Поддержать TUT.BY
65 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходит в Беларуси 23 января
  2. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  3. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  4. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  5. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  6. Умер Ларри Кинг
  7. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  8. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  9. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  10. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  11. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  12. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  13. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  14. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  15. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  16. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  17. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  18. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  19. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  20. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  21. В городах России проходят акции протеста: сообщается о сотнях задержанных
  22. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  23. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  24. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  25. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  26. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  27. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  28. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  29. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  30. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры


Марина Шкиленок,

А все потому, что, по новым правилам проведения национального отбора, конкурсант должен быть гражданином Беларуси или иностранцем, постоянно проживающим в нашей стране. Ливанского исполнителя на этот раз организаторы пригласили на конкурс "Еврофест" в качестве гостя и пожелали удачи в следующем году.



О предстоящем "Евровидении" в студии TUT.BY-ТВ мы говорили с народным артистом Беларуси, руководителем проекта "Еврофест" Александром Тихановичем, руководителем проекта "Евровидение-2012" Дмитрием Барановым, режиссером, продюсером телекомпании "Карамболь" Владимиром Максимковым и певцом Элаем.  

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (22.66 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

После двухлетнего перерыва подготовкой конкурсантов к "Евровидению" снова будет заниматься Белтелерадиокомпания. Александр Григорьевич, какой была ваша реакция, когда вы узнали, что вам вернули "Еврофест"?

Александр Тиханович (А.Т.): Для меня это было неожиданно, потому что мы ничего не делали, чтобы "Еврофест" вернулся к нам. Так решили, и мы будем стараться, чтобы все было хорошо. Мы были готовы к этому, но не предпринимали никаких шагов. Как решило государство, так и будет.

Будет что-то изменено в формате "Еврофеста"?

А.Т.: Европейский вещательный союз каждый год выдвигает свои правила, есть небольшие изменения.

Какие, например?

А.Т.: После полуфиналов песню, которая звучит в финале, никак нельзя менять. В других странах это было возможно, у нас – нет. Теперь эти правила ввел Европейский вещательный союз. Также новые правила процедуры голосования. Создана специальная комиссия, которая будет наблюдать, чтобы все проходило в рамках правил. Изменились некоторые юридические вопросы, которые не имеют отношение к телевидению.

Дмитрий Баранов (Д.Б.): В общем-то, формат проекта "Еврофест" особых изменений не претерпел. 25 ноября – последний день приема заявок. 21 декабря в эфире канала "Беларусь 1" после окончания программы "Панорама" мы увидим полуфинал. С помощью голосования телезрителей и профессионального жюри мы отберем 5 финалистов. Финал проекта состоится во второй половине января, и тогда уже страна узнает, кто ее будет представлять.

Мы проводили небольшой опрос и спрашивали у пользователей, хотели бы они, чтобы Беларусь участвовала в этом конкурсе. Все сказали, что хотели бы, но что необходимо более прозрачное голосование и выбор исполнителя. Неизвестно, как отбирались кандидаты, когда этим занимался канал "ОНТ".

Д.Б.: Мы тоже считаем, что открытый отбор всегда лучше. Перед нами стоит задача сделать отбор максимально прозрачным, демократичным, открытым. В нем могут принять участие в качестве исполнителя все граждане Республики Беларусь, а также иностранные граждане, постоянно проживающие на территории республики. В качестве авторов могут участвовать абсолютно все, лишь бы песня была хороша.

Сколько человек подало заявку?

А.Т.: Мы еще не вскрывали ящики. Мы сделаем это 27-28 ноября, после того как последний человек отправит свою заявку. Но могу сказать, что до вчерашнего дня заявки подавали не очень активно, а вчера столы дирекции были завалены письмами. Такая практика была всегда: шквал заявок к окончанию срока подачи. Радует, что много авторских предложений, причем пишут со всей Европы: из Англии, Исландии, Португалии, Хорватии. Они предлагают готовые песни для конкурсантов.

Почему такая заинтересованность европейских композиторов в нашей стране?

А.Т.: Потому что национальный отбор позволяет им использовать этот шанс. Я считаю, это нормально. Очень хорошо, что в этом году у нас будет банк песен. Я слушал некоторые из них, они очень хорошие. Бывает, во время отбора мы видим, что исполнитель хороший, а песня не форматная для "Евровидения". В этом году у нас будет возможность выбрать песню из банка.

Элай, почему вы хотите представлять нашу страну на "Евровидении"?

Элай: Когда я приехал сюда, я был поражен красотой Минска и людей. Я бы хотел представлять Беларусь, потому что я люблю эту страну.

Как насчет того, что вы не ассоциируетесь с белорусами? За время исполнения композиции человек должен быть ассоциирован со страной, а вы на белоруса не похожи…

Элай: Я могу покрасить волосы и изменить свою внешность. Для меня это не проблема.

А.Т.: Главное, чтобы внутренность была белорусская. У нас в Беларуси может родиться человек с любой внешностью и быть гражданином нашей страны и соответствовать правилам "Еврофеста".

Д.Б.: Организаторы проекта не видят никаких ограничений для участников, в том числе по национальному признаку. У нас предусмотрено участие в качестве исполнителя иностранных граждан, но постоянно проживающих на территории нашей страны. Конкурс песни воспринимается шире, это и представление своей страны. Последние годы возможности представления расширились: постановка песни, номера, промопродукция, клип. Возникает много вопросов об истории страны, иногда задаются вопросы о культуре, языке, традициях. Конечно, надо владеть этими темами.

Если у Элая есть желание, харизма, почему бы ему не попробовать? Неужели в этом вопросе важен только паспорт?

А.Т.: Можно попробовать, но у нас есть правила, которые утвердил постоянно действующий организационный комитет "Евровидения" и подтвердил президент Республики Беларусь. Для нас эти постановления – закон. В них сказано, что в национальном отборочном конкурсе имеют право участвовать граждане Беларуси или иностранные граждане, постоянно проживающие на территории Республики Беларусь, или люди без гражданства, но постоянно живущие здесь.

Д.Б.: Говоря простым языком, у них в паспорте должна быть отметка о регистрации. Поэтому у Элая все еще впереди: он может получить вид на жительство, может принять гражданство. Спасибо ему за такую любовь к Беларуси, мы надеемся, что когда-нибудь он сможет представить нашу страну.

А.Т.: Мы сегодня предложили ему принять участие в "Еврофесте" как гостю, чтобы он поучаствовал в полуфинале отбора. Но он не может по срокам: у него истекает виза, и он должен уехать.

Владимир Максимков (В.М.): Все мы смотрим "Евровидение" и видим выступления разных стран. Мне кажется, белорусы зациклились на том, что надо представлять нашу страну. Я могу привести сколько угодно примеров, когда выступали самые странные и безбашенные люди, вообще не имеющие отношения к стране. Есть формальные правила, но каждая страна сама определяет, что она хочет делать: баловаться, устраивать цирк, петь серьезную песню. На самом деле "Еврофест" - это попытка развивать структуру на основе международного шоу. На мой взгляд, это правильно.

Д.Б.: Правилами Европейского вещательного союза не установлено никаких ограничений в отношении проведения и организации национальных отборов.

А.Т.: А национальный отбор Республики Беларусь построен таким образом, каким мы вам объяснили.

В.М.: С другой стороны, все, что сейчас говорится, это вопрос юриспруденции. Насколько я понимаю, в правилах ЕВС вообще нет ограничений по участию, в том числе на проживание в стране.

Д.Б.: За всю историю "Евровидения" были единичные случаи, когда интересы страны представляли граждане других государств.

Александр Тиханович

Почему бы нам не задать тон?

А.Т.: В Беларуси такое было: Наталья Подольская представляла Россию. У нас в финале была Диана Гурцкая.

А почему сегодня сделали такие правила?

А.Т.: Чтобы было больше возможностей для граждан Беларуси.

Буквально несколько минут назад вы сказали, что белорусские исполнители не очень активно подают заявки.

А.Т.: В правилах есть оговорка, что если заявок будет недостаточно, мы имеем право пригласить исполнителя на свое усмотрение.

Д.Б.: Александр Григорьевич имел в виду, что они недостаточно активны по сравнению с предыдущими годами. Особенностью "Еврофеста" этого года является то, что заявок от авторов больше, чем заявок от исполнителей.

Просто исполнители разочаровались, потому что в предыдущих конкурсах Беларусь выступала, мягко говоря, не очень хорошо. Если мы сами не умеем петь, почему бы нам не пригласить легионера?

В.М.: Надо поставить перед собой задачу, а потом выбирать инструмент для ее решения. Если у нас задача победить, тогда можно взять легионера.

Д.Б.: А если участием в "Еврофесте" поднимается некий новый культурный пласт, это становится достоянием страны. То, что наработается, останется у нас и будет нашим творческим наследием. Ничего страшного, что заявок не так много по сравнению с прошлыми годами. У нас их было 300-400, но это же вопрос качества.

Это международный конкурс, который требует высокой ответственности, профессионализма. Юридически любой участник может претендовать представлять нашу страну на этом конкурсе. Но мы все надеемся в тайне, что есть самородки из областей или Минска, о которых мы не знаем, но у которых есть потенциал представлять нашу страну. Понятно, что для этого нужен опыт, и профессионалы знают таких людей.

В.М.: Например, Александр Григорьевич Тиханович.

А.Т.: Мне очень лестно от вас это слышать, но пусть молодые пробуют себя. За свою жизнь я участвовал в огромном количестве конкурсов. Мне было бы радостно, чтобы за плечами молодого артиста, который имеет опыт международных конкурсов, был бы флаг нашего государства.

"Евровидение" - жесткий конкурс. За 10 дней, которые ты проводишь там, происходит масса разных событий, в которых принимает участие вся команда, включая исполнителя. Он должен спеть, показать номер, который ему поставили, ответить на массу вопросов и участвовать в мероприятиях, чтобы разрекламировать себя, песню и свое государство.

Это очень ответственно, надо уметь собраться и выдать все, чему тебя научили. Поэтому люди, которые преодолели эту ступень, понимают, как надо себя вести. Таким я бы отдавал предпочтение. Но как "Евровидение", так и "Еврофест", очень демократичны, и члены жюри и телезрители выберут того, кто будет представлять нашу страну в этом году.

Дмитрий Баранов

Вы говорите, что для человека, выступавшего на "Евровидении", это как толчок для его творчества. Что сейчас происходит с конкурсантами, которые выступали от нашей страны раньше? Часть из них уехала в Россию. Где здесь белорусская составляющая?

А.Т.: Они граждане Беларуси, и легионеры в той стране, где они сейчас живут. То, что белорусы побеждали в таких российских проектах, как "Фабрика звезд" и "Народный артист", говорит о том, что белорусская эстрада ничуть не хуже российской или других. Мне хотелось бы, чтобы к нашим исполнителям относились с теплотой и вниманием. "Евровидение" - непредсказуемый конкурс, и тем он и прекрасен. Каждый год побеждают совершенно разные по стилю песни, и это говорит о том, что он изменяется, трансформируется. Конкурс растет, и нам тоже надо расти.

В.М.: Важно, чтобы артист понимал, что теплоту и внимание надо завоевать.

А.Т.: Все, кто делал "Евровидение" и участвовал от Беларуси, отдавали массу своих сил.

Д.Б.: Тем не менее, рецепт победы на "Евровидении" никому не известен. Но есть ряд шагов, чтобы показать максимально возможный и достойный результат.

А.Т.: У "Евровидения" есть гласные и негласные правила, которые не обязательно выполнять, но, я считаю, раз они существуют, их надо исполнить. Тогда можно будет в полной мере прочувствовать, что это за конкурс, и приобрести опыт, чтобы потом сделать правильный выбор и прийти к победе.

Некоторые исполнители уже не первый раз штурмуют площадку "Еврофеста". Люди выступали по шесть раз и хотят продолжать. Возникает ощущение, что зрители к ним привыкли. У нас есть молодые люди, которые хотят выступать и которых пускают?

Д.Б.: Вот 25 ноября узнаем, есть или нет.

А.Т.: "Еврофест" не выбирает исполнителя как такового, он с ним работает. А исполнителя выбирают телезрители и профессиональное жюри.

Получается, что у молодого исполнителя, который только появился на сцене, шансов меньше, чем у тех, кто работает на сцене несколько лет. Его знают зрители, он примелькался, а песня группы из маленького городка будет звучать иначе.

А.Т.: Мне кажется, это ошибочное мнение, потому что если песня хорошая, у нее большие шансы.

Д.Б.: Правила "Еврофеста" зеркальны по отношению к правилам "Евровидения". Так пройдет голосование на самом конкурсе в Баку мае: половина результатов будет складываться из голосов зрителей, а половина – из голосов жюри.

А.Т.: "Евровидение" тоже экспериментирует. Сначала голосовали только жюри, потом - телезрители, потом – телезрители и жюри в процентном отношении, с позапрошлого года – пополам.

Д.Б.: Да и сам конкурс претерпевал изменения. Это уже не просто демонстрация вокальных данных, это шоу.

В.М.: У меня как у телепродюсера свой взгляд на "Евровидение", но это не мешает нам сотрудничать и помогать друг другу. Я глубоко убежден, что "Евровидение" имеет очень далекое отношение к музыке. Он называется музыкальным конкурсом, но музыка не является определяющей. В хорошем смысле это мусор, очень понятная всем, вторичная, затрепанная музыка. Она должна быть понятна огромному количеству людей, которых надо подсадить на конкурс. В первую очередь это телевизионное шоу, огромный бизнес-проект, на котором зарабатывает Европейский вещательный союз. Он собирает всяческого рода взносы, устраивает азартную игру, в которую все хотят играть, азартные голосования за деньги. Вся эта индустрия работает на то, чтобы работал телевизионный процесс. Музыка тут довольно вторична, потому что есть точно такой же танцевальный конкурс. Условно говоря, можно сделать конкурс по поеданию сосисок, и он будет работать по таким же законам: за своих, за соседей. Согласитесь, самое интересное в этом конкурсе – голосование.

Владимир Максимков

Я знаю людей, которые не смотрят выступления, но смотрят только голосование.

В.М.: Это закон телевизионного шоу-бизнеса, но это не умаляет достоинства ребят, которые участвуют в конкурсе: они стараются, это возможность показать себя. Я "за" "Еврофест" вместо того, чтобы назначать исполнителей, потому что, мне кажется, что на телевизионной платформе "Евровидения" внутри страны может развиваться свой телевизионный проект. В следующем году из этого можно будет сделать годовой цикл, это будет большое телевизионное шоу, привлекающее внимание наших зрителей.

А.Т.: И победители смогут участвовать не только в "Евровидении", но и в других конкурсах, в том же "Славянском базаре", "Юрмале".

Сделать "Фабрику звезд"…

В.М.: К сожалению, это затрепанное название, но это название телевизионного формата. Таких программ много, и они построены на интересе публики к конкретным людям. Из них делают популярных людей, чтобы за них волновались, переживали. Если человек окажется талантливым, он вообще станет звездой.

Элай, что такое "Евровидение" для вас? Насколько я понимаю, ваша страна может участвовать в конкурсе, но по каким-то причинам не участвует. Почему вы решили участвовать в "Евровидении"?

Элай: Вы будете смеяться, но однажды я поехал в Тибет и встретил там предсказателя, который сказал, что я наиболее полно раскрою свой потенциал в одной из европейских стран с красивыми озерами, реками и девушками. Я начал общаться с людьми из Беларуси, они понравились мне, и я приехал сюда. Я подумал, что мог бы здесь выпустить свой альбом, и решил представлять Беларусь на "Евровидении".

Получается, что выступление на "Евровидении" нужно, чтобы сбылось предсказание провидца?

Элай: Нет, скорее, предсказание подтолкнуло меня к этой мысли. Я решил представлять Беларусь, и я планирую когда-нибудь жениться на белорусской девушке.

Я так понимаю, можно быть популярным не только с помощью "Евровидения". Вы можете стать популярным в Беларуси в другой сфере. Например, создать группу.

Элай: Я работаю над этим. Но так как сейчас будет отбор на "Евровидение", я решил попробовать.

Вы знали о новых правилах по поводу гражданства, когда хотели подавать заявку?

Элай: Изначально я не знал, но когда я начал готовиться, я искал информацию и обнаружил, что это так.

Если в этом году у вас не получится участвовать в "Еврофесте", и вы не сможете представлять нашу страну на "Евровидении", вы будете пробовать еще или поедете в другую страну? Например, в Украину?

Элай: В Украине мне тоже скажут "нет". Вообще-то, я бы хотел пробовать еще и еще и представлять именно Беларусь, потому что я прочитал правила Европейского вещательного союза. Там сказано, что национальность не играет никакой роли, и любой артист любой страны может представлять любую страну, даже не будучи ее гражданином.

Д.Б.: Я хочу поблагодарить Элая за такую непомерную любовь к Беларуси. Мы готовы прослушать материал и пригласить его для участия в других музыкальных проектах "Белтелерадиокомпании". Здесь нет ущемления прав по национальному признаку, просто нам надо привыкнуть соблюдать правила. Все мы понимаем, что нельзя переходить дорогу на красный свет. Так и здесь: есть утвержденные правила этого года, которые гласят, что заявку может подавать только иностранный гражданин, имеющий регистрацию и постоянно проживающий на территории Республики Беларусь.

В.М.: Я не юрист, но могу поспорить. Правила ЕВС сильнее, чем внутренние. На зеленый свет мы ходим по международным правилам, а не по белорусским.

А.Т.: Европейский вещательный союз не ограничивает нас в том, чтобы мы устанавливали свои правила национального отбора.

В.М.: Но они не должны противоречить правилам ЕВС.

А.Т.: Они не противоречат. Как только Элай снимет юридические ограничения, мы будем рады его видеть среди участников. У Элая еще все впереди. В этом году мы можем пригласить его как гостя поучаствовать в полуфинале.

Элай

Отношение к этому конкурсу у нас очень серьезное. Мы относимся к этому, как к подвигу: я съездил на "Евровидение", но, к сожалению, не привез победу. Сначала все было хорошо, а потом начинают говорить, что организаторы не те, конкурсант не тот, и мы все делаем неправильно. Насколько я знаю, в европейских странах отношение к этому конкурсу совсем другое: там это шоу, приехали, потусили и уехали. Можно ли изменить наше отношение? Или это не нужно делать?

Д.Б.: Действительно, отношение к конкурсу в разных странах разное, потому что разный менталитет. Тем не менее убедительное участие в финалах стран бывшего Советского союза за последние годы поменяло отношение к конкурсу и в странах-учредительницах "Евровидения". У меня есть подборка материалов западных СМИ, в которых говорится, что им многому надо поучиться у стран бывшего Советского Союза в отношении конкурса.

Сейчас идет трансформация всего музыкального искусства в мире. Появился интернет, ускоряется передача информации, совсем по-другому действует обратная связь, соответственно, меняется и сам конкурс песни "Евровидение". Его можно любить или не любить, но это самый масштабный и представительный европейский международный конкурс. Как организаторы "Еврофеста" в этом году, мы приложим максимум усилий, чтобы наша страна была достойно представлена на конкурсе.

То есть мы опять выложимся по полной.

А.Т.: Конкурс есть конкурс, у любого соревнования есть победитель и проигравший. Если хоккейная и футбольная команда плохо сыграет, это не значит, что ее надо разогнать и не давать ей больше играть. Был такой случай: представитель Мальты выложился, у него был хороший номер, но он получил предпоследнее место. Он приехал в аэропорт, и его встречала вся страна, говорили, что он достойно представил страну на конкурсе. Главное, чтобы организаторы и исполнители сделали все возможное, и как можно лучше представили страну.

Но вы же понимаете, что как бы вы ни выкладывались, найдутся люди, которым все не нравится. Они считают, что деньги уходят в трубу.

А.Т.: Тогда пусть они считают, что и деньги в спорт или в космос, когда ракета падает, тоже уходят в трубу. Хорошо, когда ко всему, что мы делаем, прибавляется удача. Поэтому надо просить бога, чтобы он послал нам удачу, и чтобы люди, не хаяли, а сказали, что мы сделали все возможное, и в следующий раз будет лучше. Я думаю, это отношение было бы самым правильным.

Но в Беларуси всегда недовольны тем, что сделали наши. Наши такие же, как и все рядом. Каждый из нас должен заниматься своим делом и стараться делать все возможное, чтобы получилось. А все, кто делали белорусское "Евровидение", старались, каждый по-своему, в меру своих способностей и возможностей.

То есть вы считаете, что надо делать все, чтобы победить, а если не победим, то мотать на ус.

А.Т.: Если мы ввязались в это дело, надо выглядеть достойно, на нас смотрит весь мир.

Но мир смотрит и на Францию, Литву, а посмотрите, как они выступают – с задором, и результаты неплохие.

А.Т.: Иногда хорошие, иногда нет. У нас тоже иногда бывают хорошие: из тех, кого готовил я, Колдун – удачный, Алехно – неудачный. Третий – не обсуждается, он готовил сам себя. Каждый из нас приобретает опыт. Если работает команда, ей надо дать возможность довести до конца то, что они задумали. Неправильно менять всех, если что-то не получится.

В.М.: Я занимался первым "Евровидением" в этой стране. Мы с Александрой и Константином проходили эту дорогу впервые, знакомились с ЕВС, вникали в правила, сочиняли положения. В юридической, творческой, организационной и финансовой ипостасях это было впервые, но это надо было сделать.

В связи с этим у меня сложилось мнение: надо чуть меньше внимания государства, и всем станет легче работать. К сожалению, с первым конкурсом началась национальная истерика, что надо победить. Уже тогда мне казалось, что будь этой истерики и давления меньше, все было бы проще.

Должно быть меньше внимания государства в смысле контроля, пусть оно помогает площадкой, телевидением, финансово, но пусть все это будет без давления. Дайте возможность какой-нибудь команде поработать не один год. Первый год – всегда шишки, во второй год приходит понимание, в третий год входишь во все это с осознанием, а результат можно получить на четвертый-пятый год. Пусть нынешнее руководство поработает четыре-пять лет.

В таком случае я не понимаю, для чего нужно было менять руководителей?

В.М.: Тогда я был генеральным продюсером и отвечал за этот проект. В прямом эфире перед финалом я сказал, что если у нас будет плохой результат, я готов взять ответственность на себя и покинуть пост. Я исполнил свое обещание.

Но нужно более легкое отношение к этому как к творчеству. Отношение к исполнителю должно быть чуть легче, должно быть чуть больше творчества. Тогда исполнитель не будет ехать туда такой накрученный. Каждый исполнитель у нас едет под грузом ответственности и не может от нее избавиться. Когда я вижу выход нашего артиста, мне изначально становится страшно и жалко, потому что складывается ощущение, что он выходит с щитом на амбразуру.

И вся страна надеется, как будто от этого конкурса что-то изменится…

В.М.: Александр Григорьевич провел верную параллель со спортом. Спортсмена тоже надо настраивать, с ним работает группа психологов, ему нельзя перегореть. У нас сейчас почти все артисты выходили перегоревшие, осатаневшие от ужаса и страха ответственности. Если этого не будет, артист быстрее раскроется, заискрится, и зрители тоже сразу заискрятся.

Д.Б.: Но на это можно посмотреть и с другой стороны. Государство помогает, но оно может и требовать.

А.Т.: Я вспоминаю Диму Колдуна, его крутили, он слушал, а потом сказал: "Пошли вы все!" и спел.

Д.Б.: Он до последнего повторял слова песни и репетировал, хотя за его спиной шла драка между Дробышем, Киркоровым и Тихоновичем.

Может, в самом деле стоит меньше внимания уделять артисту, пусть он свободно вздохнет.

Д.Б.: Это невозможно, именно поэтому нам нужен опытный исполнитель. По воскресеньям, начиная с 27 ноября, на канале "Беларусь 1" после программы "В центре внимания" будут выходить дневники проекта "Еврофест". Мы приглашаем всех, доброжелателей и критиков, будем набираться опыта друг у друга.

А.Т.: Мы будем обсуждать проблему и находить верный выход. Мы приглашаем всех исполнителей, авторов, просто заинтересованных людей, но только не высказывайте негативную неконструктивную критику в интернете.

В.М.: Но это неотъемлемый элемент любого проекта…

Д.Б.: Будьте активными, голосуйте, пишите всякую гадость. От вашего выбора будет зависеть, кто поедет. Мы как организаторы сделаем прозрачное, честное голосование.

Элай: Я бы хотел сказать, что, так как я уже все записал и подготовил демо для участия в "Еврофесте", я все-таки подам свою заявку на участие, чтобы вы послушали. Я попробую вам понравиться.

А.Т.: Я бы хотел обратить внимание участников, что заявки принимаются до 25 ноября, после этого они приниматься не будут. И продления заявок не будет.
-14%
-15%
-30%
-20%
-10%
-50%
-30%
-10%
-50%
-20%