Игорь Мельников /

В советское время Белорусскую Народную Республику было принято называть «буржуазно-националистическим государственным образованием», а тех, кто имел отношение к ее созданию и обороне, обвиняли в национализме или антисоветской деятельности. Кроме того, большевиками был создан миф о том, что сторонники БНР не боролись за свое государство с оружием в руках и никаких военных формирований в те времена у белорусов вроде бы не было. Попробуем разобраться в этой теме и расставить все точки над «і».

Фото: Игорь Мельников, TUT.BY
Члены группы военно-исторической реконструкции «Белорусы в Войске Польском» организовали полевой выход «Путями солдат БНР». Снимки, сделанные во время выхода, иллюстрируют этот материал.

От царской армии к белорусскому полку

Во время Первой мировой войны 1914−1918 годов в составе Русской императорской армии (РИА) воевало довольно много белорусов. Немало наших соотечественников служило в 12-й русской армии, в подразделениях, которые входили в состав Румынского фронта, а также на Балтийском флоте. Среди них было много георгиевских кавалеров.

Эти солдаты и офицеры отметились личным героизмом во время боев против австро-германских войск. В 1917 году империя Романовых приказала долго жить, а белорусы впервые в своей истории получили возможность создать и защищать свое собственное государство.

Еще в мае 1917 года Белорусский национальный комитет высказался за создание белорусских военных комитетов в русских военных формированиях. На Всероссийском демократическом заседании было заявлено, что «солдаты-белорусы требуют федерализации России и автономии Беларуси». Уже в октябре 1917 года в Минске состоялся съезд белорусов — военнослужащих РИА, на котором было заявлено о «необходимости формирования белорусских воинских частей».

Главным результатом собрания стало решение о создании Белорусской центральной военной рады (БЦВР). В ее составе было создано Бюро по организации белорусской армии во главе с белорусом, командующим 75-й пехотной дивизией, генералом Киприяном Кондратовичем. Помощником этого офицера был другой знаменитый белорусский военный, тогдашний поручик Константин Езовитов.

Константин Езовитов
Константин Езовитов

Вскоре после этого делегация БЦВР выехала в Ставку Верховного главнокомандующего генерала Николая Духонина в Могилев и начала там переговоры, чтобы получить разрешение на формирование белорусской армии. Духонин встретил предложение белорусов без энтузиазма и отметил, что этот вопрос должна была решать «высшая государственная власть». Несмотря на это, генерал Кондратович все же начал работу над формированием белорусского полка в Минске и армейского корпуса в составе Западного фронта.

Большевики против идеи белорусской армии

15−22 ноября 1917 года в Витебске состоялся белорусский съезд Северного фронта, 3−9 декабря в Одессе — Румынского фронта и 16−20 декабря в Киеве — Юго-Западного фронта. В это время в Витебске и Смоленске начали формироваться белорусские пехотные полки, а на Румынском фронте — 4-й пехотный корпус.

19 ноября 1917 года белорусская делегация Северного фронта посетила нового главу Ставки прапорщика Николая Крыленко (Духонина красные уже убили) и потребовала разрешение на формирование белорусской армии. Большевик вынужден был согласиться, однако уже 24 ноября 1917 года Революционный комитет Западного фронта приостановил формирование белорусских частей.

Фото: Игорь Мельников, TUT.BY

В начале декабря 1917 года в Минске белорусский актив под руководством председателя исполкома ЦБВС Симона Рак-Михайловского принял решение о национализации белорусских частей бывшей Русской императорской армии. В это же время большевики объявили войну Украинской народной республике (УНР).

При этом на территории Беларуси командование Западным фронтом издало приказ, который запрещал исключать «национальные части из состава бывшей царской армии». В ответ белорусский комитет 12-й армии направил Николаю Крыленко предупреждение о том, что «такого рода запреты могут спровоцировать протест белорусов».

В декабре 1917 года в Минске начал работу Первый всебелорусский съезд, однако позже большевики его разогнали, а президиум арестовали. Белорусы не хотели соглашаться с действиями революционных властей. «Совет съезда объявить временной властью в Беларуси», — такое решение приняло общее собрание разогнанного Всебелорусского съезда. При этом БЦВР получила приказ о формировании белорусской армии.

5 января 1918 г. Белорусский военный совет принял решение активизировать агитационно-пропагандистскую деятельность среди населения с целью создания белорусского государства, а также направить уполномоченных в Украину для того, чтобы начать там создание белорусских военных формирований. Тогда же в Киев отправился Павел Алексюк.

Павал Аляксюк
Павал Аляксюк

Вскоре после этого руководство УНР выделило денежные средства для формирования белорусских частей на Юго-Западном фронте. В конце января 1918 года был принят приказ № 1399 (7), согласно которому 4-й армейский корпус (30-я и 40-я дивизии пехоты, штаб), 43-я пехотная дивизия, 26-е автоброневое отделение должны были быть окончательно белорусизированы.

В это время в Минске большевики начали арестовывать деятелей белорусского движения. «Нами документально установлена ​​связь между Белорусской центральной военной радой, а также украинскими и польскими душителями свободы польского и украинского народа. На словах она (Рада) признавала СНК, а на деле высылала делегации в Киев ради связи с восставшей контрреволюционной Украинской радой. Мы уверены, что белорусский народ сейчас одобрит все действия своей краевой белорусской советской власти в отношении всех предателей народных интересов», — отмечалось в «Обращении к белорусскому народу Совета народных комиссаров Западной области и фронта», изданном 30 января 1918 года.

От бело-красно-белой ленточки до «товарища Маузера»

В 1917 году военные, которые создавали Белорусскую центральную военную раду или были делегатами Первого Всебелорусского съезда, носили стандартную униформу Русской императорской армии (пехотную шинель, френч и бриджи (офицеры), гимнастерку и брюки (рядовые) и фуражки (русского или британского образца).

Первым национальным отличием белорусских военных стала лента бело-красно-белого цвета, которую носили между бортом мундира и прорезью для второй пуговицы сверху. Кроме того, ленточку носили на карманах либо цепляли на шинель в виде банта.

Фото: Игорь Мельников, TUT.BY

Большинство белорусских офицеров избавлялось от погон, которые были символом старой армии. При этом на фуражках и папахах все еще можно было увидеть царские кокарды. Постепенно им на смену приходил национальный символ белорусов — «Погоня». В это время делались попытки разработать новый вид униформы белорусской армии. На одном из рисунков Клавдия Душ-Душевского было изображение солдата почетного караула в мундире, который сочетал военные и гражданские, крестьянские мотивы и чем-то напоминал одежду повстанца времен Тадеуша Костюшко или Кастуся Калиновского.

Что касается вооружения, то главным стрелковым оружием солдат белорусского полка в Минске была русская пятизарядная трехлинейная винтовка Мосина. Кроме этого, на минских складах оружия находились другие виды тогдашнего пехотного оружия (например, трофейные японские винтовки Arisaka). Офицеры-белорусы были вооружены наганами и маузерами. Основным пулеметом был знаменитый «Максим». Именно эти образцы оружия помогали белорусам выбивать большевиков из Минска в феврале 1918 года.

Фото: Игорь Мельников, TUT.BY

Чем все закончилось

12 января 1918 г. начались боевые действия между Первым польским корпусом (подразделения которого в этот момент находились в районе Бобруйска) и большевиками. Крыленко и компания стремились ввести в польской военной части комитеты и этим самым разложить ее. Однако командующий корпусом генерал-лейтенант РИА Юзеф Довбор-Мусницкий отказался принимать большевистские нововведения, а когда красные попытались разоружить его солдат, предпринял открытые боевые действия против новых властей.

19 февраля 1918 года польские резервные подразделения, которые находились в Минске, захватили оружие и начали бои против большевиков. Активную помощь полякам оказывал и белорусский полк. Позже город на Свислочи был занят кайзеровскими войсками. Однако это не помешало белорусам принять три уставные грамоты и в конце концов объявить независимость Белорусской Народной Республики. Последним аккордом белорусского военного дела периода БНР стало Слуцкое вооруженное восстание 1920 года.

Фото: Игорь Мельников, TUT.BY

Судьба большинства белорусов, которые начинали в 1918 году создавать белорусскую армию, сложилась трагически. Глава Белорусской центральной военной рады, член Рады БНР Симон Рак-Михайловский после польско-большевистской войны жил на территории Второй Речи Посполитой, однако в 1930 году решил переехать в столицу БССР. В 1933 году Рак-Михайловский был арестован ГПУ. В 1938 г. «тройка» приговорила его к расстрелу.

После освобождения Минска от большевиков в 1918 году Константин Езовитов был комендантом минского гарнизона, а позже исполнял обязанности секретаря по военным делам БНР. Во время польско-большевистской войны белорусский офицер активно занимался дипломатическими делами.

Благодаря его усилиям армия Станислава Булак-Балаховича перешла на службу БНР. В межвоенное время жил в Латвии. В конце Второй мировой занимал пост военного министра Белорусской центральной рады. Позже попал в руки СМЕРШ и в мае 1946 г. умер от туберкулеза в советской тюрьме.

Осенью 1918 года генерал Киприан Кондратович планировал сформировать 200-тысячную белорусскую армию. Позже офицер переехал в Вильнюс. Во время польско-большевистской войны он участвовал в формировании различных белорусских военных подразделений. После польско-большевистской войны жил в имении в Лидском районе, где и умер в 1932 году.

Истории формирования Первого польского корпуса и польско-большевистской войне образца 1918 года в Беларуси посвящена новая книга автора этого материала «Забытый корпус. История польской армии на Бобруйщине в 1918, 1919−1920 годах», на издание которой сейчас идет сбор средств на площадке Talaka.org.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-26%
-49%
-20%
-21%
-70%
-35%
-9%
-46%
-55%