О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Центральный парк



Первые полгода мы с сестрой жили в пяти минутах ходьбы от Центрального парка, и каждое утро начиналось с пробежки.

Парк был спроектирован в середине 19-го века, по размерам он превосходит территорию королевства Монако. Глядя на его лужайки, цветники, пригорки, скалы, водохранилища, ручейки и пролески, трудно поверить, что все это было создано ландшафтными дизайнерами, а не матушкой-природой.

Парк поражает своей чистотой и ухоженностью. Трава на лужайках тут такая мягкая, что кажется, будто лежишь на качественном ковровом покрытии. Нигде не валяется мусор, хотя мусорные контейнеры не расставлены на каждом шагу. В общественных туалетах всегда в наличии мыло и туалетная бумага.



В парках Нью-Йорка установлено около 2000 фонтанчиков с питьевой водой. Подошел, нажал кнопку, утолил жажду, побежал дальше. Это очень удобно на пробежке, когда не хочется нагружать себя лишними предметами.

Летом лужайки заполнены людьми: кто-то спит, кто-то загорает, кто-то играет в бейсбол или фрисби. Несмотря на атмосферу абсолютной расслабленности, я не видела, чтобы кто-то ею злоупотреблял: шумел, сквернословил, напивался.



По утрам и вечерам Центральный парк превращается в спортивный центр под открытым небом. Сотни людей выбегают на дорожки: молодые мамы толкают перед собой коляски, мужчины оголяют загорелые торсы, поджарые женщины делают вид, что им до торсов нет никакого дела, и демонстрируют наряды из последних спортивных коллекций…

Бег в Нью-Йорке – не просто мода, а культовый вид физической активности. Здесь проходит ежегодный марафон, в котором участвует более 40 тысяч бегунов-любителей. На них собираются посмотреть толпы народа. Многие из моих знакомых участвуют в марафоне, да и я подумываю о том, чтобы одолеть часть дистанции следующей осенью.



В Центральном парке располагается небольшой зоопарк. До последнего времени его главной достопримечательностью был белый медведь Гуз. Он умер в возрасте 27 лет летом 2013-го года. Гуз страдал депрессиями и биполярным расстройством. Это был самый печальный медведь на свете, развеселить которого пытались дети всего мира. Гузу привозили игрушки, рисунки, про него сочиняли стишки и песни, но он, казалось, не проявлял к ним интереса. Он мог часами плавать туда-сюда в своем маленьком бассейне и не притрагиваться к еде, приготовленной для него сотрудниками зоопарка. У медведя был терапевт, который прописывал ему игры, корректировал диету, вел дневник его настроений.

Возможно, именно благодаря всеобщей любви и заботе Гуз дотянул до 27 лет, в то время как средняя продолжительность жизни белых медведей составляет 20 лет.

Зимой я люблю гулять по Центральному парку и читать надписи на табличках, прикрепленных к спинкам скамеек. Движение "Adopt a bench" ("Удочери скамейку") возникло в Нью-Йорке в 1986 году, как способ поддержать инфраструктуру парка и сохранить его красоту. В парке установлено более 9000 скамеек. Более 2000 из них – удочерены, о чем свидетельствуют именные таблички. Чаще всего их устанавливают в память об ушедших близких, либо как подарок, а порой и как предложение выйти замуж. Надпись на скамейке: "Джоанна! Ты моя жизнь, моя любовь, выйдешь ли ты за меня?" заставляет меня думать, что Джоанна недолго думала с ответом. Цена красивого жеста – 7500 долларов. За 25 000 долларов можно выбрать место, где будет стоять "ваша" скамейка.



Одна из самых удивительных вещей в Нью-Йорке произошла со мной именно в Центральном парке спустя пару дней после прибытия в город. Я лежала на Восточной лужайке, подставив тело заходящему солнышку. Был конец сентября, но погода стояла июльская: 25-27 градусов тепла. В синей чашке Нью-Йоркского неба я пыталась нагадать свое будущее.

Начинать с нуля в 26 лет – как же больно это бьет по самолюбию! Училась, работала, делала карьеру, получала второе высшее, билась над статистикой и матпрограммированием… Для чего? Чтобы в Штатах работать нянечкой или официанткой?

А с другой стороны, такая привлекательная стабильность в перспективе. Такой жаркий октябрь. Золотые листья, по которым шуршат шины красного кабриолета в тихом пригороде… Отцы играют в бейсбол с детишками в Центральном парке, нарядные старики гуляют по Парк-авеню, придерживая друг друга под локоток, и так это все мило, что Боже мой.

И пока я размышляю над своей судьбой, самолет в небе начинает чертить буквы: "l" "a" "s" "t" "c" "h" "a" "n" "c" "e".
Я не верила своим глазам. Кому это он начертил, кому?



Мне выпал шанс, может быть, действительно последний, – начать новую жизнь в столице мира. У меня здесь есть сестра – как это много в большом городе! Я всю жизнь избегала крутых виражей и вот сама устроила переворот.

Белые облачка букв растворились в небе, которое уже начало менять цвет от голубого к нежно-сиреневому. Тебе нужен был знак? Вот он!

Читайте также:

"Нью-Йорк для жизни". Льготы, права и... внешность: расизм в США >>>

"Нью-Йорк для жизни". Полицейский, медсестра, учитель: сколько зарабатывает средний класс >>>

"Нью-Йорк для жизни". Пасха: парад шляпок и мюзиклы >>>


Депрессия в Нью-Йорке. На какой вере держится американская мечта >>>

Детские сады, диетологи, йога: как живется в Нью-Йорке... собакам >>>

"Нью-Йорк для жизни". Беларусь и Америка - найти отличия >>>
 
"Нью-Йорк для жизни". Русские девушки глазами американцев >>>

"Нью-Йорк для жизни". Будни нью-йоркских копов >>>

Алиса Ксеневич

Переехала в Нью-Йорк 2 года назад. До этого в Беларуси 5 лет работала корреспондентом газеты "Обозреватель", писала для Женского Журнала и Milavitsa.

За время жизни в Нью-Йорке написала книгу "Нью-Йорк для Жизни", которая недавно поступила в продажу на Амазоне.
-50%
-21%
-20%
-15%
-50%
-20%
-10%
-50%