BBC News Русская служба


В 2012 году Валентин Грюнер спас от смерти львенка и взрастил его в парке дикой природы в Ботсване. Это стало началом необычной дружбы. Сейчас каждый раз при встрече повторяется одна и та же сцена – львица встает на задние лапы перед Грюнером и нежно его обнимает.



"Львица появилась здесь три года назад, и с того времени я практически не отлучался из парка", - сказал Грюнер. "Иногда я уезжаю в город на пару дней, чтобы организовать что-нибудь для бизнеса, но в целом я все время нахожусь здесь с львицей", - добавил он.

Львицу, ставшую центром его жизни, зовут Сирга. Валентин нашел ее в загоне для хищных животных, построенном местным фермером, которому надоело отстреливать животных, покушавшихся на его коров. "Львы растерзали двух или трех львят в той клетке, и мать бросила оставшегося львенка. Сирга была крошечная. Ей было примерно 10 дней", - сказал Грюнер.
 
Фермер Вилли де Грааф попросил Грюнера выходить малышку в парке дикой природы, который спонсируется Граафом, и Грюнер согласился.
 
"Сидит в углу симпатичный маленький зверек, и он уже весьма активен. Он станет больше в 10 раз, и с этим придется как-то справляться", - говорит он.
 

"Охотимся вместе"

Львица заметно выросла, но каждый раз, когда Грюнер открывает клетку, она бежит ему навстречу и радостно обнимает его своими лапами.
 
"Это происходит всякий раз, как я открываю ворота. Это не перестает удивлять меня. Это такое невероятное проявление чувств со стороны этого животного, чтобы просто прыгнуть на меня и обнять", - сказал Грюнер.
 
"Но в таком поведении есть своя логика. В данный момент она в клетке одна, и меня она, я думаю, воспринимает неким представителем своего вида. Я единственный ее друг. Львам свойственно общение, поэтому она радуется всякий раз, когда меня видит", - добавил он.
 
"Я не думаю, что нужно учить львов охотиться. У них есть такие же охотничьи инстинкты как у домашних животных, например, кошек и даже собак. Любая кошка может попытаться поймать птицу или мышь. Лев попробует поймать антилопу, когда достаточно вырастет", - поделился своими соображениями Грюнер.
 
"Я даю ей возможность охотиться. Сейчас где-то три раза в неделю. Каждый раз мы гуляем по пять часов, иногда по девять. Мы охотимся вместе, и иногда я ей помогаю, показывая, что добычу нужно убить, а не ловить ее", - добавил он.


 

Чувствовать себя свободно

После того, как Сигра убила свою первую жертву на охоте, у Грюнера появились сомнения, безопасно ли будет ему продолжать общение с львицей. Но она подпустила его к себе. Если львица не убивает свою жертву сразу, он это делает сам, чтобы животные не мучились.
 
"Это жестоко, когда она, бывает, поймает антилопу, прижмет ее к земле, а потом, когда животное устанет, может сразу укусить ее за горло и убить. Но иногда ей становится интересно играть – как кошке, поймавшей мышь", - сказал он.
 
"Не очень приятно наблюдать, когда львица начинает играть с лежащей перед ней антилопой", - добавил он.
 
Фермер Вилли де Грааф передал Грюнеру 500 гектаров земли для создания миниатюрного парка, в котором у Сигры была бы возможность чувствовать себя свободно. Было решено не выпускать ее на волю, но не потому что она бы не выжила, а потому что она перестала бояться людей.
 
Сейчас она, скорее всего, постаралась бы приблизиться к людям, после чего ее просто могут застрелить. "Смысл взращивания львов совершенно не в этом", - сказал Грюнер.
 
"В парке Сирга может жить в условиях дикой природы, но при этом не подвергаться опасности. Таким будет ее будущее", - добавил он.
 
Что же насчет его собственного будущего? Грюнер приостановил работу над своей диссертацией, начав заботиться о Сирге. Сейчас он проводит с ней почти все свое время.
 
"Если она попадет в парк покрупнее, и у нее появится лев, я уверен, что мне удастся чаще оставлять ее. Тогда я смогу закончить свое научное исследование", - поделился он.
 
"Но пока я ей нужен, пока я чувствую, что мне необходимо находиться с ней, чтобы улучшать ее жизнь, это будет оставаться моим приоритетом, - сказал Грюнер. – Не думаю, что между нами что-либо изменится".