170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  2. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  3. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  4. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  5. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  6. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  7. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  8. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  9. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  10. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  11. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  12. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  13. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  14. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  15. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  16. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  17. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  18. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  19. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  20. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  21. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  22. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  23. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  24. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  25. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  26. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  27. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  28. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  29. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  30. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день


Сергей Ветохин. Завкафедрой Белорусского государственного технологического университета, кандидат физико-математических наук, доцент. Бывший проректор Республиканского института высшей школы, автор книги Higher Education in Belarus
Сергей Ветохин. Завкафедрой Белорусского государственного технологического университета, кандидат физико-математических наук, доцент. Бывший проректор Республиканского института высшей школы, автор книги Higher Education in Belarus
Качество выступает все чаще как главная и единственная цель высшего образования. Но при этом каждый вкладывает в него, осознанно или неосознанно, свой смысл. На тему качества образования написаны тысячи статей, книг и диссертаций по всему миру, но единого подхода все нет и быть, вероятно, не должно, за исключением актов проведения формальных официальных оценок.

С позиций именно формального подхода, реализуемого через стандарты различного уровня, качество следует рассматривать как степень соответствия требованиям некоторого нормативного документа. Идея простая и доступная для понимания, особенно для инспектора, вооруженного в ходе очередной проверки таким нормативом, превращающимся в перечень вопросов, на которые надо ответить "соответствует" или "не соответствует". Проблема остается только в том, что это за вопросы и как они в действительности отражают уровень качества объекта.

Здесь мы подходим к необходимости формирования эффективных и приемлемых для всех заинтересованных органов управления, учреждений образования, работодателей и физических лиц критериев оценки качества. Попытка составить их на все случаи жизни пока никому не удавалась. Поэтому такие критерии разрабатывают для оценки какой-то определенной составляющей образования как процесса и как его результата. Набор критериев сильно зависит и от системного уровня оценивания.

При оценках качества национальных систем образования ЮНЕСКО, Совет Европы, ассоциации университетов и агентства по качеству выдвигают среди важнейших показателей долю обучаемых женского пола, уровень финансирования, число студентов на преподавателя, продолжительность обучения, процент студентов на душу населения и т.п. Демократические международные институты добавляют сюда выполнение базовых принципов открытости, доступности, вовлечения маргиналов, университетской автономии, академических свобод и проч. По первой группе официально применяемых критериев Республика Беларусь всегда занимает весьма высокие позиции, действительно предоставляя гражданам много возможностей для получения образования. Вторая же группа остается, чаще всего, вне поля зрения и республиканских органов управления, и основной массы населения, чему способствует и действующее законодательство, просто игнорирующее существование всех этих понятий. Но ведь принципы автономии и академических свобод заложены в таких важных международных документах, как Великая хартия университетов, признанная еще в советские времена, и Болонская декларация, которая послужила основой для формирования единого европейского пространства высшего образования, к вступлению в которое мы сейчас стремимся.

При этом принципы университетской автономии и академических свобод рассматриваются всеми международными авторитетами в области высшего образования как основа обеспечения качества. Именно эти принципы стимулируют развитие инициативы вузов и преподавателей по совершенствованию содержания и структуры обучения, усиливают связи с потребителями и делают их более оперативными.

Наличие близких подходов к оценкам качества образовательных систем свидетельствует о неком неофициальном консенсусе в образовательном сообществе, игнорировать который неразумно. Однако, сколь бы хорошие методы ни применялись, оценка выпускника вуза как специалиста на этом уровне не может быть проведена.

Другой, также внешний уровень оценок качества образования связан с процессами аккредитации высших учебных заведений. По существующим правилам такая аккредитация должна проводиться на статус вуза каждые 5 лет. Однако выдвигаемые критерии касаются лишь технических нормативов обеспечения учебного процесса и требуют "причастности" к научным исследованиям. Количество мест в общежитии, книг в библиотеке или опубликованных каждым преподавателем статей – показатели важные, но вовсе не свидетельствующие о качестве.

Помимо этого существует и аттестация специальностей, в ходе которой из аккредитационных критериев преимущественно вычленяют данные, касающиеся аттестуемой специальности. В ходе процесса для выбранной группы студентов проводится контрольная работа по проверке уровня усвоения остаточных знаний. При этом допускается весьма высокий процент неудовлетворительных оценок. В рамках обеих упомянутых процедур анализ реального соответствия содержания образования требованиям современной науки и экономики не проводится.

В последние 3 года по высшей школе нашей страны катится волна внедрения систем менеджмента качества по международным стандартам серии ИСО 9000. Пожалуй, ¾ вузов уже прошли процесс сертификации. Они получили право маркировать свои документы специальным знаком. Значительная часть из них получила и международный сертификат от немецкого бюро Веритас. Два вуза-пионера даже успели получить Премию правительства по качеству, что говорит о высоком качестве подготовленных документов и о формальном соответствии деятельности лауреатов требованиям этих документов. Необходимо отметить, что данные знаки (как для вузов, так и промышленных предприятий) не имеют прямого отношения к качеству полученного образования или выпускаемой продукции, а свидетельствуют только о наличии признанных в установленном порядке документов к процессам и процедурам, касающимся управления организацией.

Будучи скептиком целесообразности внедрения этой системы в образование в связи с ее полной неприспособленностью к этой специфичной сфере человеческой деятельности, но в силу неизбежности и стремления внести в систему больше разумности став активным участником разработки документов для своего университета, отмечу некоторые ее сильные стороны. Главное, на мой взгляд, требование ориентации на потребителя. Это привело, наконец, к сбору и анализу информации от работодателей и выпускников о некоторых сторонах качества образования, обеспечиваемого вузом. Результатом уже стали целые программы актуализации образования в интересах базовых предприятий.

Однако при этом формализм системы вызывает у большинства работников вузов отторжение. И действительно, количество отчетных документов, так называемых записей, проверок с введением системы менеджмента качества заметно возросло. Эксперты органов по сертификации, не понимая особенностей вуза как сложной социальной системы, действующей преимущественно по установившейся практике, а не на основе нормативов, стремясь к "непрерывному улучшению", как это официально называется, постоянно изыскивают все новые и новые "существенные и несущественные нарушения" и "аспекты для улучшения", чаще всего носящие только формальный характер и требующие дополнительных отчетов.

Следовательно, второй уровень контроля качества в большей степени касается условий и организации учебы и лишь в небольшой степени затрагивает собственно качество подготовки специалиста. Значительная часть мероприятий этого уровня сегодня не нужна, что подтверждается и решением об упрощенной процедуре аккредитации вузов, получивших сертификат на систему менеджмента качества от органов, уполномоченных Госстандартом.

Промежуточный уровень контроля качества занимает итоговая аттестация студентов, которая включает итоговый государственный экзамен и защиту выпускной работы в виде дипломной работы или проекта. И экзамен, и защита проводятся Государственной экзаменационной комиссией, председатель которой из числа ведущих ученых, специалистов и работников органов управления назначается министром образования. Вуз формирует состав комиссии преимущественно из собственных работников, привлекая и специалистов отраслей. На экзамене ведется проверка приобретенных знаний по специальности, а на защите выпускной работы – полученных практических умений и навыков. К сожалению, члены комиссии не пользуются стандартом специальности, в котором непосредственно написано, какие компетенции выпускник должен иметь. Стандарт содержит и минимум обязательных теоретических знаний. Вряд ли билеты к итоговому экзамену повсеместно составлены на основе требований стандартов, а защита выпускной работы включает демонстрацию всех заложенных компетенций. Тем не менее эти два мероприятия представляются очень важным механизмом выходного контроля качества, обеспечивая в некоторой степени и связь с потребителем через привлеченных специалистов.

Необходимо отметить, что стандарты высшего образования в отношении компетенций чрезмерно детализированы, с одной стороны, и не выделяют международно признанных базовых компетенций – с другой. Например, в Европейских рамочных квалификациях высшего образования, называемых Дублинскими дескрипторами, предполагается, что выпускники первой ступени должны быть способны демонстрировать знания и понимание в изучаемой области, включая и элементы наиболее передовых знаний, применять эти знания и понимание на профессиональном уровне, вырабатывать аргументы и решать проблемы в области изучения, осуществлять сбор и интерпретацию информации для выработки суждений с учетом социальных, этических и научных соображений; сообщать информацию, идеи, проблемы и решения как специалистам, так и неспециалистам. Очевидно, в наших стандартах должное внимание уделяется лишь первому требованию.

В Европе рамочные квалификации разработаны достаточно подробно и представляют собой восьмиуровневую систему, которую вполне можно взять за основу и избежать тем самым какого бы то ни было непонимания при оценках качества образования. Этот подход лежит в основе стандартов и рекомендаций, вырабатываемых Европейской ассоциацией обеспечения качества высшего образования и слабо используемых у нас. Даже организационно наша система оценки качества не соответствует европейской, поскольку в аккредитационном процессе нет независимых от Минобразования игроков, к процессу не привлечены студенты, нет международных экспертов.

Наиболее интенсивный контроль качества ведется в рамках самого образовательного процесса. Текущий контроль позволяет определять и корректировать уровень усвоения теоретического материала, приобретение практических навыков и умений. Проводимые в вузах промежуточные аттестации, хотя и носят во многом формальный характер, дают информацию заведующим кафедрами и деканатам об успешности образовательного процесса, позволяют выявить проблемных студентов, предпринять корректирующие учебный процесс действия. Однако более показательны итоги зачетно-экзаменационной сессии, которые не очень хорошо коррелируют с данными аттестации. Именно в этот период студенты демонстрируют не только приобретенный уровень подготовки по отдельным дисциплинам, но свой потенциал, в том числе и способность быстро усваивать большой объём сложной информации различного типа. Оценивание успехов ведется преподавателями, как правило, лекторами теоретического курса.

Для оценивания применяется 10-балльная шкала, имеющая уже почти 10-летнюю историю и не имеющая никакого методического обеспечения, кроме некоторых начальных рекомендаций, разработанных Республиканским институтом высшей школы в рамках выполнения срочного поручения буквально в недельный срок. Подавляющее большинство экзаменаторов никогда не видело эти рекомендации, а оценки выставляют по принципу "три с плюсом" и "пять с минусом". Правда, что это обозначает, никто не знает. Поэтому появились оценки-маргиналы, которые выставляются очень редко. Например, оценка "один балл" практически не встречается, а ведь ее смысл в невозможности положительной аттестации студента после неоднократных попыток. Оценка "три балла" по замыслу обозначала недостаточное знание отдельных вопросов и должна была выставляться, чтобы дать студенту возможность пересдачи в течение сессии, сохраняя в случае успеха статус успевающего студента. Оценка "десять баллов" предполагала в отличие от девятки и восьмерки, которые также соответствовали полному (или, иными словами, отличному) усвоению предмета, наличие творческого элемента: изучения важной литературы сверх программы, участие в научной работе по профилю дисциплины, подготовку научной публикации или доклада, заявки на изобретение и т.п. В этой связи сравнивание оценок, выставленных по разным предметам разными экзаменаторами, выглядит проблематично.

Шкала не предусматривала незнание хотя бы одного вопроса из программы дисциплины, а дифференцировалась по дидактическим уровням усвоения от узнавания (4) до творческого (10). Поэтому не может быть положительной оценки за усвоенный на 75% материал. Кроме того, 10-балльная шкала строилась на основе европейской системы грейдов, которая рекомендовала стремиться к нормальному распределению оценок, что должно достигаться выравниванием объема, сложности и требований. А это затрагивает и структуру учебного плана, поскольку вызывает необходимость дробления или сокращения слишком сложных дисциплин и объединения или насыщения дополнительным материалом слишком простых.

Сделанный критический обзор нашей национальной системы обеспечения качества в высшей школе показывает наличие необходимых структур управления на всех уровнях, фрагментарной нормативной базы, которая избыточна в одних случаях и недостаточна в других, системы регламентных мероприятий. Однако недостатки этой системы не позволяют обеспечить эффективность "петли качества", что не дает возможности адекватно реагировать на вызовы динамично развивающихся социально-экономических условий. В частности, до сих пор система не отреагировала на переход от элитарного к массовому высшему образованию, требующему полного пересмотра структуры и содержания образования первой ступени и формирования полноценной второй ступени со своими нишами и карьерными траекториями на рынке труда. Остается проблемой, и не только белорусской, оптимизация содержания образования в соответствии с нуждами потребителя. Введенное у нас несколько лет назад согласование стандартов специальности и программ ключевых курсов с основным заказчиком кадров в целом позитивно сказалось на содержании обучения, но отсутствие у заказчика специалистов по образованию делает этот процесс несистемным и неэффективным.
-10%
-10%
-55%
-30%
-10%
-20%
-18%
-5%
-15%
-20%