фотоКаждая уважающая себя страна должна иметь секс-символ. Штаты сходят с ума по Памеле Андерсон. Маленькая Эстония восхищается супермоделью Кармен Касс, которую соотечественники даже выдвигали в Европарламент. А вот белорусам еще предстоит определиться со своими симпатиями. “Салідарнасць” решила составить словесный портрет национального секс-символа.

В создании этого светлого образа приняли деятельное и творческое участие 10 хорошо известных в стране мужчин: музыкант Сергей Михалок, модельер Иван Айплатов, профсоюзный лидер Александр Ярошук, актер Анатолий Кот, историк и писатель Владимир Орлов, политик Александр Милинкевич, художник Владимир Цеслер, поэт Рыгор Бородулин, журналист Петр Марцев и сексолог Дмитрий Капустин.

Самая сексуальная часть тела. Пускаясь во всевозможные размышления о бренности бытия, мои собеседники долго и нудно рассказывали, как важно, чтобы женщина была просто другом, чутким и понимающим существом. Однако после клятвенных заверений, что эти сведения мне нужны исключительно для статистики и “внутреннего пользования”, а на страницах нашей газеты в ближайшее время не появится разоблачительных материалов с заголовком “Известный музыкант (историк, художник…) любит девушек с пятым размером груди!”, дело двинулось куда веселее.

Некоторые мои собеседники к этому вопросу тут же подошли всесторонне: “Калі ідзеш насустрач, вочы найперш ацэньваюць бюст. Калі ж павернутая рэверсам, позірк сам сабою спыняецца на тым месцы, дзе спіна губляе сваё гордае найменне” (автор ну очень просил его не называть). Попадались среди опрошенных и беспросветные романтики: “когда любишь, то все кажется сексуальным”, нашлись и непритязательные в своих желаниях мужчины: “главное, чтобы зубы были на месте”.

Однако самой сексуальной частью тела (8 из 10) безоговорочно была признана именно та, что сзади “между талией и коленками” и “за которую женщины потрогать не дают” (какой именно она должна быть, см. ниже — в смысле, по тексту). В этой своей любви белорусы, как оказалось, не одиноки. По словам большого специалиста по истории Древней Греции сексолога Дмитрия Капустина, в свое время греки даже поставили храм ягодицам. (Да? А у меня было совсем иное представление об архитектуре того периода…)
На втором месте по популярности — девушки, только не падайте! — глаза. Вот уж чего точно никогда не замечала, так это чтобы на улице мне кто в глаза заглядывал. А вот грудь у мужчин, как оказалось, особой популярностью не пользуется (2 из 10): “есть — хорошо, нет — ну и не надо”. И можно было бы уже бежать к хирургу откачивать силикон, если б не специально включенный в опрос пункт “бюст”. Также среди наиболее почитаемых женских прелестей мои собеседники называли губы (3), волосы (2), руки, ступни ног, пупок (по 1), “всё” (2).

Чтобы иметь более точное представление о белорусском секс-символе, стоит все же конкретизировать. Начнем, пожалуй, с головы. Сразу отбросим ее содержимое (не то чтобы за ненадобностью, просто об этом мы скажем позже).

Волосы. Спешу разочаровать лысых красавиц — только три человека высказали мнение, что “девушка с аккуратной лысой головкой тоже может быть сексуальной”. А зря, очень практично, на одежде, опять же, ничего не остается. Но это оценили только Иван Айплатов, Владимир Орлов и Владимир Цеслер. Остальные мужчины по этому поводу сказали свое решительное “нет” и большинством голосов выбрали белорусок с длинными светлыми волосами. Правда, политик Александр Милинкевич в этом месте как-то задумчиво изрек: “Вот странно, всегда любил брюнеток, а женился почему-то на блондинках!”.

Глаза. Как ни удивительно, но некоторым моим собеседникам оказалось абсолютно безразлично, “какого цвета глаза преданно смотрят на них из-под полуопущенных ресниц”. По мнению поэта Рыгора Бородулина, главное — чтобы была “вар’-яцінка ў вачах”. Остальные же утверждали, что белорусский секс-символ должен обладать светлыми глазами. В результате первое место досталось зеленоглазым красавицам. (Дорогой г-н Михалок! “Оттенки бирюзового” и “цвета морской волны” встречаются только на контактных линзах и картинах художников-маринистов, а вот “близкий к хитрому зеленому” — это пожалуйста.) Хотя у художников на этот счет тоже свое мнение: Владимир Цеслер, например, на вопрос, какими должны быть глаза у белорусского секс-символа, ответил лаконично: “Закрытыми!”.

И было бы это очень романтично, если б на следующий свой вопрос относительно рта белорусской красавицы я не услышала от него аналогичный ответ: “Тоже закрытый”.

Рот. Другие, не столь “романтичные” мужчины нашли, пожалуй, более яркие эпитеты. “Вусны павінны быць поўныя, пачуццёвыя, сакавітыя, авантурна-смелыя, — высказал свои пожелания Владимир Орлов и поделился наблюдениями: — Тонкія сведчаць не пра лепшыя якасці жанчыны”. По мнению мужчин, представительницы слабого пола должны иметь к тому же небольшой рот. Хотя практичный
г-н Михалок настаивал, что с бородатыми мужчинами женщинам с маленьким ртом и тонкими губами целоваться больно.

Нос. По поводу носа было высказано лишь одно пожелание: “Мне падабаецца той, што ведае, у якія мужчынскія справы не трэба ўлазіць” (надеемся, что Владимир Орлов не нас имел в виду).

Бюст. Вот мы потихоньку и добрались до той части тела, которая, как утверждали наши собеседники в начале опроса, для них особого значения не имеет. Приведу лишь высказывания по поводу желаемого размера бюста белорусской красавицы: “побольше”, “лепей, каб ён быў”, “чем больше, тем лучше”, “вядома, паболей, каб не быў, як у пеўня каленкі”, “больше среднего”. Тот же, кто утверждал, что не преклоняется перед большой грудью, называл размеры — 3-4 (интересно, а большая — это тогда сколько?).

Многие в номерах бюстгальтеров просто не ориентировались, поэтому, чтобы понять, насколько активно они машут руками на другом конце провода, мне пришлось предложить им в качестве эталона Памелу Андерсон (среди белорусок столь анатомически известной красавицы я не нашла). Тогда любители “небольшой груди” сразу же уменьшали прелести актрисы в два раза. Путем нехитрых арифметических действий получилось:

8 (размер Андерсон):2=4. Только г-н Марцев заявил, что для белорусского секс-символа вполне будет достаточно 2-3-го размера груди. Правда, при этом он уточнил, что “в ранней молодости любил побольше”, и со вздохом добавил: “Детские представления о жизни!”. Еще один (не скажу, кто этот благородный человек) заверил, что для него размер бюста до такой степени не имеет значения, что он вовсе простит своей избраннице его отсутствие (избранница, очевидно, тоже многое может ему простить — с закрытыми-то глазами и ртом!).

Попа. Только теперь я узнала истинное предназначение этой части тела. “Каб натхняла, — не задумываясь, с ходу провозгласил один из представителей высокого искусства и огласил стандарт: — Каб было што ў абедзве рукі ўзяць і адчувалася пругкім і крамяным”. В общем, добавив лишь эпитеты “хорошая” и “круглая”, с ним согласилось подавляющее большинство респондентов (8). И только двое признались, что по этой части “ничего выдающегося” они не любят, и потому рекомендуют белорускам стремиться к спортивному типу.

Ноги. Практически все мужчины единогласно провозгласили: “Длинные и стройные!” Некоторые еще добавляли: “пропорциональные телу” и желательно с небольшим размером обуви. И только модельеру Ивану Айплатову все равно: “Если бы я выбирал курицу, я смотрел бы, какая у нее голень и какого она цвета, а так…”.

Чтобы иметь полную картину о том, как должна выглядеть сексуальная белоруска, следует учесть еще несколько параметров.

Комплекция. По этому поводу сразу два человека рассказали мне один и тот же анекдот про то, что только 10% мужчин любят полных женщин, остальные же 90% — очень полных. То есть вот так: пытаешься выглядеть, как Клаудиа Шиффер, изнуряя себя всевозможными диетами, а тебе раз и заявляют: “Не люблю таких, как показывают по каналу Fashion. Обезжиренных. Мне их просто жалко”. Причем одно дело, когда об этом говорит политик, но когда практически то же самое утверждает модельер, уже стоит задуматься: “Хрупкие создания — образ, навязанный журналами, это стандарт для подиума. Мои пристрастия принадлежат женщинам, которые состоялись как женщины”. И для кого мы, извините, тогда стараемся? “Женщины вообще часто делают не то, что нравится мужчинам”, — заключил философ Цеслер. Свои пристрастия к стройным девушкам все же подтвердили два человека. Еще двое признались, что действительно в молодости “отдавали предпочтение стройным и подтянутым”, но со временем пересмотрели свои взгляды в пользу “разных”.

Рост. По этому поводу все знаменитости продемонстрировали исключительную солидарность: женщина должна быть невысокой — 160-170 см. А Александр Ярошук провозгласил: “Маленькие женщины — для любви, большие — для работы!”.

Возраст. Определить годы наибольшего расцвета женской сексуальности оказалось практически невозможно: одни боялись назвать нижнюю планку (“еще посадят”), другие — не могли остановиться (“знавал я даму 80 лет…”). Молодые собеседники утверждали, что их “фантазии не ограничиваются девушками от 17 до 30, главное — чтобы 50-летняя женщина не пыталась выглядеть, как 17-летняя”. А вот некоторые видавшие виды мужчины, наоборот, отдали предпочтение более юным созданиям. Дмитрий Капустин рассказал, что в Древней Греции женщины после 28 лет уже не считались сексуально привлекательными. Поэтому от этой развитой (как думалось) цивилизации и остались одни развалины. Историк и писатель Владимир Орлов вспомнил, что и у нас 11 веков назад жениться мужчины предпочитали на девушках лет 12. Вот так: не взяли тебя до 16 лет — считай, девка-вековуха, и одна тебе дорога — в монастырь.

Другие особенности. Не включить этот пункт я не могла. Практически все мужчины после каждого своего ответа добавляли: “но это не главное”. И я, наконец, позволила им поведать, что же еще должно быть у белоруски, чтобы она действительно могла называться секс-символом. Ответы поразили. Четверо мужчин тут же заявили, что для них в женщине важны “хорошее чувство юмора” и “саркастические мозги”. Вот только интересно: если мы говорим о секс-символе, то где именно она должна блистать этим своим чувством юмора? Мне раньше казалось, что мужчины как-то болезненно реагируют на такие вещи.
На втором месте оказался интеллект (3) — ну, это, наверное, чтобы было о чем после поговорить. “Главное — ее умение и талант общаться”, — подтвердил мои догадки Александр Ярошук. «Да будь она хоть в микромини и с декольте, но если вдруг произнесет «Чё?», то про что тут можно еще говорить?» — поддержал его Иван Айплатов. Оно-то, наверное, так, но ведь со спины, если, например, идешь по улице, уровень интеллекта девушки не сразу бросается в глаза? “На самом деле зачастую и сам не знаешь, по какому критерию выбираешь: все происходит на инстинктивном уровне — у собаки же не спрашивают, почему она выбрала того или иного партнера?” — согласился Иван. “Она просто должна вызывать желание. Есть эдакие барби 90х60х90, на которых смотрел бы и смотрел, а подойти и прикоснуться к ним не хочется”, — поделился наболевшим Петр Марцев.

Это, конечно, все замечательно. Но мы, будучи девушками практичными, для того и интересовались, чтобы знать, как приблизиться к идеалу. Хорошо, что есть на свете Владимир Орлов — уж он нам точно не даст пропасть: «У кожнай жанчыне сапраўдны мужчына здольны знайсці тое, што яго можа натхніць. У адной — вочы альбо ножкі, а ў некаторай — проста непаўторная радзімка, — со знанием дела заключил писатель и поделился жизненным опытом: — На мяне не менш за памер бюсту ўплываюць жаночая вынаходлівасць, авантурнасць… Альбо апетыт. Калі жанчына са смакам есць і п’е, яна будзе і ў ложку значна цікавейшая за тую, якая ганяе 30 хвілін па талерцы кавалак памідору”.

“Самая сексуальная женщина — это влюбленная!” — заверил нас Александр Милинкевич (нам бы побольше таких мужчин, как вы, Александр, тогда белоруски были бы самыми сексуальными женщинами в мире!). “Главное, чтобы я ей нравился”, — ой, похоже, благодаря Анатолию Коту мы уже самые сексуальные в мире!

Анастасия Зеленкова
-20%
-50%
-50%
-10%
-15%
-50%
-10%
-10%
-70%