WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


Николай ЩЕТЬКО,

Марк Бернштейн, специалист в области интернет-клубов и кафе, недавно вышел из этого бизнеса: рентабельность падает, клиентов становится меньше, а головной боли - больше. Марк рассказал, что новые правила по обязательной идентификации пользователей Сети в интернет-клубах принесут больше всего неудобств простым пользователям. "Навскидку только я нашел пять способов, как обойти эти ограничения на раз-два", - отметил эксперт и добавил, что уж у злоумышленников подобная "защита" вообще не должна вызвать затруднений.

Интернет-клубы и так сейчас в Беларуси переживают не лучшие времена, а дополнительные проблемы и технические решения, которые придется внедрять для автоматизации учета пользователей, еще сильнее ударят по этой отрасли.

Марк также рассказал об истории бизнеса интернет-клубов в Беларуси и поделился любопытными случаями из своей обширной практики: например, один из клиентов пытался нажать кнопку на экране мышкой (взяв ее в руки и приложив к экрану) и жаловался администратору: "Что-то у вас мышка не работает".  

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
– Марк, сколько вы работали в этом бизнесе?
 
- В этом бизнесе я с 2002 года, и начинал с того, что купил много компьютерной техники и сдал ее в аренду создаваемому новому клубу. Выяснилось, что просто сдать технику клубу абсолютно недостаточно, нужно этим клубом заниматься, вокруг него плясать, чтобы эта техника как-то отбивалась и приносила какие-то деньги.
 
На тот момент, в начале 2000-х, этот бизнес выглядел очень интересно. Во-первых, он никем и никак толком не контролировался. Во-вторых, это был со всех сторон чистый криминал: какие-то мальчишки в каких-то подвалах ставили компьютеры, без кассовых аппаратов клали деньги в карман. Клуб "отбивался" за полгода-год, при этом процветало все что угодно, поскольку хозяева были молодыми людьми, которые создавали клубы не для того, чтобы денег заработать, а просто потому, что им просто потусоваться хотелось. По сути, это был не бизнес: во многих случаях это звучало как "нам весело, мы тут играем в игры, у нас тут своя компания". Интернета не было: час работы за компьютером в сети, в игрушках, стоил два-три доллара. Компьютеры стояли чуть ли не друг на друге, клубы открывались в любом подвале, любом подъезде – в Минске на тот момент было более 400 компьютерных клубов. Интернет-кафе практически не было, потому что интернет появлялся в считанных клубах. Это были просто компьютерные клубы, где народ собирался поиграть в сетевые компьютерные игры.
 
Деньги крутились безумные и "черные", соответственно, процветал всяческий криминал, начиная с наркотиков и заканчивая тем, что дети просто воровали деньги и уходили в эти клубы, неделю не появляясь дома. Я лично наблюдал картину, когда в круглосуточный клуб в полвторого ночи явились два ребенка в возрасте 9-11 лет и сказали: "Мы в клуб пришли поиграть".
  
– И как на них отреагировали?
 
- Завернули, сказали: "Бегом домой". Но, в принципе, были клубы, где дети просто пропадали. Приходили мамы и говорили: "Я ищу своего ребенка. Он неделю назад украл все деньги из дома и пошел по клубам. Я точно знаю, что он в клубе, но не знаю, в каком". Вот таким был бизнес на тот момент.
 
Наркотики, пьянки, воровство денег, духотища, грязь – было все, что угодно. Были нормальные клубы, которые создавали серьезные люди, и делали это как бизнес. Но таких были считанные единицы.
 
Начались массовые жалобы, проблемы в школах, государство на это очень быстро отреагировало, и в 2003-2004-м году это стали душить. Причем делалось это очень просто – люди лишались аренды. Насылались санстанции, пожарные, налоговая, выписывали предписания на несколько миллионов. А наши нормативные документы таковы, что выполнить все требования предписания просто невозможно, поэтому еще параллельно брали взятки за то, чтобы не замечать того, чего просто невозможно сделать.
 
Например, в санитарных правилах для организации компьютерных залов, которые не менялись с 2001 года, все еще описаны ЭЛТ-мониторы, на которые нужно вешать защитный экран – не знаю, откуда их брать и куда их вешать. Там, например, описано, какими должны быть компьютерные столы. Оказывается, что для взрослых и для детей они должны быть разными.
 
– Точно, по два комплекта на клуб.
 
– Да. Пришел ребенок – ты ему выставляешь один стол, пришел взрослый – другой. Или открывать один зал для детей, другой для взрослых – абсолютное безумие, и нигде этого нет. Самое интересное, что требования к этому столу были такими: выдвижная доска, на которую ставится клавиатура, должна не просто выдвигаться, но и плавно регулироваться по высоте и углу наклона!!! Я таких столов не видел даже в проекте. Нигде в мире, на мой взгляд, таких столов просто не существует.
 
Ситуация была такая: нужно было вложить безумные деньги, чтобы выполнить предписание, и заплатить взятки, чтобы проверяющие сделали вид, что не заметили эти нюансы, выполнить которые вообще нереально. В результате число компьютерных клубов стало очень быстро сокращаться.
 
Был еще один аспект. Поскольку клубы создавали практически дети, 18-20-летние мальчишки, которые не очень понимали, что такое бизнес, они забывали про такую интересную вещь, как амортизация. Они ставили компьютеры, получали с них какие-то деньги, платили копеечные зарплаты, и у них оставалась куча денег. Они считали, что это у них такой шикарный доход.
 
Проходил год. Компьютеры убиты, в клубе надо делать ремонт, потому что все заплевано и сломано. Выясняется, что деньги кончились. Мальчик опять идет к папе, который ему дал 20 тысяч долларов.
 
В результате к 2007-2008 году в Минске осталось около 50 клубов. Пока в Минске количество сокращалось, по республике оно росло: в провинции была другая волна, которая началась позже. Но в любом случае, по республике компьютерные клубы исчисляются сотнями, не тысячами. На сегодняшний день это уже не фишка.
  
Кроме того, государство начало регулировать вопрос круглосуточной работы. Сначала давали разрешение на это местные РУВД и исполкомы, потом в Минске это перевели на ГУВД и районные исполкомы. Нужно было пройти санстанцию, пожарников, прочие исполкомовские согласования.
 
С ГУВД была большая проблема, потому что все разрешения лично подписывал начальник. На моей памяти он подписал буквально считанные разрешения на эту работу. Клубы работали либо нелегально, либо на выданных ранее разрешениях, которые еще не истекли. Но при смене владельца или переезде клуба в другое помещение разрешение отменялось.
 
Без ночного разрешения клубы перестали быть рентабельными. Примерно к 2006 году рентабельная работа некруглосуточного клуба практически перестала быть возможной.
 
А насколько это прибыльный бизнес сейчас?

На сегодняшний день этот бизнес не очень привлекателен. Во-первых, сильно подешевели компьютеры: современный игровой компьютер стал в два-три раза дешевле, при том, что вырос по мощности. Существенно подешевели мониторы.
 
Кроме того, подешевел интернет. Когда интернет был дорогим, купить себе на дом анлим-канал в 2 Мбит/с было абсолютно нереально. Тогда платили копеечки, сидели на dial-up, потом на ADSL. На сегодняшний день 100 тысяч в месяц по карману любому среднему человеку, который покупает себе компьютер за 500 долларов. Резко сократилась аудитория.
 
Остались бедные, которые не могут купить себе игровой компьютер, остались студенты, которые приехали из другого города и живут в общежитии, а ноутбук – вещь тоже не дешевая, остались приезжие, но это – единицы. Поэтому число интернет-клубов продолжает сокращаться.
 
Требования и затраты на аренду, коммунальные платежи, зарплаты сотрудникам продолжают расти, а цена интернета падает. Поэтому этот бизнес потихонечку схлопывается, остаются только самые сильные – те, у кого есть "круглосутка", хорошее помещение с отдельным входом с улицы, есть кондиционеры, хорошие компьютеры и мебель, то есть те, кто когда-то вложился, окупился и живет сейчас на это. На мой взгляд, на сегодняшний день есть более рентабельные места, куда можно вложить деньги.
 
– То есть количество клубов продолжит уменьшаться?
 
– Да, потихонечку будет продолжать уменьшаться, и, я думаю, в итоге оно сократится до 10-15 по Минску, а то и меньше. По мере удешевления компьютеров и интернета клубы будут рассчитаны на приезжих и студентов. Новые клубы открываться практически не будут. Насколько мне известно, за последний год открылись один или два клуба, которые фактически переехали в другое помещение.
 
– Насколько бизнес был криминализирован тогда и как много криминала в нем сейчас?
 
Тогда, на мой взгляд, это был на 80% криминализированный бизнес, если считать криминалом то, что наличные деньги просто шли в карманы. Кроме того, никто это не контролировал, что там творилось, никому это не было интересно. Там были и драки, и пьянки, и наркотики – все, что угодно. Молодежь развлекалась, как хотела.
 
На сегодняшний день, разумеется, этого нет. Еще в середине 2000-х весь этот пьяно-наркотический угар в клубах был завершен, и сейчас осталось два аспекта криминала, который каким-то образом касается этого бизнеса. Первый аспект – это криминал, связанный с тем, что там оборачиваются наличные деньги, а наемный работник всегда заинтересован положить эти деньги мимо кассы себе в карман. Продается не товар, который можно посчитать, а воздух, услуга, и стопроцентно учесть ее технически невозможно.
 
Есть технические средства, которые позволяют это учитывать, но всегда есть лазейка для краж. Я знаю эту ситуацию очень хорошо, потому что помогаю отбирать людей для клубов. Мы говорим человеку: "За последние несколько лет не придумали новых способов красть деньги. Ты понимаешь, что через месяц мы тебя выгоним?". Он говорит: "Да нет, что вы, я честный человек". А через три дня мы видим, как парень начинает курить Marlboro при зарплате 700 тысяч.
 
Второй аспект криминала – это сам факт того, что клубы – это индустрия развлечения молодежи. В любом ресторане, казино всегда есть криминальный аспект, потому что туда идут люди, не всегда адекватные, не всегда трезвые, иногда и под наркотиками. Но интернет-кафе в этом плане отличается тем, что это бизнес, в котором зарабатывают не много денег. Там нет возможности держать профессионального секьюрити, штатных психологов, которые за всем этим следят, например, в казино.
 
В интернет-кафе этим, фактически, занимается дежурный администратор с зарплатой 400-800 тысяч в месяц. Поэтому то, насколько криминальной будет ситуация в интернет-кафе, сильно зависит от политики владельцев. Если владельцы жестко требуют от администраторов не обслуживать неадекватных посетителей, вызывать милицию и так далее, то там будет порядок. Если владельцы относятся к этому спустя рукава, в клубе будет бардак, проблемы и драки.
 
– С первого июля все интернет-клубы, кафе, компьютерные клубы с доступом в интернет обязаны фиксировать личность каждого пользователя. Как эти нормы повлияли на работу клубов? Раньше тоже были такие "волны", когда Мингорисполком издавал требования по регистрации посетителей, а потом все это поутихло…

Если честно, я не помню, в каком точно это было году – по-моему, в 2003-2004 по городу начала циркулировать такая бумажка, что нужно регистрировать посетителей, которые ходят в интернет, и записывать их паспортные данные.
 
На самом деле, бумажка была совершенно липовая, была составлена в виде примерного положения о работе интернет-кафе комиссией при Комитете по делам молодежи при Мингорисполкоме. Статус этой бумажки был таким же, как если бы ее составила уборщица или секретарша. Она не была зарегистрирована в отделе юстиции Мингорисполкома.
 
Но тем не менее, поскольку проблемы c подростками в интернет-кафе были, местные исполкомы восприняли эту бумажку как руководство к действию. Я помню, была волна, когда к нам приходили и требовали: либо вы будете выполнять, либо мы у вас "круглосутку" отнимем или вообще вам клуб закроем. Каждый относился по-разному: были владельцы, которые пугались и начинали записывать всех, кто приходит ради интернета. Были люди, которые говорили: "Что это за бумажка и почему я должен ее исполнять?".
 
Все это сошло на нет просто потому, что на самом деле эта бумажка не имела ни смысла, ни юридического статуса. В итоге даже те, кто ею пользовался, перестали делать это.
 
Проблему для органов правопорядка я понимаю: интернетом пользовались для сокрытия личности при криминальных контактах. Человек, например, написал объявление: "Продаю автомобиль". У него нет никакого автомобиля. Через ICQ договаривается о встрече с покупателем, встречается с ним, бьет по голове, забирает деньги и уезжает. Как милиция должна расследовать это дело?
 
Они узнают у потерпевшего, где тот познакомился с "продавцом", берут логин, узнают, что виновник был в интернет-кафе. Милиция приходит в кафе, просит администратора дать сведения на человека, который две недели назад с трех до пяти сидел за шестнадцатым компьютером. Как это можно сделать, если за день в кафе бывает по пятьсот человек, и никакой учет не ведется?
 
Сейчас фактически они рассчитывают на дурака, который будет делать то же самое, отдавая паспорт администратору на запись. На самом деле, не криминалитет пойман, а созданы проблемы добропорядочным гражданам, которые никакого криминала в интернет-кафе не творят, а сидят "ВКонтакте", переписываются, читают что-то, в игрушки играют. Но теперь они должны таскать с собой паспорт, администратор должен все это писать в журнал – возникает куча затрат времени, сил, здоровья, нервов. На самом деле, когда я прочитал это требование, я сразу для себя придумал пять способов, как его обойти без проблем. Оно никак не закрывает дорогу криминалу.
 
Для обычных граждан созданы проблемы: люди не привыкли ходить в интернет-кафе с документами, так же, как они не привыкли ходить с паспортом в кинотеатр. Проблем очень много.
 
Первого-второго июля я заходил в несколько крупных интернет-кафе, разговаривал с администраторами. В одном только клубе в день не оказали услуг в связи с отсутствием документов примерно 50 посетителям – это очень много. Причем, это еще ударило летом, когда не сезон, когда посетителей и так очень мало. Резко увеличились плановые убытки, и я не уверен, что все их выдержат.
 
Клубы выходят из создавшейся ситуации по-разному. Некоторые тупо пишут в журналы, записывают каждого клиента. Трудозатраты огромные, и если сейчас, летом, когда людей не очень много, очереди не образуются, то с первого сентября выстроятся очереди, люди будут очень недовольны.
 
Но ведь спрос рождает предложение: можно же как-то этот процесс автоматизировать…
 
Есть специальное программное обеспечение, которое позволяет вести учет постоянной клиентуры, и некоторые клубы им пользуются. Если человек приходит в клуб чаще одного раза, его регистрируют в базе и смотрят в его паспорт один раз. После этого человек остаток жизни может ходить в этот клуб и паспорт с собой не брать.
 
Такая схема будет работать: да, она требует больше затрат на сканирование паспорта и регистрацию в базе, зато больше с этим клиентом ничего делать не надо.
 
Проблема возникает с детьми, у которых нет ни паспорта, ни вообще каких-либо документов. Детей отправляют в школу и просят принести справку. Проблем очень много.
 
Во что все это выльется, пока неизвестно, потому что, я думаю, в течение ближайших полугода-года никто клубы на эту тему дергать особо не будет. На мой взгляд, это сделано не для того, чтобы за всеми следить, а для того, чтобы, когда понадобится, прийти и взять логи вместо того, чтобы ломать себе голову и проводить оперативные мероприятия.
 
С таким же успехом можно потребовать, чтобы люди покупали билеты в кино с паспортом, хлеб покупали с паспортом. И вообще, поставить на каждом подъезде турникеты, посадить консьержа, который будет фиксировать, кто вышел и вошел. Затраты сумасшедшие, зато всех преступников поймаем.
 
На форумах можно встретить мнения, что, мол "человек написал критику на кого-то в интернете, а за ним пришли, потому что его зарегистрировали в клубе". Такие случаи вообще встречались в практике?
 
Я про такое пока не слышал, по крайней мере, в тех клубах, с которыми я контактировал, по таким делам никто не приходил. Но милиционеры не всегда рассказывают, почему им нужен тот или иной человек или тот или иной лог.
 
Единственное, что я знаю точно – это то, что заявлений в милицию по клевете и оскорблениям в интернете – тонны. Но я не скажу, насколько это связано с интернет-клубами. На самом деле, люди, которые это делают, не сильно заморачиваются по поводу сокрытия своей личности.

Клуб собирает достаточно неоднозначную аудиторию. Что веселого, интересного, курьезного происходило там?
 
Есть несколько специфических историй. Когда в день через клуб проходит пятьсот человек, за несколько лет всегда накапливается масса интересных историй, которые потом пересказываются следующим поколениям администраторов.
 
Самая смешная история была, когда человек подзывает администратора и говорит: "У меня тут кнопка не нажимается". Администратор подходит и видит следующую картину: клиент мышкой пытается нажать кнопку на экране монитора…
 
Известно, что в Беларуси все документы и надписи должны быть на государственных языках – на русском и белорусском. Я лично видел запись в книге замечаний и предложений одного из компьютерных клубов жалобу клиента на то, что в клубе интернет не на государственных языках Беларуси.
Смешно, но нужен официальный ответ.

Какие вообще жалобы предъявляют пользователи чаще всего?
 
Это зависит от клуба, его "проходимости", типа пользователей. Чаще всего жалуются на работу администраторов либо на технические проблемы, когда интернет не работает. Клуб за качество работы интернета отвечает в очень слабой степени: большей частью это проблема провайдера. Но человеку, который заплатил деньги клубу, нет дела до провайдера.

Изменило ли государство свое отношение к клубам или по-прежнему ведутся проверки?
 
Государство немного успокоилось. Несколько лет назад было принято постановление Совета министров о работе интернет-клубов и интернет-кафе, и фактически это было очень смешно. Все испугались, что будет что-то ужасное, а там ничего ужасного по сравнению с этим указом, который был принят. В постановлении было записано то, что уже на тот момент сложилось с 2004 года и работало.
 
Судя по всему, проект этого постановления где-то гулял года три по разным ведомствам, потом он случайно выплыл и его подписали. Смысла в нем не было уже никакого, потому что ничего революционно нового и выдающегося в этом постановлении для работы интернет-клубов не было. Оно не пугало никак.

Указ – это скорее негатив или позитив?
 
Конечно, негатив. Он сильно удорожает работу интернет-кафе, создает проблемы для клиентов, возмущает и напрягает людей, и выливается это на сотрудников клубов, которые ни в чем не виноваты. Все это, конечно, влияет негативно. И так этот бизнес еле живой, и еще этот указ сверху. Кто выживет, неизвестно, но выживут немногие. 
 
-30%
-9%
-15%
-11%
-40%
-40%
-32%
-15%