177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  2. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  3. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  4. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  5. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  6. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  7. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  8. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  9. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  10. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  11. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  12. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  13. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  14. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  15. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  16. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  17. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  18. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  19. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  20. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  21. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  22. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  23. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  24. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  25. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  26. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  27. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  28. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  29. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  30. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок


Глеб ЛОБОДЕНКО,

В 91 год княжна Эльжбета обладает феноменальной памятью.
В 91 год княжна Эльжбета обладает феноменальной памятью.
Замок, который мы привыкли воспринимать как туристический объект, для нее родовое гнездо. И князья Радзивиллы - Сиротка, Пане Коханку, Барбара Радзивилл, которые для нас герои легенд и учебников по истории, - для пани Эльжбеты просто родственники.

91-летняя Эльжбета Томашевска живет в Варшаве, в десяти минутах езды от центра. Узнав, что приехал журналист из Беларуси, она тут же согласилась на встречу.

"Я до сих пор помню вкус белорусского хлеба…"

К пани Эльжбете меня отвез Миколай Констанцы Радзивилл - родственник Радзивилла Сиротки в 14-м колене. Еще на улице пан Миколай предупредил, что тетя Бетка с характером:

- Поскольку вы из Беларуси, она будет кричать, что это вы разрушили Несвижский замок. Она и на меня так периодически кричит, хотя я никогда не был в Несвиже.

После такого напутствия я был настороже. Захожу, снимаю обувь.

- Пускай пан обуется обратно! - встречает меня хозяйка дома.

- Зачем? - робко интересуюсь я.

- Потому что я так хочу! - отвечает пани Эльжбета, и я понимаю, что князья в любом поколении - князья. По очереди достаю подарки.

- Это настоящий лен?! - берет пани Эльжбета в руки оршанскую скатерть. - Это ведь очень дорого и так сложно найти в Польше!..

- Боже, это черный хлеб из Беларуси! - Передаю пани Радзивилл огромный "Радзивилловский" хлеб весом 2,4 килограмма. - Я была в Беларуси в 1993 году, ела этот хлеб и до сих пор помню его чудесный вкус!..


С благодарностью принимаются и конфеты. Достаю номера "Комсомолки" со своими предыдущими публикациями о Радзивиллах. Пани Эльжбета берет в руки первую статью, где на старой фотографии князья Радзивиллы пьют кофе на балконе Несвижского замка.

- А пан знает, кто эта маленькая девочка?.. - усмехается Эльжбета Радзивилл и указывает на девочку рядом с князем Альбрехтом.

- Это я, а это мой отец…

"Собаку звали Харась, а кучера - Александрович"

Пани Эльжбета узнает даже собаку Харася. Рядом с отцом - его братья Кароль и Леон, сзади - бабка Марья. "Она и оставила памятную надпись в углу фото", - уточняет Эльжбета.

- Хорошо, что убрали все деревья, - комментирует княжна фотографию замкового двора. - Их здесь никогда не было, только газон и цветы.

- Я тут жила, на втором этаже - показывает Эльжбета Радзивилл на пустое место, которое солигорский стройтрест оставил от трехэтажной галереи замка.

На фото, где князь Альбрехт сидит в бричке, пани Эльжбета узнает кучера Александровича ("он всегда был такой грустный"). Человек посередине - "Ёдка-Наркевич, он занимался замковой библиотекой".

Говорю княжне, что въездной мост в замок хотят разрушить. Пани Эльжбета вопрошает: "Но зачем разрушать?! Надо просто восстановить, а не уничтожать до конца". И я не знаю, как объяснить дочери князя Альбрехта Радзивилла, что в современной Беларуси разрушить мост проще, чем восстановить.

Зато княжне очень нравится, как обновили интерьер библиотеки - "прямо как раньше!"

Пани Эльжбета смотрит на фото, на котором внешний вид замка, и замирает: "А где вода во рвах?!"

Отвечаю, что чистят.

- О, они замковое озеро так феноменально почистили, что сейчас там нет ни одного птаха, - парирует Томашевска. - А были водные куры, утки и еще много-много всяких птиц!

"Тут была стайня!" - говорит Эльжбета, глядя на здание из нового дешевого кирпича, возведенное за замком.

В Несвижском замке. 1935 год.
В Несвижском замке. 1935 год.

Я понимаю, что мы можем смотреть несвижские фотографии вечно. Наверное, белорусские реставраторы очень не хотели бы, чтобы пани Эльжбета приехала сейчас в Несвиж. Ведь она досконально помнит, как в замке было на самом деле…

"С мамой жила в Париже, а каникулы проводила у папы в Несвиже"

- Пани Эльжбета, вы родились в замке?

- Я родилась в Лондоне. Родители к тому времени не жили вместе. Моя мама - англичанка Дороти Паркер-Десан. В год моего рождения случилась революция, и отец повез маму рожать в Лондон, чтобы коммунисты нас не замордовали.

- Несколько месяцев. Затем мама перевезла меня в Париж, а папа вернулся в Несвиж. Я жила с мамой, а все каникулы проводила у папы в Несвижском замке. Последний раз я была там в 1935 году, в год смерти папы.

- Вы хорошо запомнили замок?

- Ну конечно! Ведь это был мой дом! Я и сейчас помню там каждый кирпичик, каждый уголок… Помню, как бегала на кухню, потому что мне был интересен процесс готовки. Кухар-поляк не разрешал мне ничего там делать, а сам готовил фантастически!..

- Что вы обычно ели?

- На обед супа не было, было что-то из печи - суфле например. Мясо, гарнир с овощами… На ужин - суп, рыба, мясо, сладкий десерт. Пили квас из яблок и черного хлеба. А каждый раз после ужина кухар приходил к нам в чистом фартуке, с блокнотом и карандашом, и папа диктовал ему меню на завтра.

- Чем вы занимались на каникулах в Несвиже?

- Отдыхала, ездила на лошадях. У нас в стайне, кроме лошадей для карет, были две для езды.

- Ваш папа не ездил верхом?

- Он не мог - тяжело болел, ездил в инвалидной коляске, на руках его сажали в бричку. В дальние поездки папа выбирался на машине.

- Какой у него был автомобиль?

- "Паккард", "Крайслер", два или три "Форда"… Правда, на "Фордах" ездили администраторы. Папа садился в машину и ехал до Варшавы, где тоже был наш дворец - его разобрали в 1958 году и построили на его месте американское посольство. Из Варшавы папа ехал до Парижа, потом до Вены, покупал там легкие австрийские куртки, которые очень любил, приезжал в Рим к своей маме и там встречал Божье Рождество.


"Мерседес" князя Альбрехта 1913 года выпуска.
"Мерседес" князя Альбрехта 1913 года выпуска.

- После рождения вы долго были в Лондоне?

"Из всех богатств у нас остался только замок"

- Как уживались Радзивиллы и простые жители Несвижа?

- Папа их любил, и они любили папу. Очень любили. И он делал для них все что мог. В последний год его жизни мы говорили на эту тему. Он рассказывал, что есть бедные семьи, которым надо обязательно помогать. Была такая нищая Зося. Гости шутили над папой: "Ты даешь ей слишком много денег, она уже богаче тебя!" Папа отвечал: "Ну и пускай, я Зоську люблю!"

- В замке были богатства?

- Смотря что вы называете богатствами… Ясно, что все ценности разграбили русские еще в 1812 году. Остались картины, на которых были изображены наши предки. Остались какие-то старинные револьверы на стенах, хорошая мебель, охотничьи трофеи. Но главным богатством был замок, который Радзивиллы сохранили через многие века.

- А как в последние годы панской власти у Радзивиллов получалось содержать такой большой замок, отапливать его зимой?

- У нас ведь было 85 тысяч гектаров земли: леса, поля, зерно, фабрика огурцов в Радзивиллимонтах, коровы, молоко на сыр… Это все продавалось, а с дохода содержался замок, служба, наши другие имения - всё!

"В завещании отца сказано, что мои комнаты навсегда останутся за мной"

- Как покидали замок последние Радзивиллы?

- То, что в 1939 году принято считать освобождением Беларуси, для нашей семьи стало катастрофой. Мы потеряли все!.. Последние владельцы замка не успели его оставить! В 39-м коммунисты бросили всех мужчин в тюрьму в Минске, женщины остались в замке. Не тронуло это моего дядю Кароля - к тому времени он жил с женой в Индии. Моя бабка Марья очень нравилась коммунистам, они называли ее "бабушка". Она была очень веселая и интеллигентная, знала русский и украинский и много дискутировала с ними. Ей повезло, ей позволили выехать в Рим.

- Когда вы покидали замок в 1935 году, взяли что-нибудь на память?

- Нет, я ведь не знала, что не вернусь. Ведь в завещании отца было сказано, что мои комнаты навсегда остаются за мной. И другой момент - все, что было в замке, принадлежало замку - такой был Устав ординации.

- О каких вещах, оставленных там, вы жалеете особенно?

- В моей комнате висел портрет папы…

- А у вас были в замке любимые уголки?

- Я обожала весь замок! Любила гулять по валам, где росли цветы. Любила брать коня и ездить в лес на Наполеонский шлях. Всегда с сопровождением: Владек (сейчас бы мы назвали этого парня секьюрити или бодигард. - Авт.) был после армии и был приставлен меня охранять. Однажды конь испугался курицы, встал на дыбы, я упала прямо в лужу и потеряла сознание. Владек схватил меня и поставил на ноги, вытер платком грязь с лица и на руках отнес в замок. Отец и гости, завидев меня чумазую, стали смеяться. А потом оказалось, что у меня сотрясение мозга… Это был мой последний приезд в замок на каникулы, следующий раз я приехала на похороны папы.

"Санаторная повариха стала кричать"

- После смерти отца вы вернулись в Несвиж только в 1993 году?

- Да, но было чувство, что это было позавчера!.. Я по привычке хотела пойти за кухню, чтобы посмотреть на лестницу в подземелье, но не дошла - санаторная повариха начала на меня кричать и ругаться.


Эльжбета с отцом на балконе Несвижского замка.
Эльжбета с отцом на балконе Несвижского замка.

- Хоть что-то тогда в замке напомнило вам детство?

- Разве что камины - коммунисты не смогли украсть их из замка (их уничтожили при теперешней "реставрации". - Авт.). Даже паркета во многих покоях уже не было. Например, в Бальном зале еще после Первой мировой коммунисты посекли паркет саблями. Зачем? Дикий народ!

- Вы не зашли в свои комнаты?

- Хотела, но не смогла - они были закрыты. Там жили люди, и я не просила открыть их, чтобы не конфликтовать. Я смотрела тогда на замок и думала, что, если бы здесь до сих пор был пан, до такого не дошло бы.

- Где вы побывали тогда, кроме Несвижа?

- В Новогрудке, Мире и Минске. Профессор Мальдис привел ко мне двух женщин из архива. Они принесли целую гору наших семейных фотографий, чтобы я подписала, кто на них. Я несколько часов все подписывала, когда вдруг обнаружила фото, где я с родителями маленькая - у меня такой не было, чтобы мама и папа вместе! Я попросила взять это фото, одно из нескольких сотен. Мне отказали, потому что это "собственность белорусского государства". Я ответила, что это собственность нашей семьи, которой завладело белорусское государство.

"Ненормально, когда женщины работают"

- Где вы жили при коммунистах?

- За границей - в Швейцарии, Португалии, Англии, много лет во Франции. Потому что как только увидела, что коммунисты пришли основательно, поняла: надо делать ноги. Для меня это был конец. Я точно знала, что не останусь под большевиками. Это означало бы обнищание, ободранные дома, серость, грязь, люди не улыбаются. Когда я приехала в Польшу в 1962 году, я ужаснулась: молодежь выходила из школы и у всех нос и глаза были опущены в землю… Я ехала обратно, пересекла границу Чехии и Австрии, остановилась через 15 минут и сказала себе: получилось!

- Кто вы по профессии?

- У меня одна профессия - домохозяйка. Это ненормально, когда женщины работают. Значит, в семье не все в порядке. Женщины, особенно из семьи Радзивиллов, не должны работать.

P. S.  У Эльжбеты Радзивилл остались невоплощенными две мечты. Одна - сходить со взрослыми на кабана (ее никогда не брали с собой). Вторая - встретить день рождения в Несвиже.

Мы желаем пани Эльжбете отпраздновать в замке свой столетний юбилей! А еще хочется, чтобы отреставрированный замок напоминал настоящий.

КСТАТИ

Подземный ход есть!

Задаю вопрос про подземный ход и вместо рассуждений слышу конкретный ответ:

- Если войти в арку правой от главного корпуса галереи и повернуть направо, была кухня. А за ней - ступеньки, которые вели в подземный ход. Выход из нее был на горе в пяти километрах оттуда. О нем, "на случай чего", рассказывал папа, но ходить дочери не разрешал - было опасно.

Фото автора и из домашнего архива князей Радзивиллов. Большей части из них нет в белорусских архивах.

-50%
-30%
-50%
-10%
-30%
-35%
-30%
-50%
-15%