171 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  2. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  3. В Будславе загорелся известный в стране костел
  4. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  5. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  6. Чтобы избежать очередей. В пункте вакцинации от COVID-19 в «Экспобеле» теперь предварительная запись
  7. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  8. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  9. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  10. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  11. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  12. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  13. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  14. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  15. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  16. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  17. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  18. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  19. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  20. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  21. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  22. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  23. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  24. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  25. Глава ВОЗ: Заболеваемость и смертность от COVID-19 вышли на плато на «неприемлемо высоком уровне»
  26. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  27. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  28. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  29. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  30. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ


В сравнительно молодом тутбаевском коллективе на днях произошло примечательное событие. 75-летний юбилей отметил заместитель генерального директора УП “Надежные программы” Владимир Рафаилович Коган. На своем веку этот человек повидал немало судьбоносных событий в истории Советского Союза.
 
- В 1954 году в Советском Союзе были впервые проведены испытания ядерного оружия с участием войск. Учения проходили в Тоцких лагерях в Оренбургской области. Две бригады из нашей дивизии по требованию сверху загрузили в поезда и бросили через весь Союз на военный полигон в Южно-Уральский военный округ. Мы разбили палатки, некоторое время жили и тренировались там, ждали, пока назначат дату учений. Командовал учениями маршал Жуков.
 
Суть учений состояла в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. В назначенный час бомбардировщик сбросил с высоты 13-и километров ядерную бомбу с тротиловым эквивалентом 40 килотонн.
 
Мы (тяжелая артиллерия) находились в блиндаже в 5-7 километрах от эпицентра. По сценарию после взрыва бомбы мы должны были начать артиллерийскую подготовку. Я был старшим офицером на батарее (четыре орудия). Уже после десяти минут гильзы не выбрасывало обратно. Поскольку мы стреляли холостыми снарядами, а не боевыми, то стволы раскалялись очень быстро. Солдаты были измочаленными, делали все возможное, чтобы выполнить важное задание. Ведь Жуков сказал, что если хотя бы одно орудие не выстрелит, мало всем не покажется…
 
После арт-подготовки мы перешли в наступление. Наша первая боевая позиция была в задымленном лесочке, в 2-3 километрах от эпицентра. Но уже там мы видели хомячков с разорванными брюшками… Из-за повышенного уровня радиации мы были одеты в защитную форму. Однако дышать было невозможно. Нам ничего не оставалось, как снять противогазы…
 
К вечеру учения закончились. Однако многие солдаты даже от еды отказывались. Хотя повара говорили, что походную кухню водой промыли… В результате учений тысячи человек получили огромную дозу облучения. Мне доподлинно известно, что большинства из членов батальона, который проходил через эпицентр после взрыва, уже нет в живых.
 
У меня есть документы, подтверждающие причастность к этим событиям. В России есть льготы для участников эксперимента над людьми на Тоцком полигоне. В Беларуси льгот нет. Сейчас вот лишился и льготы на проезд в транспорте…
 
- Это правда, что после всех вышеозначенных событий с участников взяли подписку о неразглашении военной тайны?
 
- Да. Впрочем, я не знаю случаев, чтобы меня кто-то контролировал или проверял, распространяюсь ли я на эту тему. Нам был запрещен выезд за границу. Первый раз я оказался за пределами Беларуси, уже работая в "Надежных программах".
 
- Владимир Рафаилович, Вы стали свидетелем событий, о которых наше поколение знает лишь из учебников истории. Давайте вернемся к истокам и поговорим о Вас. Где родились, как прошло детство?
 
- Я родился в Беларуси, в Новобелице (Гомельская область). Детство пришлось на довоенное время и было домашним и безоблачным, как, наверное, и у всех детей. Во время войны отец был на фронте, а мы - в эвакуации. Было страшно и голодно. В 44-м году после освобождения Гомеля мы вернулись домой. А уже в 1947-м году я поступил в Минское артиллерийское подготовительное училище, в которое набирали мальчиков, закончивших 7 классов средней школы. В нем мы проходили начальную военную подготовку, получали среднее образование, а потом автоматически зачислялись в военное училище, после обучения в котором присваивалось звание лейтенант. Молодые офицеры направлялись для дальнейшего прохождения службы в артиллерийские части. Таким образом мальчишек оберегали от бесхозного детства, да и в стране ощущалась нехватка офицерских кадров. Старшие уже навоевались, служить не хотели, а для юношей это была возможность получить среднее гражданское и военное образование одновременно. В 1951 году я закончил 2-е Московское артиллерийское подготовительное училище с серебряной медалью. Только по истории была "четверка".
 
После этого был направлен во 2-е Ленинградское артиллерийское среднее военное училище. В 1953 году я закончил это учебное заведение, и поскольку закончил его неплохо, сам выбирал место прохождения дальнейшей службы. Вернулся на Гомельщину. Под Мозырем располагалась дивизия тяжелой артиллерии. Службу начал с должностей "командир огневого взвода", старший офицер батареи.
 
В 1957 году поехал поступать в Военную инженерную академию им. Ф. Э. Дзержинского, которая на ту пору считалась одним из лучших учебных заведений для офицеров. Находилась она в Москве и давала университетский курс по математике и другим точным дисциплинам. Получил специальность инженера-электрика по ЭВМ. И с этой новой для тех лет специальностью я оказался на Байконуре.
 
- Что больше всего запомнилось за время службы на Байконуре?
 
- Ну, во-первых, офицерский состав был высококлассным. Все специалисты были хорошо подготовлены. Служащими были жены офицеров, которые имели высшее математическое образование. Несмотря на тяжелые условия жизни, все были очень патриотично настроены, как бы странно это сейчас ни звучало. Понимали ответственность, которая была возложена на нас. Власти нас не миловали, были проблемы и со снабжением, и с жильем. Да и степь кругом, жара невыносимая, а кондиционер сложно было купить. Они были огромными, и их невозможно было привезти из центра, а на Байконур их не поставляли.
 
- Наверное, на стратегически важном объекте были самые лучшие и самые мощные вычислительные машины?
 
- Нет, ЭВМ были совершенно обычными. Да и вообще, я думаю, что Байконур тогда снабжался таким оборудованием по остаточному принципу. Лучшее тогда находилось на самом верху. Впрочем, это касалось не только ЭВМ…
 
Начинали с "Уралов". Потом были "М" в различных модификациях - М20, М220, М220-М, БЭСМ. Были и специализированные комплексы, центр которых - машина, состыкованная с различной аппаратурой для сбора и обработки телеметрической или траекторной информации.
 
- Каков был уровень вычислительных систем, программирования тогда?
 
- Что такое программирование в 62-м году? Это программирование в кодах ЭВМ. Был так называемый автокод, были двухадресные минские машины. Или машины класса "Урал" - одноадресные. Я застал "Урал-1", первую нашу вычислительную машину на лампах с быстродействием 100 операций в секунду.
 
Эксплуатировались тогда и "ЭВМ непрерывного действия".
 
Из языков программирования помню автокод, в середине 60-х годов широкое распространение получил Алгол, его даже усовершенствовали (Алгол-68). Потом пошли элементарные языки вроде Фортрана, Бейсика. Были проблемы с базами данных - всё приходилось держать в голове или на бумажке. Программировать было очень сложно - в 4096 ячеек оперативной памяти нужно было "запихнуть" и программу, и результат, и какие-то внешние данные. Помню, делал программу, где было много данных по испытаниям ракет. То есть, информация записывается на внешний носитель (бобину с магнитной лентой) и оттуда поступает на ЭВМ. А лента не успевала, я её подкручивал, подкручивал руками…
 
Перфокарты были, само собой. Вот такая колода карт - программа. Что-то поменялось - карту выбрасываешь, новую набиваешь… Целое подразделение было по набивке перфокарт. Хорошо, если в середине кусочек программы обновился. А если в нескольких местах? Всё перелопачивать, потом складывать. Сложил не так - программа не идет… Поскольку индивидуальных машин не было, время машинное распределялось администрацией. Многие ходили работать по ночам.
 
- Чем Вы занимались на Байконуре?
 
- Вычислительный центр, в котором я служил, находился непосредственно в самом городке и состоял из нескольких подразделений. Отдел, где я работал, назывался просто - отдел программирования. Принимал непосредственное участие в разработке комплекса программ по математической обработке результатов испытаний межконтинентальных баллистических ракет и ракетно-космических комплексов. Активно участвовал во внедрении, испытаниях и совершенствовании новых измерительных систем измерительного комплекса космодрома. Принимал непосредственное участие в обработке результатов испытаний МБР и запуска пилотируемых космических кораблей "Союз", "Салют", "Интеркосмос", лунного космического корабля Л-1, первой универсальной ракеты-носителя "Энергия" с орбитальным кораблем многоразового использования "Буран", других космических систем.
 
Одна из лабораторий отдела программирования разрабатывала программы и по ним проводила расчеты полетных заданий боевых ракет. Затем результаты расчетов нашим отделом баллистики отправлялись в Москву, где сверялись с результатами расчетов Генштаба и 4-го НИИ в г.Болшево. Если в трех случаях результаты совпадали, расчеты утверждались.
 
Одна из лабораторий занималась разработкой научных программ по обработке результатов измерений полета ракеты и прогнозирования места ее падения.
 
Очень поощрялась научно-исследовательская работа, направленная на совершенствование измерений и испытаний ракетно-космических систем. Утверждались темы как для самостоятельной работы, так и для совместной с другими научными учреждениями. Я защитился в 1972 году по теме, связанной с улучшением методик испытаний ракет-носителей. Получил ученую степень кандидата технических наук, позднее - звание старшего научного сотрудника. После защиты по совместительству стал преподавать в МАИ, филиал которого был на Байконуре. В 1987 году в звании полковника-инженера уволился из рядов Вооруженных сил и переехал на постоянное место жительства в Минск. Начал работать в ВНИПИ Статинформ.
 
- А были ли вы лично знакомы с первыми советскими космонавтами - Гагариным, Леоновым?
 
- Ну, конечно, таких панибратских, или, скажем, близких отношений не было. Но их приглашали в часть, на торжественные встречи, где они выступали. Космонавты жили в Звездном городке под Москвой. Но перед полетами их селили в гостиницу на Байконуре, и они свободно перемещались по территории. Абсолютно незаносчивые, приятные люди. Мы встречали их в магазинах, вместе загорали на пляже. Помню примерно всю первую десятку космонавтов. А потом явление потеряло свою остроту, новизну, и стало почти обыденностью…
 
- Говорят, уже в те далекие времена набирало обороты соперничество между Советским Союзом и Соединенными Штатами в области космонавтики.
 
- Первые американские космонавты (астронавты) приезжали к нам в 1975 году, когда был первый совместный полет по программе ЭПАС. По впечатлениям, которыми они делились после посещения нашей страны, больше всего их удивила широта русской души, то, что их кормили и поили бесплатно, и наш неустроенный быт. Читал, что они из-за того, что им на мыс Канаверал привезли не очень свежее пиво, устроили забастовку. Вместе с тем, во время визита на Байконур, какими-то своими приборами американцы запеленговали месторасположение наших комплексов.
 
- Шпионили?
 
- (Улыбается.) Наши же тоже были не лыком шиты. Во время визита иностранных делегаций офицеров переодевали в гражданскую форму, чтобы скрыть, что ведутся военные разработки. Но ведь для опытных специалистов и так было понятно, что гражданский человек не будет подходить к своему коллеге со словами: "Разрешите обратиться, товарищ капитан!".
 
- Когда Вы перешли работать в "Надежные программы"? Как познакомились с нашим генеральным директором Юрием Анатольевичем Зиссером?
 
 - Меня с Юрием Анатольевичем свели в 1992 году родственники родственников. Именно тогда "Надежные программы" только начинали свое существование. На фирме были заняты 3-4 человека, работали в основном дома. Первые годы нам было очень тяжело. Считали каждую копейку. Технику брали в лизинг. Оклады были больше, чем на заводах, но не огромные. Шла борьба за клиентов, ведь на начальном этапе "Надежные программы" разрабатывали ПО для банков. К слову, программы, которые были разработаны нами тогда, до сих пор работают в некоторых банках. Юрий Анатольевич - молодец. Все время держит нос по ветру. Его новое детище - интернет-портал TUT.BY - стремительно развивается.
 
- Все удивляются Вашей спортивной подготовке. Делаете каждое утро зарядку или есть какие-то другие секреты?
 
- Я бы не сказал, что очень люблю спорт, я просто люблю себя и свое здоровье. В один прекрасный момент понял, что необходимо вести здоровый образ жизни, если хочешь постоянно быть в форме, хорошо себя чувствовать. Здоровый образ жизни поддерживает здоровый тонус, хорошее настроение и т. д. Если нет никаких наследственных, патологических факторов, то твое здоровье зависит только от тебя. Конечно, армия приучила к дисциплине, да и физическую подготовку дала неплохую. Для офицеров армии занятия физподготовкой стояли обязательным пунктом в распорядке работы. 2 часа в неделю - обязательный минимум. Мы ходили в бассейн, играли в футбол… Я был едва ли не единственным начальником отдела, который лично руководил занятиями по физподготовке. Помимо того, что такие занятия помогают оставаться здоровым, они еще и сплачивают коллектив.
 
По моему мнению, здоровый образ жизни - это не только занятия спортом, но и правильное, рациональное питание, отказ от вредных привычек. До 50-ти лет я был заядлым курильщиком. Потом бросил. Случилось это примерно в 1985 году. В отпуске сказал жене, что это последняя мною выкуренная пачка сигарет. После этого ни одной сигареты больше даже в рот не взял, хотя до этого несколько раз пытался бросить, но срывался и начинал заново. От спиртного я полностью не отказался. Я в научной литературе прочитал, что хорошее вино в разумных дозах даже полезно.
 
По поводу режима дня… Просыпаюсь раньше семи утра, потом физическая зарядка. Она занимает у меня от 35 минут до часа. Как правило, ложусь спать не позже одиннадцати вечера. Вот Юра, например, иногда жалуется на головные боли. Я спрашиваю, а ты во сколько спать ложишься? "В 3 ночи". Это видно и по приходящим письмам. "Почему так поздно?" "У меня 30 неотвеченных писем". Думаю, что многие письма он пишет для души, у него много друзей в Израиле, в США… А Юра же обстоятельный и обязательный человек, пока каждому ответит… Я ему посоветовал ограничить количество писем. Сейчас писем меньше, но они стали более глубокими. (Улыбается.) Есть еще один выход. Ограничить число работ. Говорят, не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня. Я считаю, что этим правилом следует руководствоваться не всегда. Если не успеваешь, нельзя себя заставлять. Отложи на завтра. А завтра, может, и не надо это уже делать. (Улыбается.)
 
Коллектив УП "Надежные программы" сердечно поздравляет Владимира Рафаиловича с 75-летием! Желаем юбиляру крепкого здоровья, счастья и благополучия!
 
Александр Заяц, Николай Щетько
-10%
-9%
-21%
-20%
-10%
-20%
-49%
-25%
-25%
-10%
-17%