Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Летом 2012-го минчанин Рома Свечников бросил университет, собрал рюкзак и со ста долларами в кошельке отправился в кругосветное путешествие. За прошедшие полгода за его плечами осталась Грузия, Армения, Иран, Азербайджан, Россия и Монголия. Мультимедийные репортажи о его экстремальном путешествии регулярно выходят на сайте 34mag.net. Мы связались с Ромой по скайпу и застали его в китайском Шанхае.

Фото: 34mag.net
Фото: 34mag.net
 
Я счастлив, что все мое имущество уместилось в рюкзаке. Когда я вернусь домой через несколько лет, я бы хотел быть вовсе без рюкзака.
 
Месяц назад, ночью, на территории одного из складов в Улан-Баторе я нашел огромный мусорный бак с ящиками мороженых яблок. А уже через минуту я сидел за столиком самого пафосного кафе, которое только есть в этом городе. На мне был ярлык денежного иностранца, но я едва ли мог позволить себе чашку кофе. Я говорю это к тому, что ты никогда не знаешь, кто сидит в соседнем кресле.
 
Машину в монгольской степи можно ждать часами. Особенно долго они тянутся в "– 30" на вершине перевала. Но зато останавливается 100% проезжающего транспорта. Мне невероятно повезло – поймал машину сразу до Улан-Батора. Это значит, что мне предстояло 8 дней пути. В кабине с неработающей печкой температура опустилась ниже "– 20". За 2000 километров по грунтовой дороге, мы 21 раз заменили спущенное колесо, залатали пробитый бензобак посреди пустыни Гоби, попали в снежно-песчаную бурю, а за 40 километров до монгольской столицы тосол в нашей машине попросту замерз.
 
Будда-видео из Монголии:
 
 
"Фликеров" много не бывает.
 
Я обожаю момент, когда въезжаю в новую страну. Когда на тысячи километров впереди никто не знает твоего имени. Нет ни одной ниточки, которая связывает тебя с эти миром. И ты приступаешь к строительству, бережно подбирая собеседника из уличных прохожих.
 
Проще всего я нахожу общий язык с наркоманами, бывшими заключенными, военными и детьми.
 
Я никогда не отказываюсь от общения с пьяными местными жителями. Нетрезвые люди – это просто подарок для любителей погружения в ментальность страны.
 
За прошедшие полгода я познакомился с сотней человек и проехал больше 10 тысяч километров. Приходилось спать на улице, доедать за кем-то в кафе, не мыться неделями и просить милостыню. Я отлично понял, что такое жить на улицах урбана.
 
Шесть месяцев на улице заставили меня пересмотреть свои взгляды на мораль. Теперь я убежден, что мир справедлив только с точки зрения дарвинской эволюции. Равенство – идеалистическая утопия. Прав тот, кто сильнее бьет и быстрее соображает.
 
Когда я учился в школе, меня били каждый день. Я не был слаб – я просто гордо носил пиджак. Сейчас я гордо ношу ирокез, он не стесняет в движениях.
 
У меня с детства не было слуха. Я не смог сдать экзамен при поступлении в музыкальную школу. Но это не отбило у меня желания играть. Спустя несколько лет я попробовал поступить еще раз и у меня получилось. В конце концов, я окончил музыкальную школу с отличием. Все потому, что у меня всегда был слух.
 
Было время, когда я любил перельмановскую математику и участвовал во всех олимпиадах, до которых у меня только дотягивались руки. Но главной победой этого периода были не грамоты за призовые места, а занятия танцами. Сальса – один из моих самых важных опытов!
 
Да, иногда можно перегнуть палку. Именно поэтому я разбил папину машину, сломал спину и уехал в кругосветку.
 
Я космополит – у меня не болит сердце за страну, у меня болит за планету.
 
В Иране женщины крайне ущемлены в правах. Например, они должны ездить в автобусах отдельно от мужчин или молиться в специально отведенных местах. Чтобы прочувствовать, каково это – быть женщиной в Иране, я провел эксперимент, который снимал на видео. Я надел чадру, сделал легкий макияж и проник в храм, где молятся женщины. Но меня, к сожалению, быстро раскусили. Пришлось убегать – если бы меня поймали, могли быть серьезные проблемы.
 
Рома ставит эксперимент в Иране:
 
 
Я переживаю из-за возможности войны в Иране. Во многом именно потому, что я нашел там настоящих друзей. Не представляю, как их оттуда достать в случае военных действий.
 
Я начал работать с 16 лет. Первая запись в моей трудовой книжке – разнорабочий. Кроме того я работал судьей по джип-триалу, строил коттеджи для белорусской элиты, разгружал фуры на Ждановичах и разносил еду в парочке минских кафе. Но настоящего успеха я добился, когда развлекал людей в магазинах в костюме зайца. Я был лучшим зайцем города! А в "Макдоналдс" меня, кстати, не взяли.
 
Когда я думаю о том, кем буду в 40 лет, то вижу себя либо пьяным художником, либо военным журналистом.
 
Сейчас я бы очень хотел в Афганистан. Я жалею о том, что не набрался смелости отправиться туда из Ирана.
 
Однажды мне пришлось провести ночь в тайге. Первое, с чем пришлось сражаться, – страх перед ночными звуками леса. Важно было свыкнуться с мыслью, что в это время года есть тебя никто не собирается – в лесу и так много легкой добычи. Зверь может напасть, только если сам испугается. Поэтому, чтобы не быть для него сюрпризом, я старался идти шумно и бодро.
 
Рома ночует в тайге:
 
 
Мне не хватает фотографии своих друзей в кошельке. Наверное, когда я вернусь домой, у них уже будут жены и дети. Мне бы очень хотелось собрать всю банду в охапку и укатить на край земли. Мы бы пили, танцевали, жгли костры и катались на лодке. 
 
*За путешествием Ромы в режиме реального времени можно следить в интернете 
-70%
-33%
-40%
-20%
-10%
-50%
-15%
-50%
-25%