВФ. Было бы неразумно отказываться от такого диалога".

Гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов также считает, что в данный момент ничто не мешает Лукашенко "попытаться продлить эту игру": "У него масса вариантов, и я думаю, что сейчас он пойдет по пути торга и получения различных льгот и преимуществ последовательно одно за другим. Он всегда это делал в отношениях с Россией. Просто он перенесет эту стратегию на отношения с Евросоюзом".

В таком контексте, вероятно, следует рассматривать и проблему признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Хотя этот вопрос не решается уже полгода, его стоимость от этого только растет. Евросоюз чуть ли не в ультимативной форме поставил членство Беларуси в Восточном партнерства в зависимость от его решения. На что, кстати, Москва отреагировала заявлением о грубом давлении на Беларусь со стороны ЕС.

Кремль же, по крайней мере публично, если не считать нескольких неосторожно брошенных российским послом Суриковым фраз, на Минск по поводу суверенитета кавказских республик не давит.

"Россия по этому вопросу уже все сказала и вряд ли будет повторяться, — считает политолог Николай Максимов. — Конечно, учитывая, что Минск решение этого вопроса существенно затянул, Россия определенные выводы уже сделала, но терпения подождать еще у нее есть. Вопрос признания Южной Осетии и Абхазии сегодня принципиален не для Москвы, а для Минска. Все в его руках".
-5%
-20%
-10%
-10%
-10%
-10%
-15%
-20%
-10%