108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  2. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  5. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  6. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  7. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  18. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  26. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  27. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  28. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  29. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  30. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг


Французский писатель Пьер Журд подал в суд на жителей родной деревни, ставших прототипами персонажей его книги "Затерянная страна". Он обвиняет их в нападении на свою семью летом 2005 года.

Историю этого романиста, пострадавшего от своих творений - "литературных" персонажей - рассматривает суд города Орийяк. На скамье подсудимых - пятеро обвиняемых. Дело шестого, во время описываемых событий еще не достигшего совершеннолетия, будет рассматривать суд для несовершеннолетних.

В своей книге "Затерянная страна" ("Pays perdu"), вышедшей в 2003 году, писатель рассказывает о нравах жителей своей родной деревни Люссо (департамент Канталь): о кровном родстве и "тайных" историях, о которых известно всей округе, и даже об изменах. Но некоторые жители деревушки к несчастью узнали себя под литературными псевдонимами, и им не понравилось, что их сделали объектом насмешек. Вместо того, чтобы посмеяться, они предпочли начать драку.

"Примерно через год после выхода о книге узнали в деревне, - рассказал сам Пьер Журд французской газете Le Figaro. - Я знал, что мной недовольны, мне угрожали. Именно по этой причине в 2004 году я написал им большое письмо с разъяснениями". В нем писатель объяснил, что его единственным побуждением к написанию книги было "рассказать историю отца, для которого Люссо было самым важным местом мира".

Но 31 июля 2005 года, приехав в Люссо с женой и детьми, на въезде литератор увидел странный плакат: "Добро пожаловать, Шарлетю". Шарлетю - это "поэт, о смерти которого рассказывают" в деревне. Все знали, что Пьер Журд приедет. Он не успел даже добраться домой, как внезапно две машины окружили его. Шестеро или семеро человек стали оскорблять его, угрожать его семье.

По его словам, он был знаком с этими людьми. "Все они были у нас в гостях на Рождество 2000 года, - признается он. - К одному из них я ездил в больницу, когда у него случился инфаркт. Здесь все со всеми знакомы. У них была истерика, я не понимал ни слова из того, что они говорили. Я предупредил одного из них, которому тогда было лет 70, что, если они не перестанут, я его ударю". Он не перестал. "Я его ударил один раз", - признается Журд. Семья писателя чудом избежала линчевания. После этого семья литератора больше в родную деревню не приезжала.

"Можете ли вы представить, что Тенардье (персонаж романа "Отверженные") поколотил Гюго или что кто-то из Ружон-Макаров преследовал Золя?" - рассказывая об этой истории, задается вопросом обозреватель французской газеты.

Издание отмечает, что перу писателя Пьера Журда, читающего курс литературы в университете Валанса, принадлежат книги "Литература без желудка" (La Littérature sans estomac), где он с блеском описал парижские литературные круги, и "Тайные пиршества" (Festins secrets).
-20%
-30%
-10%
-50%
-25%
-20%
-50%
-50%
-27%
-23%
-12%