О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Встретить знаменитость в Нью-Йорке

Случалось вам где-нибудь в Москве или Минске наткнуться на знакомого? С той же долей вероятности можно встретить знаменитость в Нью-Йорке. Кто-то из них здесь живет постоянно, кто-то – временно, но все они ходят в магазины, ужинают в ресторанах и гуляют по городу.

Первую свою знаменитость я увидела в ресторане, в котором работала хостес в первое время в Америке. Им был актер Дилан Уолш, сыгравший пластического хирурга Шона Макнамару в сериале "Части тела". Я увидела его в ресторане вместе с женой, сыном-подростком и младенцем в переносной люльке. Выглядел он так же, как и в сериале. Здоровый, подтянутый, скучный, в голубом свитерочке. Что до жены, то при всем желании ее нельзя было назвать эффектной: скромная стрижка, джинсы-клеш и мешковатый кардиган добавляли в ее образ что-то учительское. Сын-подросток, очевидно, налегал на бургеры: красная байка плотно обтягивала складки на боках, очки в черной роговой оправе с толстыми линзами, очевидно, выполняли свою основную фукнцию, то есть корректировали зрение. Долго разглядывать звездную семью не позволяла профессиональная этика, ведь я работала хостес, но полагаю, если бы на месте Дилана Уолша сидел актер, сыгравший роль его напарника (Кристиана Троя), я бы ею пренебрегла.

В ресторане можно было покупать еду на вынос. Заказы принимали хостес. В один из напряженных рабочих дней передо мной возникла Кэти Холмз. Выглядела она строже, выше и стройнее, чем на экране.

- 7 капкейков. 4 стандартных и 3 маленьких.

Я отсчитала сдачу – 5 долларов с мелочью. Она помедлила, видимо, раздумывая, не оставить ли их в качестве чаевых, но раздумала, положила деньги в кошелек и направилась к магазину одежды для девочек. За ней уже следовали по пятам двое ухмыляющихся девиц с включенными камерами айфонов.

Позже я прочитала одно из интервью Кэти Холмз, где она призналась, что любит капкэйки из ресторана отеля "Плаза". Эти отвратительные, приторные кексы с горкой глазури на верхушке! В одном таком капкэйке (рецептуру "сдал" шеф-повар) 5 чайных ложек сахара – три в тесте, две в начинке и глазури. Может быть, Кэти их просто нюхала?

Третьей встреченной на работе знаменитостью стал Колин Фаррел. Актер сидел за барной стойкой, низко опустив голову, в вязаной шапке и в майке без рукавов. Места справа и слева от него были свободны. При желании их можно было продавать фанаткам.

Колин появлялся в ресторане несколько раз, в том числе во время урагана Сэнди. Подошел и с сильным шотландским акцентом спросил, где подают на завтрак тонкие блинчики. Одного его – "hey, loves" – было достаточно, чтобы сердца наши растаяли, как сосульки в ясный мартовский день. Мы бы с удовольствием сами нажарили ему блинчиков, но пригласить Колина к себе домой никто из нас не дерзнул.

Российские знаменитости в ресторан тоже захаживали. Частой гостьей была жена Игоря Крутого (они с мужем являются резидентами "Плазы"). По телевизору она казалась мне холодной и надменной – когда их с мужем, идущих по красной ковровой дорожке, показывали крупным планом, она все время жевала жвачку и имела такой безучастный вид, будто номер отбывала. В жизни жена Крутого удачно вписывалась в образ женщины Нью-Йорка: подтянута, уверена в себе, одевается с изыском, но без стремления пустить пыль в глаза. На меня она произвела приятное впечатление.

Как-то зашли на обед Лев Лещенко с супругой, а буквально через полчаса на пороге ресторана появились Владимир Винокур с другом. Винокур выглядел очень расслабленно, по-домашнему: в майке-алкоголичке, шортах, с пакетами… Поинтересовался, как меня зовут, тут же достал карточку со своим изображением, деловито расписался и сказал то, что всегда говорят мне в таких случаях: "Алиса… Алиса в стране чудес!"

Я решила посадить их рядом с Лещенко. Винокур подкрался к ним сзади и начал издавать хрюкающие, мычащие и лошадиные звуки. Певец поднял на меня сердито-вопросительный взгляд, понял, что хрюкаю все-таки не я, обернулся и, кажется, совсем не удивился встрече. А у меня весь день держалось хорошее настроение.

Американские подружки рассказывают свои истории. Кто-то в качестве администратора салона красоты записывал на эпиляцию и отбеливание различных частей тела Бейонсе (для меня стало откровением, что дива удаляет волосы с ушей и линии лба). Кто-то работает в пафосном ресторане в верхней западной части города и привык видеть среди посетителей Леонардо Ди Каприо, Валентино, Пэрис Хилтон, Натали Портман, Хью Джекмана, сестер Олсен, Джессику Бил и им подобных знаменитостей. Они не балуют себя в еде и, как правило, заказывают салат, причем все как один просят убрать из него сыр и заправку. Как-то она сообщила мне будничным тоном, что на днях обслуживала столик, за которым сидел Ричард Гир.

- Ричард Гир!!! С ума сойти!! Ну и как он в жизни?

- Небольшого роста, седой, лицо красное… Нет, не герой-любовник.


Многих знаменитых актеров гарантированно можно увидеть на расстоянии семи шагов, если купить билет на просмотр фильма и последующую дискуссию с их участием в музее движущихся картинок. Главное, прийти пораньше, чтобы занять место в первом ряду. В конце дискуссии можно задавать актерам вопросы, но я была настолько ошеломлена близостью к Алеку Болдуину и Джейку Джилленхалу, что для полного счастья мне достаточно было просто встретиться с ними взглядом.

По понедельникам в ресторане "Carlyle" можно услышать, как играет на кларнете Вуди Аллен в сопровождении "The Eddy Davis New Orleans Jazz Band". Кирстен Данст часто бывает в ресторане-баре "Public" на Элизабет-стрит. Попасть туда без предварительной записи непросто, но возможно, если отстоять в очереди часика полтора. Пэрис Хилтон можно застать в "Apotheke Cocktail Bar", где коктейли подают в колбах и мензурках, а на фэйс-контроле стоит такой несговорчивый сотрудник, что его грубость и странная логика по отбору посетителей стали притчей во языцех и горячо обсуждаются на форумах в Сети отвергнутыми клаберами.

Тот, кто менял место жительства, знает это ощущение, когда после сложного периода притирки, лишений, трудностей вдруг понимаешь: ты здесь – в своей тарелке. Город от тебя не отказывается. Во всяком случае, пока.

Мне кажется, что люди, пребывающие в состоянии радости и воодушевления, притягивают к себе интересные встречи и маленькие чудеса. Но важно хоть куда-то выбираться, а не сидеть дома навстречу своей судьбе. Весной я придумала себе занятие – взяла карту со всеми галереями Нью-Йорка, разбила ее на квадраты и каждый день совершала культурное путешествие часа на два. Во время одной из таких прогулок я вышла на пустынную 13-ю улицу в поисках галереи "Форбс".

Фото с сайта zimbio.com
Фото с сайта zimbio.com
По ней шел только один мужчина – и шел он навстречу мне. По мере его приближения глаза мои раскрывались все шире, а брови ползли вверх. Это был мистер Биг из "Секса в большом городе"! Ошибка исключена, я все сезоны смотрела, и не по одному разу. Выглядел Крис Нот, скорее, пожилым, нежели зрелым. Не дашь меньше пятидесяти на вид. Лицо – в заботах, без тени игривости. Глаза скрывают коричневые солнцезащитные очки. Черная выцветшая майка облегает хорошее для пожилого мужчины, но неважное для героя-любовника тело. В руках – черный полиэтиленовый пакетик.

Знаете, я верю в искренность людей в майках "I love NY". Потому что не влюбиться в этот город невозможно. Даже, если узнаешь, что в реальной жизни Крис Норт женат не на моднице-интеллектуалке а-ля Кэрри Брэдшоу, а на бывшей официантке, уроженке Филиппин, которую и хорошенькой-то не назовешь.

Мне навстречу шел молодой отец в возрасте (в 2008 году у него родился сын), но обернулась я… вслед Мужчине Мечты, конечно! Меня переполняло счастье и уверенность – я здесь не просто так. И подобных встреч будет немало.

Читайте также:

"Нью-Йорк для жизни". Что случилось в Вегасе... >>>

"Нью-Йорк для жизни". Правда о руммейтах >>>

"Нью-Йорк для жизни". Какой он - настоящий ньюйоркец >>>

"Нью-Йорк для жизни". Как выглядят женщины за тридцать >>>

"Нью-Йорк для жизни". Лето в городе: жара, дресс-код и развлечения >>>

"Нью-Йорк для жизни". Русский Бруклин >>>

"Нью-Йорк для жизни". Растить ребенка – что выращивать сосну в наперстке >>>

"Нью-Йорк для жизни". Биржа, инвестиционные банкиры и Уолл-стрит >>>

"Нью-Йорк для жизни". Образование в Штатах >>>

"Нью-Йорк для жизни". "Удочери скамейку" и знаки с небес в Центральном парке >>>

"Нью-Йорк для жизни". Льготы, права и... внешность: расизм в США >>>

"Нью-Йорк для жизни". Полицейский, медсестра, учитель: сколько зарабатывает средний класс >>>

"Нью-Йорк для жизни". Пасха: парад шляпок и мюзиклы >>>

Алиса Ксеневич

Переехала в Нью-Йорк 2 года назад. До этого в Беларуси 5 лет работала корреспондентом газеты "Обозреватель", писала для "Женского Журнала" и Milavitsa.

За время жизни в Нью-Йорке написала книгу "Нью-Йорк для жизни", которая недавно поступила в продажу на "Амазоне"
{banner_819}{banner_825}
-44%
-10%
-20%
-30%
-22%
-45%
-10%
-50%
-20%