Ярослав Романчук

Справка
Ярослав Романчук
Родился 10 января 1966 года в г.п. Сопоцкино Гродненской области. Окончил Минский госпединститут иностранных языков, аспирантуру по экономической теории РИВШ БГУ, школы Всемирного банка по микро-, макроэкономике и пенсионной реформе. Прошел ряд стажировок и летних школ в США. Работал начальником отдела внешних связей Союза предпринимателей РБ, директором иностранного предприятия "Марион", советником Станислава Богданкевича в Верховном Совете 12 созыва.
Основатель и руководитель минского Научно-исследовательского центра Мизеса АЦ "Стратегия", заместитель председателя Объединенной гражданской партии, обозреватель "БелГазеты".
Автор книг "Беларусь: Дорога в будущее. Книга для Парламента", "Либерализм. Идеология счастливого человека", "Бизнес Беларуси. В круге первом" и др.

В последнее время, когда речь заходила о белорусской экономике, ряд экспертов произносили словосочетание "белорусское экономическое чудо". Недавно увидела свет новая книга известного экономиста Ярослава Романчука "В поисках экономического чуда". В ней автор проанализировал феномен "чуда" ряда стран, которые добились высоких темпов экономического роста на протяжении как минимум 15-20 лет, и сравнил их с Беларусью.

Впрочем, перпетуум мобиле Ярослав Романчук постоянно находится в поиске новых идей, выступает на разных конференциях, передает знания молодым экономистам. То есть застать его без забот достаточно сложно. Наша беседа состоялась в выходной день, после того, как Ярослав сыграл партию в настольный теннис.

- Откуда интерес к спорту? В Сопоцкинской средней школе (это городской поселок, 22 километра от Гродно, на границе с Польшей) было престижно быть умным, сильным, лучшим. Мы в школе устраивали соревнования по разным видам спорта. Но больше играли в волейбол. В институте увлекся пинг-понгом. Сейчас также люблю поиграть час-полтора в настольный теннис. Но уровень соперника должен быть не ниже кандидата в мастера спорта. Каждую субботу мы своей компанией собираемся поиграть в футбол. Если находится партнер, то могу сыграть в большой теннис.

- Кроме спорта, какие еще есть увлечения?

- Книги. Музыка всегда была моей страстью. В школе и институте я был даже ди-джеем. Во времена моей молодости музыка была вызовом советской системе. Была прилизанная попса "а-ля Муслим Магомаев" и была рок-музыка. Последняя до сих пор остается моим увлечением. В последнее время нравится творчество российского барда Тимура Шаова. Интересуюсь философией и психологией. Но это в принципе и хобби, и работа, и сама жизнь. Для того чтобы понять человека действующего, надо понимать, как он принимает решения. Чтобы понимать, как он действует, надо знать систему его ценностей, как они формируются. Одним из грубейших заблуждений экономистов было то, что они рассматривали человека как экономический субъект (материальный, денежный). Некоторые ценности гораздо важнее, чем обычные установки типа "деньги", "прибыль".

- Вы окончили иняз. Как возник интерес к экономической теории?

- Да, мне нравится изучать иностранные языки, нравится преподавательская деятельность. Если бы я был минчанином, и у меня все было в порядке с квартирой и деньгами, я бы не поменял выбранную профессию. После окончания института стал преподавателем кафедры грамматики английского языка, мне даже предлагали должность замдекана. Но так как с деньгами были проблемы и я жил в общежитии, а перспектива получить квартиру через 15 лет меня не прельщала, то пошел в Союз предпринимателей Беларуси начальником отдела внешних связей. Вскоре, в 1992 году, возглавил иностранное предприятие. Мы работали с польским, голландским и бельгийским капиталами. Это было потрясающее время! Я узнавал экономику изнутри, знакомился с тем, как работают налоговая, таможня, проводятся экспортно-импортные операции. Помню, налоговики консультировались с моим бухгалтером по ряду вопросов. Сегодня такое просто немыслимо!

То есть я пошел в бизнес для того, чтобы приобрести собственное жилье. Потому что бизнес - это не мое. Зарабатывание денег ради зарабатывания денег - я не фан. В 1994 году познакомился с Леонидом Федоровичем Заико. Поделился с ним радостью по поводу прочтения книг Мизеса. Он удивился, потому что такого рода литературу никто в Беларуси не читал. Мой старший коллега предложил поучаствовать в школе Всемирного банка для руководящих работников, затем еще окончил экономическую аспирантуру РИВШ БГУ и стал заниматься экономической теорией.

- Квартирой к тому времени уже обзавелись?

- Да, я ее купил в 1998 году. Я все делал достаточно последовательно. Жилье мне было нужно, чтобы почувствовать независимость. В середине 90-х у меня был опыт хождения в большую политику. Пока был в бизнесе, не представлял, что происходит в политике. Я стал советником Станислава Богданкевича в Верховном Совете. Я застал два приснопамятных референдума. Вместе с тем был не согласен с выбранным властью экономическим курсом. У меня была альтернатива, которую я не мог изложить. Однако за это время мне посчастливилось пообщаться с авторитетными и грамотными людьми, завязать связи в министерствах и НИИ. Вскоре мы стали разрабатывать концепции развития белорусской экономики, анализируя уже имевший зарубежный опыт. Хотелось добиться повышения качества диалога в экспертном сообществе по экономическим вопросам. Сначала Анатолий Майсеня пригласил меня в центр "Восток-Запад", который был закрыт властями. Власти, видимо, посчитали его первым ЦРУшным центром в Беларуси. Затем я перешел в центр "Стратегия", на базе которого организовал минский Научно-исследовательский центр Мизеса.

- Ваши оппоненты часто упрекают вас в том, что вы смешиваете политику и экономику…

- Если исходить из реальной жизни, а не моделей и утопий, то воплощение в жизнь экономических решений является частью политики. Политика есть способ организации людей в стране. Когда мы делаем переход от того, "как надо делать", к тому, "как это сделать", то неизбежно сталкиваемся с политикой. Я в своих доводах достаточно последователен. Я отношу себя к апологетам австрийской экономической школы, которая имеет целостный и завершенный взгляд на многие экономические вопросы. В таких фундаментальных трудах как "Человеческая деятельность" Людвига фон Мизеса и "Человек. Экономика. Государство" Мюррея Ротбарда достаточно четко описываются либеральные взгляды. У моих оппонентов нет ярко выраженной системы взглядов. У них развит синдром преподавателя - осветить вопрос поверхностно, боясь высказать свою точку зрения, которой, судя по всему, просто нет. Обвинения в том, что я имею свою точку зрения, выглядят, мягко говоря, нелогично.

- Вы поддерживаете австрийскую школу экономики. Однако нынешние белорусско-австрийские экономические отношения нельзя назвать прозрачными.

- На самом деле сегодня австрийская школа экономики и нынешняя австрийская экономическая политика - вещи во многом противоположные. В самой Австрии родоначальники школы забыты. Основателей забыли во многом из-за того, что Австрия стала социалистическим государством, для которого чужды понятия свободный рынок и капитализм. Сегодня Австрия является площадкой, где концентрируются капиталы постсоветских стран. Тот же "Райффайзенбанк" в конце 80-х годов был маленьким аграрным банком. И вдруг он сделал большой рывок. Почему-то вдруг он стал вхож в высшие коридоры власти России, Беларуси, Украины… Недавно его в очередной раз уличили в том, что высокопоставленные российские чиновники через "Райффайзен" переводили свои капиталы на Запад… Вместе с тем это не мешает Австрии быть частью Евросоюза, подписывать разные документы, говорить об этике бизнеса. Но это позиция правительства Австрии, а не мнение бизнес-структур, которые просто зарегистрированы в Австрии. К слову, самые непонятные сделки в последнее время в Беларуси были совершены с участием австрийского капитала, точнее компаний зарегистрированных в Австрии.

На апрельской конференции в Вене "Беларусь в Европе: экономическое сотрудничество и политический диалог" разразился серьезный скандал. За неделю до начала конференции два ее крупных донора - "Райффайзенбанк" и Торгово-промышленная палата - неожиданно решили не участвовать в дискуссии о Беларуси в Европе. Таким беспрецедентным шагом наши власти показали пример давления на структуры, которые на что-то претендуют. С другой стороны, это пример того, что многие западные компании готовы заплатить своей репутацией за вход на белорусский рынок.

- В своей последней книге "В поисках экономического чуда" вы приводите примеры стран, у которых наблюдались экономические чудеса. В последнее годы мы наблюдали свое экономическое чудо. Правда, произносили с долей иронии. Насколько оно было обосновано?

- Экономическая теория не говорит, что любая социалистическая модель не имеет права на существование. Они могут существовать десятилетиями. Фундамент у белорусского чуда очень простой. Во-первых, людей направили в определенное ценностное и информационное поле. Они удовлетворены определенным уровнем доходов. Люди сравнивают свои доходы не с уровнем зарплаты в Польше, которая больше 1000 евро, а со своими доходами 1995 года, когда оклады были по 30-40 долларов. Поэтому кажется, что вроде как и нормально. Благодаря зомбированному телевидению, люди думают, что в странах Балтии, в России и Украине живется еще хуже.

Второй момент - огромный грант, который выделила Россия Беларуси. Как я говорю, была совершена искусная продажа политических фьючерсов. В 1996 году президент Лукашенко заявил, что у нас в будущем с Россией будет Союзное государство. Россияне купились на это. Благодаря чему из России нам удалось "выкачать" около 50 миллиардов долларов без каких-либо обязательств. Нет ни одной страны Европейского союза, которая получала бы такую помощь из Брюсселя! Это уникальный случай в истории экономической политики. Поэтому нам надо поаплодировать Александру Григорьевичу Лукашенко за то, что он сумел извлечь выгоду.

Другой вопрос - как этими средствами можно было распорядиться. Здесь возникает ряд нюансов и вопросов. Структурных изменений в белорусской экономике не произошло. Да, чуточку предприятия модернизировали, да немного добавили в машиностроении, в топливно-энергетическом комплексе. Однако систему стимулов усугубили, иждивенческие настроения выросли, чувство халявы укрепили. За 18 лет в Беларуси не появилось ни одного нового значимого предприятия или сектора экономики с точки зрения получения налогов, объемов экспорта, создания новых рабочих мест. То есть тех критериев, по которым собственно определяется качество работы правительства. Что касается инновационности развития, то достаточно привести одну цифру. Доля высокотехнологических товаров в промышленном экспорте - 3%. Меньше не бывает. А много ума, как потратить деньги, не надо.

- Вы являетесь приверженцем либеральной экономики. Власти утверждают, что не будь "сильной руки", открой мы белорусский рынок, в стране наступил бы хаос.

- Давайте определимся с терминами. Либеральная страна - это свободная страна, в которой уважают закон, слово, контракт. Чтобы это работало, нужны жесткая и хорошо работающая система государственного управления, милиция и независимые суды. Либерализм - это не произвол, не анархия, не власть олигархов. Это власть обыкновенного человека. Либерализм - это ни в коем случае не Россия или Украина, и даже не Польша. Либерализм строится на банальном тезисе - человеку надо доверять. Человек сам решает, что ему делать, что покупать, с кем вступать во взаимоотношения. При этом он понимает, что надо будет нести ответственность.
В государстве, которое забирает 55% ВВП от человека, чиновники возомнили себя помазанниками божьими. Они не научились планировать в рамках бюджета собственного министерства, но они почему-то считают, что могут управлять инвестиционными проектами, импортом, экспортом, инновациями и так далее.

Человек - это не робот, которого можно запрограммировать. Человек имеет свои слабости, силы, ценности, взгляды. Либералов обвиняют в том, что нам нужны некие тепличные условия. Таким образом чиновники берут на себя ответственность утверждать, что белорусы - тупые. Белорусы - умные, мудрые, ответственные люди. Им надо дать хотя бы раз в истории реализовать свой потенциал.

- Говорят, все умные люди уехали из Беларуси…

- Полный бред. Да, много интеллектуалов покинули страну. Однако, как показывает опыт других стран, той же Ирландии, как только государство создает условия для реализации потенциала, то люди возвращаются на родину. Может быть, они потеряют немного в деньгах, но они получат возможность творить у себя на родине, они будут частью СВОЕГО сообщества. А это дорогого стоит. Мне много раз предлагали работу за пределами Беларуси. Однако для меня баланс политических, экономических, материальных и духовных взглядов и способов их реализации пока является оптимальным здесь. К тому же я люблю Минск. Считаю его лучшим городом в мире. Просто по несчастливой случайности, по слабости элит мы оказались в ситуации, когда за 18 лет издержки упущенной выгоды оказались просто огромными. А поскольку это наша страна, то ее нам и делать. Кто будет этим заниматься, кроме нас самих?

- Бытует еще одно распространенное мнение, что, мол, белорусам ничего изобретать не надо. Достаточно зарубежный опыт перенести на белорусскую почву. Согласны?

- Нет, конечно. Более того, результат может быть противоположный. Возьмем налог на добавленную стоимость. Изначально, когда он вводился французским экономистом, предполагалось, что он заменит другие налоги. В жизни вышло иначе. Сначала ввели НДС, а остальные не отменили, затем размер налогов увеличили. Сегодня мы не игнорируем зарубежный опыт и пытаемся внедрить его у себя, порождая огромную коррупцию. И не только в Беларуси, но и в России, и в Украине. Чтобы НДС администрировать, чтобы он заработал, нужна хорошо работающая система государственного администрирования. Нужно чтобы НДС люди воспринимали нормально, справедливо что-ли.
Ввели зачем-то антимонопольное законодательство. Не понимаю зачем? Это стало инструментом рейдерства госчиновников и силовых структур против бизнеса.

Последний пример - рекомендации Международного валютного фонда странам с переходными экономиками в связи с финансовым кризисом в мире. Фонд опять пишет, что Центробанки и правительства могут помогать предоставлять ликвидность или могут прибегать к мерам бюджетной помощи. Но МВФ не понимает, что правительство Беларуси, Украины или России не уходило из этой парадигмы. Если бы я был на месте Сидорского, я бы сказал: "Ребята, я все делаю так, как вы пишете". То, что сейчас делает белорусское правительство, четко укладывается в рекомендации МВФ! Вместе с тем фонд до сих пор не может четко определиться с виновниками финансового кризиса. Они не в силах сказать, что именно государство (будь то Беларусь, Россия или США) причастно к надуванию этого пузыря, который сейчас лопается. Поэтому чиновники будут пытаться переложить вину на некие жадные частные интересы, которые жируют за счет рядовых граждан.

- Однако согласно данным официальной статистики, ВВП Беларуси постоянно растет. Это дает основания утверждать, что наша экономическая модель самая лучшая.

- Это не чудо, когда в нашем регионе экономика растет ежегодно на 7%, а у нас - на 7,8%. С 1978 года весь мир развивается со скоростью 2%, а Китай - 10%. Вот это действительно чудо!
Если Беларусь станет 1% мирового ВВП, если мы станем 1% в мировой торговле, достигнем 1% по привлечению прямых иностранных инвестиций, тогда можно будет говорить о белорусском экономическом чуде без иронии. Этим самым мы сделаем Беларусь богатой, стабильной, безопасной страной. Это вполне конкретная цель. Путей достижения много.

Сперва надо провести администрирование системы управления, снять конфликт между рядом министерств и ведомств, которые с одной стороны пишут законы, с другой - их исполняют. Сегодня в Администрации президента принимаются все ключевые решения. А Совмин несет только ответственность за ошибки. Экономика Беларуси нуждается в глубокой реформе налогового законодательства. Также должна быть проведена приватизация финансовой и банковской систем в стадии конкуренции. Это лишь небольшой перечень мер. Мы свои разработки направляем в парламент, правительство. Власти, бывает, прислушиваются к нашим идеям. Так, например, во время последнего послания президента было сказано о налогах, о бизнес-климате, конкурентоспособности… Вместе с тем прозвучало много прямопротивоположных утверждений.

- Как вы считаете, потенциал у Беларуси больше, чем у соседей?

- Ну, соседи у нас разные. С некоторыми нам сложно конкурировать априори. У России - огромный рынок, большие запасы сырьевых ресурсов… Украина - тоже богатая страна. Но сейчас там полусерая, полубандитская экономика с неструктурированными экономическими и политическими элитами. Поэтому там во многом ключевой вопрос в управлении. Мы этих ошибок можем избежать. По своему потенциалу Беларусь может оказаться выше балтийских стран и приблизиться к Польше. Как я писал в своей книге, во всех случаях экономического чуда есть один элемент, который обеспечивает быстрый рост накопления богатства - это экономическая свобода. На мой взгляд, наш потенциал, приумноженный на трудолюбие белорусов, которых раскрепостят и которым станут больше доверять, может оказаться достаточно высоким.

Беседовал Александр Заяц

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-10%
-20%
-15%
-50%
-50%
-40%