101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  2. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  3. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  4. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  5. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  6. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  7. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  8. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  9. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  10. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  11. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  12. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  13. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  14. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  15. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  16. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  17. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  18. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  19. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  20. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  21. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  22. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  23. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  24. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  25. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  26. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  27. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  28. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  29. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  30. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток


Кто и зачем "опускает" белорусский рубль

Ярослав Романчук. Фото с сайта www.ucpb.org
Ярослав Романчук
Иностранное слово "девальвация" вошло в активный словарь обыкновенных белорусов быстрее, чем с прилавков наших магазинов исчезла гречка. Больше всего наши соотечественники боятся роста цен. Девальвация – это тоже рост цены одного важного товара  – доллара и евро. Сегодня он для белорусов популярнее хлеба и бананов. Твердая валюта – это страховка сбережений для будущего потребления. Это защита от денежной легкомысленности государства. Это выражение доверия иностранным государствам, которые эту самую твердую валюту выпускают.

Люди голосуют против белорусского рубля. Во-первых, потому что это не твердая, а рыхлая, слабая и неустойчивая валюта. Она до сих пор свободно не конвертируется. Она не пользуется спросом за пределами нашей страны. Даже наши основные торговые партнеры обходят ее стороной. А ведь прошло уже 20 лет. За это время эстонцы евро ввели.

Во-вторых, белорусы не доверяют правительству. Помнят, как оно их неоднократно обманывало, как унижало белорусский рубль и "опускало" сбережения в унитаз. Не забыты раны одномоментной девальвации 2009 года. Появилась злоба в отношении зарплаты. Сначала подняли, чтобы электорат правильно проголосовал, а потом забрали. Мол, морковкой поманили, дали куснуть, а потом забрали. Пусть люди живут неумираемой мечтой о лучшей жизни.

В-третьих, люди склонны верить своим глазам, цифрам и мнениям независимых и международных экспертов. Быстро растут внешние долги. Нацбанк отсекает "лишние" заявки на покупку валюты. Правительство отказывается вести честный, открытый диалог на чувствительные темы. Работники и директора предприятий в унынии. Исполкомы суетятся, живут текущим днем. Еще МВФ подлил масла в огонь. Вернее, сказал правду. Мягко сказал, доброжелательно, но люди-то среагировали не на тон, а на цифры.

Девальвация в Беларуси – это не только экономическое явление. Это также явление политическое и психологическое. Рассмотрим по очереди эти три фактора.

10 факторов экономики девальвации

Экономические и финансовые факторы для девальвации белорусского рубля есть. Вот основные цифры и факты.

Первое. Дефицит платежного баланса в 2010 году составил $808,5 млн, а в 2009 году был профицит $2,44 млрд. Однозначно негативная тенденция.

Второе. Дефицит счета текущих операций в 2010 году составил $8,49 млрд, или 15,6% ВВП. Это на 32,9% хуже, чем в 2009 году (был 13,1% ВВП). Больше всего беспокоит динамика IV квартала прошлого года. По сравнению с III кварталом этот дефицит вырос аж на 46,1%.

Третье. Дефицит внешней торговли товарами в 2010 году вырос до $9,64 млрд (17,6% ВВП), а в 2009 году был $7,28 млрд. (14,9% ВВП). Экспорт явно проигрывает импорту. На его покупку нужно все больше валюты.

Четвертое. Чистое привлечение иностранных инвестиций в 2010 году составило $1,3 млрд. Это на 26,7% меньше, чем в 2009 году.

Пятое. Золотовалютные резервы Нацбанка за 2010 год сократились на 11%, на $622 млн за 2 месяца 2011 года – еще более чем на $1 млрд. На 1 марта осталось чуть больше $4 млрд. Все это противоречит тем планам и обещаниям, которые давали Нацбанк и Совмин в последние годы. Причем Нацбанк в 2010 году активно пользовался валютой коммерческих банков. Так называемый обмен депозитами составил около $3,8 млрд, из которых $2,3 млрд были накоплены в IV квартале 2010 года.

Шестое. Внешний совокупный долг Беларуси в 2010 году увеличился до 52,4% ВВП, с 45% ВВП в 2009 году. Для сравнения в 2006 году он был только 18,6% ВВП. Еще быстрее растет государственный долг. По итогам 2010 года он составил 21,2% ВВП, хотя в 2008 году он был всего 6,8% ВВП. Проедаем не только ту твердую валюту, которую зарабатываем, но и ту, которую берем в кредит.

Седьмое. Резко увеличилось количество белорусских рублей. За 2010 год рублевая денежная масса выросла на 27,4%, а широкая денежная масса – на 31,9%. Денежный печатный станок работал на поддержку госбанков и государственных программ. Новые рубли создавались из воздуха.

Восьмое. Резко увеличилось кредитование экономики. Остатки задолженности по выданным кредитам в 2010 году увеличились на 41%. Чистый внутренний кредит в 2008 году был Br39,2 трлн, а в 2010 году составил Br82,4 трлн, в 2,1 раза больше. Чистый кредит центральному правительству за этот же период вырос в 2 раза. Все это было сделано вопреки договоренностям с МВФ и подписанным законам.

Девятое. Правительство тратит больше денег, чем имеет. Резко вырос дефицит бюджета. 2,6% ВВП в 2010 году – это, конечно, не проблема, но тенденция, однако. Чистое кредитование госпрограмм в 4 раза превысило лимит, согласованный Совмином с МВФ. Неподъемной является финансирование административного повышения зарплат. В 2010 году ставка первого разряда в бюджетном секторе увеличилась на 50%, в том числе на 30% в ноябре. Опасность заключается в том, что дефицит бюджета финансируется в основном за счет валютных кредитов под очень высокие проценты.

Десятое. Белорусские предприятия за 2010 год не стали конкурентоспособнее, не создали мощную производственную базу для качественного рывка вперед, для экспансии на внешние рынки. Более того, рост цен на энергоресурсы, административное повышение зарплаты, хронически высокие налоги, тяжелое регуляторное бремя и дефицит самостоятельности у директоров предприятий "убивают" предприимчивость и сравнительные преимущества белорусского бизнеса. Ситуация усугубляется вхождением Беларуси в Единое экономическое пространство. Товары из России и Казахстана не должны дискриминироваться на нашем внутреннем рынке. Это означает ухудшение положения отечественных производителей и невозможность перекрестного субсидирования экспорта. То есть потеря части не только внутреннего, но и российского рынка.

Подведем итог. Твердой валюты Беларусь зарабатывает меньше. Она увеличивает свою зависимость от валютных кредитов. В перспективе валютной выручки может быть еще меньше, а на приватизацию наши власти идут крайне неохотно. При этом правительство (Нацбанк + Совмин) резко увеличивают количество национальной валюты (рублей) в обращении. В итоге срабатывает закон экономики. Формула девальвация проста: меньше твердой валюты (доллары, евро) + больше рублей (наличных и безналичных) + больше валютных обязательств + истощение валютных резервов + рост расходов в рублях = ДЕВАЛЬВАЦИЯ.

Это если рассматривать только экономические факторы. Экономическая теория не может и не должна предсказывать или указывать на дату девальвации, ее глубину и время до наступления баланса на валютном рынке. В Беларуси не менее важными являются политические и психологические факторы.

Политика девальвации

В нашей стране решение о девальвации принимает не Нацбанк на основе анализа текущего состояния финансового и валютного рынка, а глава государства. Он принимает во внимание не только экономические факторы, а и политические, имиджевые и психологические. Как девальвация отразится на рейтинге популярности и устойчивости власти, насколько она может снизить управляемость государства, до какого уровня вырастет недовольство людей и бизнеса, сколько предприятий потенциально могут обанкротиться – все это принимается во внимание. Так что доклады М. Мясниковича и П. Прокоповича являются всего лишь двумя из десяти основных источников информации, на основании которой принимается решение о девальвации. Даже если Нацбанк и Совмин убеждают "девальвировать", то у Совбеза, КГБ или Оперативно-аналитический центр мнение может быть прямо противоположное. Побеждают те, кто ближе к "телу", кто в данный момент времени искуснее и убедительнее представит баланс потерь, выгод, рисков и преимуществ.

Психология девальвации

Люди (вкладчики и покупатели валюты) реагируют не только на экономические факторы. Они в большинстве своем не знают экономику и финансы. Они действуют по обыкновенному житейскому правилу "верю – не верю". Когда было "верю" А. Лукашенко, Нацбанку, Беларусбанку и государству в целом, все было хорошо. Сейчас все больше людей действуют по принципу "не верю". Не верю А. Лукашенко, Нацбанку, белорусскому рублю и Совмину. Вера основывается не только на знании цифр, фактов и тенденций. Здесь в игру вступают эмоции, оценки, весенний авитаминоз, недостаток солнца, слухи, сплетни и т.д. На фоне прошедшей президентской кампании, событий в Ливии и Египте, природных катаклизмов и трагедии в Японии панические настроения усиливаются.

Сегодня слово "девальвация" звучит не только в офисах, но и в электричках, автобусах и трамваях. Напряжение растет. Давление на правительство увеличивается. Одной экономики явно мало для того, чтобы справиться с ситуацией на валютном рынке. Когда градус народного недоверия превысит некий критический порог, люди могут начать забирать деньги с рублевых вкладов. Хорошо, если только переводить их в валютные, а если вообще забирать из финансовой системы в чулки?

В народе говорят "Нет дыма без огня". Это относится и к девальвации. Не будь тревожной совокупности десяти вышеуказанных экономических факторов, не было бы нервозности людей, бизнеса и номенклатуры. Значит, сегодня Беларуси явно не хватает адекватной, рациональной, прагматичной оценки именно экономических факторов. Чем дольше власти будут игнорировать реальное состояние финансов и валютного рынка, тем чаще они будут применять административные инструменты для манипуляции спросом и предложением, тем быстрее психологические и политические факторы обвалят валютный рынок, а с ними и банковскую систему.

Комментировать этот пост на блоге автора >>>

***
Ярослав Романчук - независимый экономист, руководитель белорусского аналитического центра Мизеса.

Обращаем ваше внимание, что мнение автора блога может не совпадать с мнением редакции TUT.BY
-20%
-10%
-10%
-25%
-25%
-43%
-11%
-20%
-40%