“Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема - проблема cамоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное - имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью
категориями - второстепенно.”
А.Камю “Миф о Сизифе”


Медики традиционно недолюбливают самоубийц, попавших в их руки. Хотя при этом, за исключением очень уж упертых религиозных ортодоксов, вполне признают за человеком право на смерть и с уважением относятся к подобным решениям. Когда они по делу, разумеется. Доводилось видеть, как “не живут-не умирают” иные больные, слышать, как те умоляли “отпустить” их при помощи “хорошего укола”. Неприятное это чувство, собственное бессилие. Большинство врачей умеет вовремя останавливаться, когда речь идет о том, что лечение - это всего лишь продление невыносимых страданий. Впрочем, проблемы эвтаназии не являются темой данного поста. Речь пойдет о персонажах, изначально соматически здоровых.

Надеюсь, пояснять никому не надо, что отношение к мотивам поступков и личности пациента никак не отражается на качестве работы с ним. Мы ведь профессионалы своего дела, “улыбаемся и машем”, делаем все, что положено и как положено, держа свое мнение при себе, поскольку никому оно не интересно.

В чем же заключается нелюбовь полевых медиков к суицидальным? Так, поверхностно.

1. Никчемность, с нашей точки зрения, поводов для самозабойства. После того, как увидишь смерть людей, которые жить хотели, да не смогли. Или, напротив, когда видел своими глазами людей, которые во вроде бы невыносимых условиях способны жить и жизни своей радоваться. А тут здоровые жлобы могут, да кобенятся. Любофф у них, видите ли. Или там одиночество в Сети, депрессия, бессмысленность бытия, холодный, равнодушный и безразличный мир и прочие дебильные эмо-штучки.

2. В большинстве случаев уход из жизни суицидальными не планируется, скорее смерть в данном случае непредусмотренная планом трагическая случайность. А изначально задумывался толстый троллинг окружающих с целью дальнейшего ими манипулирования. Во всяком случае, за дешевые истерические выходки под воздействием алкоголя лично я всерьез человека воспринимать не могу.

3. Продуманный и тщательно спланированный суицид, как правило, и завершается до появления медиков и в списки наших пациентов не входит. Случаются, разумеется, накладки, но редко. Жалко в таких случаев родственников ушедшего, хотя иногда те и высказываются над остывающим телом, что, мол, наконец-то, дешевле раз похоронить, чем всю жизнь его терпеть.

4. Психиатрические больные, у которых тяга к суициду, - это часть симптоматики. К этим относятся обычно совершенно спокойно. Больные же люди, что поделать.

5. Мы все уважаем профессионалов. Выверты в головах у суицидальных и псевдо-суицидальных пациентов кавалерийским наскоком все одно не исправить. Голова, как известно, предмет темный. Есть психиатры, психологи, педагоги, вот пусть и работают. Не надо чужой хлеб отнимать и лезть в области, в которых понимаешь мало.

Для большинства подобных клиентов, кстати, одной профилактической ночевки в психиатрическом отделении достаточно, чтобы навсегда перестать “желать странного”.

Впрочем, тема “суицидальных” дарит массу веселых, грустных, занимательных и поучительных баек, именуемых в нашей конторе “майсы”, которые положено рассказывать коллегам по цеху вечерком за чаем. Для развлечения, в “качестве случая из практики”, истории “в тему” или чтобы заполнить оперативную паузу.

Известная премия Дарвина, на мой взгляд, однобока. Номинируя персонажей, которые экстравагантным способом избавляют мир от своего генетического материала, совершенно упускают из виду неудачников, которые не только не способны просто жить, но и оказываются не в состоянии самостоятельно избавить мир от своего ненужного, по их мнению, присутствия. Поэтому я решил слегка расширить категории номинаций.

Историй этих вагон и маленькая тележка, расскажу некоторые сравнительно недавние, те, что помню. Просто для примера. Даже сделаю "топ".

3-я премия в номинации “Лузер года”

Тетя, лет 50, жительница одной из деревень. Была в запое. Страдала, что не может из него выйти самостоятельно. Решила и объявила своим домочадцам, что так дальше жить нельзя. После чего взяла на совесть заточенный кухонный нож и вонзила себе в живот. Длина лезвия сантиметров 20, вошло оно в левое подреберье в направлении сверху вниз, спереди назад и снаружи внутрь. По самую рукоять. Так мы ее в хирургию и повезли, с торчащей из живота и раскачивающейся в такт движению автомобиля рукояткой.

Во время операции выяснилось, что за исключением передней брюшной стенки никаких органов в брюшной полости тете повредить не удалось.

Был с десяток лет назад солдатик, который в карауле приставил себе к животу автомат и выстрелил. Накатило, видимо. Пуля вошла в живот, прошла через брюшную полость и вышла через спину. Из всех повреждений - перелом поперечного отростка поясничного позвонка и контузия спинного мозга.

2-я премия в номинации “Лузер года”

Тут будет два номинанта.

А. Девица, лет 25. После пьяной ссоры с мужем (тот собирался уйти к другой и паковал вещички) растворила окно и с воплем “Прощай, любимый!” полетела вниз с 9-го этажа. На уровне 7-го за окном были натянуты веревки для сушки белья, в которых она и запуталась. Простая рабочая семья, глава которой так на совесть сварганил сушилку, в это время пила чай на кухне и никого не трогала. Представляю себе их удивление: сидишь, чаевничаешь, а тут с воплем валится кто-то сверху и застревает у тебя под окном. Заклеенное на зиму окно открыли, девицу втащили в помещение и передали затем психбригаде.

Обычно так удачно полеты не заканчиваются. Примерно в то же время выезжали мы на “парашютистку”. 19 лет барышне, ее ребенку 6 месяцев. Не замужем, и тут ее парень, который вроде бы даже и не отец ребенка, ее бросает. Барышня уходит в запой и депрессию с явными суицидальными идеями. Дважды в течение недели у нее побывала психбригада и предлагала госпитализацию. Она - в отказ, все родственники в отказ, расписались где положено: “чтобы я сам, своими руками свою собственную дочь в психушку сдал, такой позор!”. Пообещали сводить ее к психологу, психиатру. Никуда, естественно, не водили. И как-то ночью, во время грустных посиделок со своей сестрицей и ее мужем, отворяет она окно новой квартиры, заботливо подаренной любящим отцом дочери и внучку, и - головой вниз. Этаж был девятый… Я еще успел, пока опергруппу ждали, пообщаться со всеми родственниками погибшей, прилетевшими на такси к месту гибели, уговаривал их не трогать тело, пока милиция не приехала, и нет, ничего нельзя было сделать, и да, она точно мертвая, нет, это вам только кажется, что она дышит. Дом был новый, еще даже лифты не включили, большая часть квартир еще не заселена. Следователь долго ломал голову, где ему в 2 часа ночи понятых взять. Хотел бригаду мою привлечь, но мы уклонились от этой двухчасовой, как минимум, бодяги. Впервые, кстати, тогда увидел девушку в роли опера, сексапильная такая блондиночка-лейтенант, прямая спинка, развернутые плечи, грудь С, тонкая талия и пистолетик на круглой попке. На мой вопрос эксперт-криминалист только вздохнул. В ментовке уже давно кадровый голод.

Б. Тут вообще смешно. Дали нам вызов: “ножевое в грудь”. Рана была нанесена грамотно, в проекции абсолютной тупости сердца. По словам пострадавшего, подошли малолетки, все в черной одежде, лиц не запомнил, ткнули ножом и убежали. Получил он проникающее грудной клетки с ранением левого желудочка сердца, но ни кровотечения особого, ни тампонады не случилось. А на третьи сутки пребывания в больнице он наконец признался ментам, занимающимся розыском злодеев, что наврал он все, стыдно ему было признаваться.

Ругался он со своей девушкой. Та в запале ссоры хватает нож со стола (разговор происходил традиционно на кухне) и режет себе левое предплечье, мол смерть самый лучший способ расстаться. Наш местный Ромео в порыве страсти выхватывает из ее руки нож: “Тогда и я!” - и вонзает его себе в грудную клетку. И попал же, что поразительно. И очень удачно попал, что еще поразительнее. Боль отрезвила влюбленных. Убедившись, что никто пока не умирает, стали думать, что делать дальше. Так родилась версия о “нападении под покровом ночной темноты”. Вышли на улицу и позвонили в 102 и 103.

Следак из СК, который меня опрашивал, был в ярости. За три дня они уже успели наваять розыскное дело, опросить кучу народа, исписать пачку бумаги, происшествие (как тяжкие телесные) уже попало во все сводки и отписываться теперь предстояло еще очень долго.

1-я премия в номинации “Лузер года”, эпизод, вошедший в историю как “Голова профессора Доуэля”

Этот случай, безусловно, жесть и хит сезона.

В число объектов, которые СМП обслуживает, входят и такие интересные учреждения, как КПЗ, следственный изолятор, в народе именуемый “Башня”, поскольку располагается в строении, входящем в состав Бобруйской крепости, колония “для малолеток” и прославленная “политузниками” ИК-2. Свои медицинские части там имеются. Однако если требуется экстренная госпитализация или еще что-то узкоспециализированное, то к оказанию медпомощи привлекается и скорая помощь. Быстро к пациенту не подбежишь. Нужно пройти через проходную, записаться там в специальном журнале, сдать дежурному мобильные телефоны и прочее, неподлежащее проносу на территорию (список на стене), полюбоваться в ожидании сопровождающего на стенд “Их больше нет с нами”, где висят фотографии уволенных сотрудников со списком их прегрешений. Машину обычно на территорию не запускают, так что необходимое имущество приходится нести в руках. Если пациент нуждается в госпитализации в одно из медучреждений города, то тоже сильно быстро не выйдет. Формируется сопровождающий наряд конвойных, те получают оружие. Пациент грузится в автомобиль, конвоиры садятся туда же (им не скажешь ведь, что у нас не маршрутка и не больше одного сопровождающего)))), хорошо еще, что собачку с собой не берут, очень уж там псины на зоне страхолюдные, даже издали.

Но в тот раз бригаду запустили на территорию сразу, вместе с машиной.

Решил один осужденный покончить с жизнью. Написал последнее письмо, вложил его в левую рукавицу, на предплечье маркером нарисовал стрелку, где искать, и лег шеей под лезвие торцевой пилы.

Торцевая пила представляет собой циркулярку, лезвие которой ориентированно вертикально, предназначена для обрезания торцов бревен и снабжена ручкой. Надавил на ручку, лезвие опустилось вниз и от бревна отделился кругляш. Лег, значит, этот самоубийца на спину, горлом напротив вращающегося лезвия, и потянул ручку на себя.

И вот какие шансы выжить в данной ситуации?

Шея была перепилена спереди практически до позвоночника, гортань, пищевод, мышцы. Но он был еще жив. В глубине раны при дыхании двигались голосовые связки и какое-то артериальное давление еще определялось. Два сосудистых пучка, содержащих сонные артерии и яремные вены, каким-то образом остались неповрежденными, несмотря на разлохмаченные прикрывающие их мышцы.

Пациент в итоге усилиями хирургов нашего города и республиканской тюремной больницы поправился и снова топчет зону. Ну что тут скажешь?

Комментировать этот пост на блоге автора >>>

-15%
-28%
-20%
-25%
-23%
-30%