Олег Бабец

Этот текст — победитель конкурса эссе, организованного гражданской коалицией "Без визы!" совместно с порталом TUT.BY.

Непременно хочется оставаться человеком. Вне зависимости от цвета кожи, физических возможностей, материального достатка и положения в обществе. Испытывать уважение к себе со стороны окружающих.

Без уважительного отношения к личностным правам человека на душе у этого самого человека становится тягостно, жизнь зачастую предстает в серых тонах, и он пребывает в состоянии неуверенности. Постоянно занимается "копанием" в самом себе: "Чем я плох? Где во мне может быть изъян?"

В 1997 году мне довелось побывать на протезировании нижних конечностей в Германии - в рамках гуманитарной акции со стороны немецкого общества по отношению к инвалидам зарубежья.

Для инвалида 1-й группы - это редкая удача. Ибо огромное количество таких, как я, действительно огромное количество, мечтают не о зарубежных поездках, а хотя бы о том, чтобы покинуть пределы своего жилища и выбраться на улицу. Я таких людей знаю лично, с такими часто общаюсь...

Находясь за границей, я был потрясен уважительным отношением к людям с ограниченными физическими возможностями со стороны не только местных жителей, но и властей принимающей стороны. Часто можно было увидеть парковки для инватранспорта, а туалеты для инвалидов есть на каждой заправке. Я видел инвалидов, которые, не комплексуя, ходили в шортах, и железные детали их механических ног сверкали на солнце. Для меня эти люди казались существами с другой планеты.

Представить нечто подобное у себя дома, в своей стране, я совершенно не мог...

И теперь, когда я отважился показать другую страну своему подросшему сыну, я абсолютно не понимаю одной вещи.

Я прошу разъяснить ее мне. Я не понимаю, почему визовый режим делает физически ущербных людей еще ущербнее, превращаясь в насмешку над личностью.

Смотрите: по медицинским показаниям лицо с ограниченными физическими возможностями "нуждается в постоянном постороннем уходе и помощи". То есть ежели человек передвигается на инвалидной коляске, эту самую коляску зачастую толкает так называемое сопровождающее лицо. Если человек слеп, ему помогает поводырь. Такой помощник поможет неспособному обслужить себя (вследствие заболевания или физической травмы) человеку одеться, питаться, передвигаться.

Следует вопрос: почему же тогда ограниченный в физических возможностях инвалид не только оплачивает визу по полной стоимости, но и платит вдвойне: за себя и за сопровождающего? Это ли не бесправие и унижение?

Зачастую человек, ограниченный в передвижении, привлекает для получения визы другое лицо. Где гарантия того, что посредник не будет проходимцем?

Именно так и случилось со мной.

В итоге я еще и опозорился перед немецким доктором, опоздав на лечение. Конечно, я не был виноват в задержке в получении визы. Но это никого не интересовало. Изначально, до начала лечения, я подпортил свою репутацию.

Однако так как я был первым белорусом, явившимся на протезирование в данную немецкую клинику, я также являлся представителем доселе малоизвестного им государства - суверенной Беларуси. Следовательно, мое опоздание опосредованным образом затронуло и имидж моей Родины.

И спорить с таковым положением вещей было бы неразумно.

"Я люблю правду без украшений", - говорил полководец Суворов. А правда такова: хлопоты по преодолению визовых барьеров способны унизить не только личность, но и ту страну, которую человек представляет на чужбине. Искусственные барьеры на меже отравляют нам жизнь и ставят нас в положение просящего. Пребывая, в свою очередь, в унизительном положении попрошайки, человек уподобляется рабу. Рабу обстоятельств, заложнику случая, "перекати-поле" судьбы.

Он представляет себя ущербным, ограниченным в правах лицом, становясь в очередь за получением визы в своей стране в частности, и вовсе не свободным гражданином свободного от неравенства мира в целом, ожидая разрешительного вердикта на въезд со стороны властей другого государства.

"Частная жизнь, не знающая ничего за порогом своего дома, как бы она ни устроилась, бедна", - писал А. Герцен. Следует полагать, данная мысль касается не только человека, ограниченного в передвижении в рамках своего дома или личного хозяйства в силу физической немощи или собственного желания, но также и законопослушного гражданина, испытывающего трудности в преодолении визовых барьеров между сосуществующими в мирных отношениях государствами...

...В 2013 году исполнится 65 лет Всеобщей декларации прав человека. В статье 13, пункте 2 Декларации закреплено: "Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая собственную, и возвращаться в свою страну".

В предисловии к белорусскому изданию Декларации генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отметил: "Наша обязанность - обеспечить, чтобы эти права были живой реальностью, чтобы их знали, понимали и пользовались ими ВСЕ люди во всех уголках мира. Очень часто именно те, кто больше всего нуждается в защите их прав человека, также являются и теми, кого надо информировать о том, что эта Декларация существует и что она существует для них".

Посему я верю, что буква и дух Всеобщей декларации прав человека касается и меня.

Я очень хочу, чтобы унизительных визовых препон не было. Я хочу оставаться человеком и хочу, чтобы настоящим человеком, не столкнувшимся с подобными унизительными искусственными барьерами, вырос мой сын.
-5%
-50%
-15%
-25%
-20%
-15%
-10%
-10%
-20%
-35%