%D0%A1%D0%BE%D0%B6%D0%B6%D0%B5%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%2C%20%D0%BE%D0%B1%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D0%BC%D1%8B%D1%85%20%D0%B2%20%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%20%D0%BD%D0%B0%20%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9%20%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%8E%D1%80%D0%B5
Сожжение женщин, обвиняемых в колдовстве на средневековой гравюре
Власти Кельна официально осудили охоту на ведьм 400-летней давности, пишет Koelnische Rundschau. Они сделали это по просьбе 65-летнего евангелического священника и преподавателя уроков религии Хартмута Хегелера (Hartmut Hegeler). По его словам, для него важна была не столько юридическая реабилитация осужденных за колдовство, сколько морально-этическая позиция городского совета.

В период с 1446 по 1662 год в Кельне более 100 человек уличили в колдовстве и по меньшей мере 38 из них казнили. Самым известным среди них стало дело главы кельнского почтамта Катарины Хенот (Katharina Henoth), которую пытали, задушили и сожгли как ведьму. Однако в действительности причины ее преследования были, скорее, политическими.

За реабилитацию Катарины Хенот выступили и ее родственники: 79-летний Ханс-Йоахим Хиртц (Hanns-Joachim Hirtz) из Кельна и 58-летний Карл-Йозеф Мюнх (Karl-Josef Muench) из Бернсхайма (Bensheim). Они являются потомками сестры Катарины в 15-м поколении.

Ранее власти назвали в честь Хенот школу и улицу, а также поставили ее скульптуру на башне ратуши. Городской совет обратился также к Кельнскому архиепископству с просьбой выразить свое осуждение охоты на ведьм.

-12%
-15%
-10%
-21%
-50%
-20%
-20%
-25%