Калейдоскоп


Американский рок-музыкант, экс-участник легендарных групп Deep Purple и Rainbow Джо Линн Тернер собрался переехать на жительство в Беларусь. На это его подвигла жена, которая оказалась белоруской. Майя Козырева рассказала TUT.BY о реальности этих планов, о своей встрече с музыкантом и что хорошее и плохое она сейчас видит в Беларуси.

Фото предоставлено Майей Козыревой
Фото предоставлено Майей Козыревой

— Майя, на пресс-конференции в Симферополе Джо Тернер сказал, что хочет переехать в Беларусь и что это желание от его «русской жены».

— Я всегда предпочитаю оставаться в тени и особо не предавать огласке наши личные отношения. Именно поэтому в прессе мало информации. Да, такая идея серьезно рассматривается. Но на данный момент я не могу ответить точно. Возможно, мы не переедем на постоянное место жительства. Летом будем жить в Беларуси, наслаждаться солнышком и свежими фруктами, а зимой уезжать.

Я ежегодно приезжаю в Беларусь навестить родителей. У нас в стране очень много хорошего. И мне очень хотелось бы, чтобы наши белорусские люди это ценили, берегли и развивали. Красота природы, чистота — это нужно оберегать.

— По словам вашего мужа, в 12 лет вы сказали, что выйдете за него замуж, а в 22 вы с ним познакомились. Как это произошло?

— Это была классическая история из книги «Секрет» о визуализации своего будущего. Поэтому я призываю всех мечтать о непредсказуемых вещах. Ничего непредсказуемого в нашей жизни не бывает. Чего бы мы ни попросили от жизни: хорошего или плохого — нам все будет дано всевышним. И всегда нужно настраиваться на положительный ход мыслей, на позитив, на желание самого лучшего ближнему. Если мы излучаем негатив, он будет притягиваться.

К сожалению, эта черта присутствует в наших людях. Так как я сама из Беларуси, я могу открыто говорить, что очень часто вижу непонятную зависть, негативные желания. Именно поэтому стараюсь не разглашать о том, как я живу. Но при любой возможности стараюсь поделиться положительными эмоциями. Нужно ценить каждый момент жизни — что ты утром проснулся, здоров и можешь пойти на двух ногах на работу. У меня есть принцип — никогда не жаловаться. Когда мы жалуемся — мы слабеем. Что бы ни происходило в нашей жизни, нужно думать о хорошем. Плохое случается для испытания силы и веры в себя. У меня произошло воплощение моих желаний в жизнь.

— А вы помните, как приехали в Москву на концерт будущего мужа? Как пробились среди толпы поклонников?

— Это был мой первый выезд из Минска. До этого я нигде никогда не была. Не было такой возможности. Был февраль и я поехала одна с маленьким чемоданчиком и своей мечтой. Помню, что было очень много снега. Я приехала на концерт, там было около трех тысяч человек, среди них какие-то политики и много охраны.

Рассказывая об этой истории нашим друзьям и знакомым, я всегда говорю, что в нашей жизни всегда присутствуют ангелы. У кого-то один, у кого-то их несколько. Кто-то их потерял из-за негатива и неверных поступков. С каждой плохой мыслью, с каждым плохим словом мы теряем частичку души. И в какой-то момент она может полностью иссякнуть, а человек останется без поддержки свыше.

И в тот момент я почувствовала присутствие помощи сверху. Сразу после концерта ко мне подошел человек. Он не представился, не спросил, как меня зовут, и задал вопрос: что ты хочешь? Я ответила, что хочу воды. В тот момент я была переполнена эмоциями от концерта моего кумира, от того, что увидела его вживую. Человек дал мне бутылку воды и спросил: что ты еще хочешь? Я ответила, что хочу пожать руку Джо Тернеру. Он меня повернул и направил к двери, которая была закрыта черной шторой. Дал мне в руки мою сумку, которая стояла на барной стойке и подпихнул меня в двери. Со мной он не пошел. И позже я вспоминала, что не видела у него никакого бейджа.

Я оказалась внутри и увидела Джо. Подошла к нему со спины и похлопала по плечу. Он повернулся — и у нас случилась любовь с первого взгляда. Позже он мне признался, что видел мое лицо во сне, когда написал песню «Street of Dreams» для Rainbow. Она посвящена реинкарнации. Он проснулся и записал ее. Песня стала одной из самых успешных в его карьере.

Вокруг было много людей: журналисты, селебрити… У всех был шок, что появилась какая-то неизвестная девушка. Охранник пытался грубо меня вывести. Но Джо начал на него кричать, взял меня за руку и увел к себе в гримерку. Закрыл ее на ключ. В двери стучали люди и не понимали, что происходит. Джо сказал: успокойся, расскажи мне, кто ты. Так мы проговорили минут сорок.

Потом он предложил поехать к нему в отель выпить кофе и поговорить. Я отказалась, так как мне было физически тяжело переносить эту бурю эмоций. Когда я уходила, он сказал фразу: «Я думаю, мы с тобой очень скоро увидимся». Мы вышли, и пока он фотографировался с поклонниками, я поехала на вокзал и села на поезд в Минск. Я была так шокирована, что даже не оставила своего адреса электронной почты.

Фото предоставлено Майей Козыревой
Фото предоставлено Майей Козыревой

— Как вы общались дальше?

— Спустя семь месяцев мы встретились в Болгарии. Я приехала к нему на фестиваль, и там начали завязываться наши отношения. Друзья написали мне на листике мои контакты, дали в руки и шутили: если не сможешь говорить — отдай бумажку. Потом мы стали встречаться регулярно.

А московская история, когда я почувствовала присутствие ангела не единственная. Однажды в Стамбуле появился незнакомый молодой парень, который так же меня провел и исчез. Когда его все начали искать, оказалось, что никто его не видел, и в клубе он не работает.

— Как вы познакомились с творчеством Джо?

—  Это был 1997 год. Мой папа очень большой поклонник Rainbow. Однажды он дал мне послушать кассету и сказал: послушай, развивай свой музыкальный вкус.

Я услышала голос Джо и в тот вечер сказала маме, что Джо — единственный мужчина, с которым я хочу провести свою жизнь. Я даже не видела видео выступлений. На тот момент было очень тяжело их достать. Я знала всех работников музыкальных магазинов и точек. Для меня находили редкие материалы, привозили их из Москвы. Тогда не было интернета. Но услышав его голос, я почувствовала, что знаю его очень давно.

В тот вечер я плакала, у меня был эмоциональный всплеск. В принципе, это характерно для 12-летнего ребенка. Я знала, что это моя судьба. Мне тяжело объяснить, и может поэтому часто люди мне не верят. Я искренне всем желаю испытать такие чувства хотя бы раз в жизни. Это какие-то неизвестные истории реинкарнации. Ведь папа тогда дал мне именно тот альбом, в котором была песня Street of Dreams.

— Как вам удалось отучить мужа от пагубных привычек рок-н-ролльщика?

— Я использую два метода — пряник и хлыст в зависимости от ситуации. Наши великолепные славянские женщины обладают генетическим знанием, как заботиться о наших мужчинах, как их любить, как относиться с терпением. Пришлось над многим работать.

Когда я его встретила, Джо был несчастлив. А когда мы несчастливы внутренне, это отражается на нашем карьерном успехе, на здоровье, на привычках. Боролась любовью. Вначале заставляла его ходить в спортзал. Американские женщины ему никогда не готовили, никогда никто о нем так не заботился. У него не было домашнего очага, кроме дома его мамы. Сейчас я готовлю каждый день. Мы покупаем только чистые органические продукты. Так как в Америке тяжело найти продукты без ГМО и добавок, мы ездим в специальный магазин. Это дисциплина, которой должны все придерживаться: ежедневные физические и кардионагрузки, медитации. Этот комплекс различных практик помог очень сильно.

Когда мы меняем внутренний мир, все поменяется само собой. У человека пропадет потребность в алкоголе. К сожалению, в Беларуси я вижу огромный бич алкоголизма и наркомании, непонятное собрание низменных интересов и привычек. Для меня это печально. Так как в белорусском народе заложен огромный потенциал и огромная сила, которые мы доказывали последние сто лет, пережив столько нехорошего. И я не стесняюсь говорить, что я белоруска и я люблю Беларусь. Почему люди не могут показать эту силу в своем жизненном выборе, для меня это остается загадкой.

Если мы хотим, чтобы нас уважали и к нам приезжали, в Беларуси нужно развивать живую музыку, танцы, чтение стихов, литературные вечера, стремиться сохранить белорусский язык, белорусскую кухню. Все те вещи, которые будут нас делать нацией, представлять на международной арене.

— Интересно, что, уехав в США, вы позиционируете себя белоруской. Многие наши соотечественники, когда переезжают за границу, пытаются раствориться.

— В Нью-Йорке я стараюсь особо не поддерживать контакты с русскоязычным населением. В Бруклине живет очень много русскоязычных, но я ни разу туда не ездила. Именно то, о чем вы говорите, и является причиной моего отстранения. Очень многие люди меняются, переезжая в США. Их целью существования становится денежная выгода во всем, всегда и везде. Я этого лозунга не поддерживаю.

В первый год жизни здесь у меня было несколько неприятных историй, когда я обращалась к русским докторам или русским юристам. К сожалению, я была обманута. Постоянно с меня пытались урвать деньги. Часто слыша многочисленные подобные истории от моих подруг, которые здесь живут, я просто перестала работать и общаться с русскоязычным населением, которое живет с Штатах. Это мое личное мнение и мой выбор.

Изменение ценностей у наших людей слишком явно. В западном мире существует культ доллара, культ денег, а человеческие ценности, которые еще сохранились в Беларуси и о которых мы с Джо очень часто говорим, практически полностью исчезли. Например, в Америке ни у кого нет времени на встречу. Даже просто поговорить за бокалом вина. Здесь ежедневная гонка: проснуться рано с утра, успеть доехать на работу или в университет. Очень много работают, приезжают поздно вечером. И у людей не остается времени ни на кого и ни на что.

Но естественно, есть и положительные моменты. Очень много талантливых людей со всего мира приезжают в США. Часто проходят международные выставки, театральные постановки, прекрасные концерты. И это происходит ежедневно. К сожалению, я не наблюдаю этого в Беларуси. У нас слишком много однотипных ночных клубов и казино. Должен существовать творческий и доступный выбор — куда пойти вечером. А в минские клубы мне заходить неприятно. Когда тебя начинают автоматически рассматривать как объект для непонятных вечерних сношений.

К счастью, в Минске существуют такие клубы как Re:Public, TNT, джаз-клуб во Дворце Республики. Но неужели это все, что мы, настолько интеллектуальная, интересная и духовная нация, можем предоставить?

— А вы приезжали в Беларусь вместе?

— Джо был в Минске уже три раза. С концертами и частными визитами. Я бы хотела организовать его культурный приезд в Беларусь в конце сентября, пока еще будет тепло. Мы хотим посетить культурные и исторические места, съездить в больницы и детские дома.

Но, говоря о приезде моего мужа в Беларусь, для меня всегда существует проблема открытия визы. Она очень дорогая и для нее нужно собирать большое количество документов. Если бы ее можно было приобрести свободно в аэропорту, как в Турции, в Беларуси было бы намного больше туристов. Да, в Минске строятся гостиницы, открываются кафе, но живя в США, я вижу именно в этом неудобство в доступности приезда.