Поддержать TUT.BY
146 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  2. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  3. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  4. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  5. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  6. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  7. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  8. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  9. «Реал» выбил «Ливерпуль» из Лиги чемпионов, «Манчестер Сити» разобрался с «Боруссией»
  10. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  11. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  12. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  13. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  14. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  15. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  16. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  17. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  18. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходило в Беларуси 14 апреля
  19. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  20. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  21. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  22. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  23. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  24. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  25. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  26. Умер автор белорусского букваря Анатолий Клышко
  27. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  28. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  29. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  30. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить


Серые мобильники | Рисунок из журнала Мобильная СвязьДесять месяцев действия указа о маркировке мобильных телефонов контрольными знаками обеспечили прирост отрицательного торгового сальдо страны как минимум на $1,5 млн. А все из-за банальной несогласованности текста документа между контролирующими ведомствами, в результате чего импорт мобильников превратился в высшей степени абсурдный процесс.

В прошлом году в Литве, в 18 км от белорусско-литовской границы, заработал склад временного хранения (СВХ), где литовцы всего за $1 с единицы товара клеят контрольные марки на мобильные телефоны, предназначенные для ввоза в Беларусь. Работа непыльная, оплачивается регулярно, и литовская сторона очень довольна проводимой в соседней стране политикой по защите внутреннего рынка.

Помимо $1 на зарплату наклейщикам марок белорусский импортер оплачивает аренду склада под партию мобильных телефонов, а также расходы по транспортировке груза из Минска в Вильнюс, затем на СВХ и снова в Беларусь. К затратам следует отнести заграничную командировку сотрудника фирмы-импортера, который привозит литовским рабочим марки: их, как бланки строгой отчетности, передавать сторонним лицам запрещено. В результате, по оценкам импортеров, наклейка копеечной марки (Br20) выливается для фирмы в $4-7 на каждом мобильном телефоне.

С 1 июля, когда в действие вступила новая редакция Таможенного кодекса, процедура обещает стать еще занимательнее. В старом кодексе таможенная территория Беларуси была несколько меньше территории государства: в ст. 3 было специально оговорено, что свободные склады и свободные таможенные зоны находятся вне таможенной территории РБ. В новом кодексе этой оговорки уже нет, а таможенная граница совпадает с государственной.

Согласно указу N444 о маркировке товаров идентификационными знаками, без марок их можно хранить и перемещать под таможенным контролем, но предыдущий абзац запрещает ввозить такие товары на территорию страны без маркировки. Выход есть - нет входа.

Еще парадоксальнее эта процедура выглядит, когда белорусская фирма покупает мобильники не для внутреннего рынка, а для продажи в третью страну. Прилетевший в аэропорт "Минск-2" груз под таможенным контролем отправляется на СВХ под Вильнюсом, где литовцы получают свой $1 и наклеивают белорусские марки, затем телефоны возвращаются в Минск, где белорусы - тоже не бесплатно - со знанием дела отклеят наклеенную марку, потому что контрольные марки предназначены для товаров внутреннего рынка, за рубеж их отправлять нельзя.

Согласно данным ГТК, за январь-август 2007 г. в Беларусь официально ввезено 237,8 тыс. мобильных телефонов на $25,1 млн. Цена контроля за чистотой поставок вылилась в $1,5 млн., которые будут включены в отпускную цену телефонов. А сама система контроля за товарами становится зарубежной услугой, которую белорусский импортер телефонов оплачивает валютой из карманов потребителей. Таким образом, меры по контролю за оборотом маркированных товаров, пресечению их контрабандного ввоза и незаконной реализации демонстрируют неэффективность всей системы. Количество легальных телефонов на рынке по-прежнему не превышает 10% от их реального потребления.

В январе-феврале т.г. ввоз мобильников вырос в 5 раз - до 54,6 тыс. штук. Это дало основание госорганам, придумавшим маркировку, с удовлетворением констатировать: процедура дала эффект. Однако импортеры сообщили, что такой рост обеспечил ввоз аппаратов, которые "висели" на таможне с декабря 2006 г., и предупредили, что "больше таких вбросов уже не будет". Статистика подтвердила прогнозы: в январе-марте ввезено 96,6 тыс. (рост в 3,4 раза к аналогичному периоду 2006 г.), за полгода - 184 тыс. (в 2,6 раза).

Нельзя сказать, что в Беларуси не хватает собственных СВХ или белорусские рабочие наотрез отказываются клеить марки на телефонные коробки. Достаточно просто принять правовой акт, который позволил бы импортерам маркировать мобильные телефоны на территории таможенных складов.

ЧТО ГОВОРЯТ

Сергей ИСАЕВ, директор ООО "Технический центр СНАМИ". При переговорах с нашими поставщиками, производителями сотовых телефонов, нам крайне трудно объяснить процедуру и порядок легального ввоза сотовых телефонов. Я всегда ощущаю себя папуасом, который на утлом челне приплыл к большим белым людям на больших кораблях и пытается объяснить все экономические ритуалы нашей страны. Почему облизывать коробки с телефонами важно за пределами страны и мы не хотим их пометить на своей территории? Почему наклеиваются только марки, а не портрет министра - инициатора маркировки, выполненный в технике "старых голландцев"? Почему надо испрашивать дополнительное разрешение на их ввоз, если Минсвязи сертифицировало оборудование? Почему мы спорим по поводу цен, а оплачиваем затраты по маркировке? Почему депутаты и министры получают зарплату из бюджета нашей страны, а пополняют бюджеты соседних стран? Когда увлечение филателией перерастет в увлечение нумизматикой?

Ольга МИКША
-53%
-30%
-30%
-20%
-50%
-10%
-20%
-40%
-20%
-10%
-50%