Николай Щетько,

Какие излучения ежедневно пронизывают человека? Насколько велик их уровень? От чего он зависит? Как источники этих излучений влияют друг на друга и человека, нужно ли опасаться сотовой связи? На все эти вопросы нам ответил кандидат технических наук Владимир Мордачев, заведующий НИЛ Электромагнитной совместимости локальных группировок радиоэлектронных средств БГУИР, автор книги "Системная экология сотовой радиосвязи".

Беседа началась с обсуждения новых санитарных норм, которые коснутся операторов сотовой связи.

– Какие нововведения предусмотрены в новых санитарных нормах? Как они отразятся на развитии сетей сотовых операторов?


– Новые нормы, которые будут приняты в нашей стране примерно в июле, не очень сильно отличаются от тех, которые действуют сейчас. Нельзя принять какие-то новые нормы для сотовой связи и оставить старые для передатчиков радиовещания и телевидения. Вред одинаков как от волн сотовой связи, так и от волн вещания.

Некоторые важные моменты все же учтены. Во-первых, принято, что все санитарно-защитные зоны, зоны ограничения застройки и в целом вред от сотовой связи и систем беспроводного широкополосного доступа должен определяться по суммарной интенсивности электромагнитного поля. В старых нормах это тоже было, но часто операторы и те, кто читал санитарные паспорта, не имели должной информации, и иногда этот суммарный уровень считался только для объектов, находящихся на одной крыше. Сейчас зона расширена до нескольких сотен метров до первой линии застройки.

Сегодня количество базовых станций в городской застройке увеличивается в десятки раз. В расчете на квадратный километр суммарные эквиваленты изотропных излучаемых мощностей выросли в 20-30 раз за последние несколько лет. Суммарный уровень учитывать необходимо. Основное отличие нового СанПиНа состоит в том, что более жестко ставится вопрос о необходимости расчета суммарных уровней.

Кроме того, вводится процедура оценки риска в тех случаях, когда базовые станции, системы беспроводного доступа устанавливаются на социально значимых объектах: детских садах, школах, лечебно-профилактических учреждениях. Для таких случаев будет проводиться специальная экспертиза и будут рассматриваться альтернативные варианты размещения сотовой связи.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (168 Мб)


– Вы говорите о том, что будет учитываться суммарное влияние источников. В то же время представитель Минздрава отметил, что суммарное влияние до сих пор заметно ниже наших достаточно жестких норм…

– По-другому и быть не должно. В старых нормах было прописано, что суммарный уровень нужно учитывать. Наши санитарные нормы довольно серьезно работают в данном направлении, операторы достаточно дисциплинированы, и когда производятся расчеты санитарно-защитных зон, зон ограничения застройки, они всегда производятся в соответствии с действующими нормами. Ни одна базовая станция, ни один телевизионный передатчик не может быть запущен в эксплуатацию, если в нем нарушены какие-то нормы. Нужно понимать, что нормы действуют на границе санитарно-защитных зон, то есть, на расстоянии в 25-30 метров от базовой станции главного лепестка и в 2-3 метра в боковом лепестке.

Ежегодно бывает довольно много случаев, когда приходится проводить экспертизу в особых ситуациях, например, когда базовая станция размещается под телевизионным передатчиком или в близости от радара. Нужно учитывать суммарный фон на границах.

Бывали и другие ситуации, например, амбициозный проект телевизионной вышки, которую собирались возводить в Минске. Казалось бы, проект безобидный, призванный улучшить архитектурный облик нашего города. Но на расстоянии в 3-4 километра от этой вышки уровень был бы на три децибела (в два раза!) меньше предельно допустимых уровней, то есть, 5 мкВт на квадратный сантиметр. Принимая во внимание, что в этой же зоне находились сотни базовых станций и то, что у каждого в кармане есть мобильный телефон, получалось, что в произвольно выбранный момент времени для 20-30% людей, находящихся в пределах этой зоны, нормы превышались, что недопустимо.

Поэтому я отдаю должное руководству страны, которое нашло в себе силы отказаться от этого проекта. Во всем мире перестали строить мощные радиообъекты в городах.

– Можно ли отнести базовую станцию к маломощному объекту излучения?

– Если принять во внимание направленность антенн, а это 15-17 децибел, то в среднем на канал в базовой станции в каждом секторе приходится примерно 200 Вт эквивалентной изотропной излучающей мощности. В каждом секторе располагается до восьми передатчиков, выходит – 1,6 кВт. Нигде в городской застройке совокупный уровень излучения не превышает предельно допустимые нормы.

– Значит, можно расслабиться?

– Ни в коем случае! Есть понятия "добровольного" и "вынужденного" риска. Это то же самое, как с курением: человек, который курит, рискует добровольно, а если он находится рядом с вами, противником курения, вы рискуете вынужденно. Так и в сотовой связи: добровольный риск ограничен нормами в 100 мкВт/см2, вынужденный риск – 10 мкВт/см2. Фон от мобильников – это новый фактор, потому что еще десять лет назад их практически не было, а сегодня мы имеем стопроцентный охват.

В Финляндии, Швеции, например, 140 мобильников на 100 жителей: они, как и мы, экономят на межсетевых соединениях и носят по два-три мобильника в кармане. Мобильная связь безальтернативна, и она будет существовать. Но существует электромагнитная гигиена, и личная, и общественная, которую нужно соблюдать.

Мобильная связь – это только один фактор. Сейчас возникла новая концепция – smart house – "умный дом". Эта концепция состоит в том, чтобы начинить наше жилище большим количеством маломощных радиопередатчиков. Как это здорово, сидеть перед телевизором и с одного пульта управлять процессом приготовления пищи, остывания шампанского в холодильнике и так далее. Но каждый передатчик излучает 5-30 мкВт и если у вас в квартире будет работать 20-30 передатчиков, уровень излучения будет больше, чем "фон" от сотовой связи.

Есть огромное количество других факторов, на которые мы не обращаем внимания.

– Я думаю, многие пользователи не обращают внимания и на излучение мобильных телефонов…


– Так и есть, и это очень хорошо. Мне очень не нравится истерия в данном вопросе, ведь все излучения можно просчитать и оперировать цифрами. Можно перейти от истерической фазы к фазе анализа, разработки предложений, объективной оценки. По большому счету, поводов для истерики нет, а вот для беспокойства поводы есть.

Наука сегодня отстает от реальности. Часто задают вопрос о предельно допустимых уровнях, но нужно иметь в виду, что если Европа оперирует цифрами в 500-1000 мкВт/см2, то это не нормы, а рекомендации организаций, созданных сотовыми операторами и производителями оборудования. Эти нормы основаны только на тепловом эффекте.

Сегодня врачами-гигиенистами доказано влияние электромагнитного излучения на организм человека, и нужно оценить, где тот уровень, который вреден, и тот уровень, который можно допустить. Это нужно исследовать, причем, очень серьезно. Такие исследования должны проводиться на протяжении длительного времени и ставиться корректно. А сегодня ни медицинская, ни биологическая наука не может до конца сказать, каков же этот уровень. Нужно учитывать и саму эволюцию предельно допустимых уровней излучения.

– Как обстоят дела с уровнем излучения в помещении, где несколько человек одновременно разговаривают по сотовым телефонам? Будет ли это излучение вреднее, чем излучение базовой станции метрах в ста от офиса?


– Многократно вреднее! Норма в 10 мкВт/см2 будет для вас превышена, если кто-то говорит по мобильнику с расстояния один метр или меньше от вас. Вы сразу становитесь "европейцем" по нормам уровня излучения.

Это очень серьезная проблема. В момент вызова мобильники излучают максимальную мощность. Если в режиме разговора телефон излучает 20-40 мВт, то в момент вызова он излучает 100-250 мВт в зависимости от диапазона. И когда одновременно по мобильным телефонам начинают говорить триста человек, как это часто бывает, например, при посадке самолета в аэропорту – с точки зрения "мобильной экологии" это страшная ситуация.

Конечно, мобильный телефон больше всего воздействует на головной мозг, глазные нервы, кровь, иммунитет, на нервную и репродуктивную систему.

Но наших норм бояться не нужно. Во-первых, они выполняются. Во-вторых, на 99% территории Минска излучаемый уровень ниже допустимой нормы в десять раз.

Учитывая, что радиотелекоммуникационный бизнес – самый эффективный из легальных, его развитие имеет взрывной характер. Сотовая связь – один из важных, но не абсолютно важный фактор с точки зрения экологии. Нужно смотреть, какие новые излучатели у нас появляются.

– Какие еще излучения воздействуют на человека?

– Поле, в котором мы живем, имеет сложную структуру, вообще без него не обойтись. Мне приходилось работать в экранированных камерах, и в них больше трех-четырех часов не высидеть. Там нет излучений, но большей утомляемости я нигде не испытывал. Естественный фон – космический, атмосферный – не очень большой, но он существует.

Следующий фон – индустриальный. Он тоже невелик по размеру, но с ним нужно считаться. Это станки, всякого рода технологическое и медицинское оборудование, шум зажигания автомобилей.

Велик вклад и теле-, радиовещательных станций, но основные станции расположены за пределами населенных пунктов. Исключение могут составлять многоканальные системы доступа, но уровни излучения там невелики.

Мощности радиорелейных линий не особенно велики и самое главное, что эти системы образуют инфраструктуру, по которой информационный поток передается в центр коммутации. Там ширина луча составляет один градус, и этот луч не попадает ни на поверхность Земли, ни в зону нахождения людей, поэтому по радиорелейным линиям экологической проблемы нет вообще.

Другое дело радиоинтерфейсы. Например, Bluetooth имеет три класса мощности и частоту 2,4 ГГц. Средняя мощность – от 12,5 до 100 мВт, что уже достаточно. Wi-Fi, который стоит в вашем компьютере, излучает еще больше – до 100 мВт. Гарнитура, которая работает на небольших расстояниях, излучает до 1 мВт, она безопаснее сотового телефона. Но если в вашем офисе у двадцати человек гарнитуры по 1 мВт, то цифра получается приличная. Все зависит от того, насколько много устройств той или иной технологии у вас представлено на ограниченной площади.

– Скоро еще и WiMAX будет "светить"…


– Это как раз те самые системы широкополосного беспроводного доступа. Сегодня осуществляются несколько национальных проектов, и государственных, по линии "Белтелеком", и частных. WiMAX – это хорошая услуга по предоставлению доступа к скоростному интернету, за этим будущее. А потом придет четвертое поколение, LTE.

У WiMAX относительно большие мощности, но он не используется в квартире: это система раздачи услуги по эфиру в городской застройке. При его использовании нужно соблюдать те же правила, те же нормы, ту же общественную гигиену, как и для базовых станций сотовой связи.

– Какие исследования проводят ученые по поводу воздействия на человека электромагнитных излучений? В каком направлении движутся ученые? На каком уровне находится белорусская наука по сравнению с Европой с точки зрения сотовой экологии?

– Безусловно, исследования ведутся и в Минздраве, и со стороны Министерства образования, которое в 2005-2006 году поддержало меня небольшим грантом, позволившим мне выпустить книгу с моими исследованиями. Но сейчас Минобразования лишено возможности поддерживать такие работы.

Лет пять назад все бюджетные учреждения разделили на учреждения образования и учреждения науки. А еще через пару лет сделали простую вещь: отдали все деньги, направленные на исследовательскую работу, в Академию наук и учреждениям науки. И теперь тематика электромагнитных изучений в учреждениях образования не финансируется.

– Заинтересованы ли сотовые операторы в таких исследованиях? Обращаются ли они к вам или обходятся собственными силами?

– Мы давно сотрудничаем с сотовыми операторами, и на протяжении последних десяти лет они профинансировали работу моей лаборатории примерно на миллиард рублей. Но это была работа, связанная с электромагнитной совместимостью оборудования сотовой связи и других систем.

Сотовая связь на территории бывшего Советского Союза развивается в очень тяжелых условиях, во много раз тяжелее, чем в Европе или Америке. Связано это с тем, что все полосы частот, в которых должна работать сотовая связь, заняты, причем заняты очень важными системами: воздушной радионавигационной службой, системой госопознавания, управлением воздушным движением, бортовым оборудованием, радиорелейными линиями.

На протяжении десяти лет мы последовательно были привлечены к научному обоснованию и сопровождению процесса конверсии радиочастотного спектра в полосы сотовой связи. Финансирование шло и по линии Министерства связи, и со стороны операторов в интересах тех, кто уходит из этих полос. Развитие сотовой связи происходит для государства не бесплатно, там приходится проводить очень дорогостоящие мероприятия.

Сотовые операторы – это хорошие коммерческие структуры, у которых налажен очень эффективный бизнес. Они выполняют все условия своих лицензий и белорусских законов. У нас нормативная база вполне подходящая для нормального развития этого бизнеса. Но сотовые операторы – прагматики: они выполняют положенные по лицензии 10 мкВт/см2, и не хотят тратиться еще на что-то. Это не функция оператора финансировать исследовательскую работу.

– Что бы вы порекомендовали как технический специалист пользователям сотовых телефонов?

– В последней главе своей книги я попытался сформулировать основные правила и основные направления, в которых могли бы работать и государство, и министерства, и операторы, и производители оборудования, и абоненты.

Первое, что бы я мог посоветовать, – это выбор сети по экологическим мотивам. Чем более развита сеть, чем более передовой стандарт сотовой связи, тем экологичнее является сеть.

– Можно ли сказать, что 3G – это экологичная сеть?

– Пока объективно сказать, что он абсолютно безопасен, нельзя: у нас очень мало станций, работающих с 3G, а чем более развита сеть, тем она экологичнее. Когда 3G наберет обороты, когда базовая станция нижнего уровня будет стоять на каждом доме, тогда уровни излучения будут очень невелики и это будет, безусловно, экологичный продукт.

В качестве базовой системы доступа в 3G используется CDMA – кодовое разделение. Эта технология интересна тем, что в момент пиковой нагрузки, час-два в сутки, по экологическим показателям не лучше остальных. Но во все остальное время она значительно лучше и безопаснее. Сети GSM рассчитаны на пиковую нагрузку, и все 24 часа в сутки излучают как в пиковых условиях, хотя последние модификации позволяют снижать нагрузку.

Должны выполняться правила электромагнитной гигиены, точно так же, как и при курении и распитии спиртных напитков. Хотите поговорить по телефону – выходите в коридор.

Соблюдайте правила личной электромагнитной гигиены. Ваш мобильник стандарта GSM в первые несколько секунд, когда вы начинаете звонить и нажимаете на кнопку вызова, излучает с максимальной мощностью. Базовая станция оценивает уровень сигнала и потом устанавливает реальную мощность в десять или в сто раз меньше. Поэтому дождитесь, пока на экране исчезнет слово "Соединяется", и тогда уже подносите телефон к уху. Этим вы себя от многого обезопасите.

На дачах, в местах затенения, когда ваш телефон показывает, что уровень базовой станции невелик, знайте, что уровень излучения вашего мобильника будет велик. Если в этот момент рядом есть проводной телефон, не поленитесь, позвоните по нему. И вообще, если у вас в офисе есть проводной телефон, старайтесь пользоваться им.

Можно говорить о приобретении более экологичного мобильного телефона, но, поверьте, разница в них относительно небольшая. Производители тратят большие силы, чтобы оптимизировать параметр SAR, но если ваш телефон работает возле уха, то ничего существенно не меняется.

– Насколько мобильная экология и безопасность соблюдается в мире? Насколько этот вопрос актуален?

– Тема, безусловно, актуальна. Но в Европе или Америке уровень допустимого излучения гораздо выше нашего. Нужно иметь абсолютно доказанный вред. На муниципальном уровне идут свои ограничения, когда каждый город, каждая провинция, откликаясь на эти проблемы с экологичностью сотовых сетей, ограничивает уровни.

Обеспокоенность в мире, безусловно, существует. Мало того, западные специалисты с большой похвалой отзываются о наших нормах, о том, что они у нас стабильные для всей территории страны. Тот научный базис, который был положен еще в Советском Союзе, вызывает восторженные отклики за рубежом.

Но истерия вокруг этого вопроса сильно надумана, и большая часть собственного здоровья зависит от самого человека, от Минздрава и государства.

Людям следует помнить, что есть много факторов, которые вредны нашему здоровью. Это курение, чрезмерное потребление алкоголя, электромагнитные поля. Ко всему нужно относиться одинаково осторожно.

Там, где возможно, лучше зря не рисковать. Безусловно, сотовая связь – это фактор риска, и это то, что не улучшает наше здоровье хотя бы потому, что принципиально и заметно меняет физические характеристики среды нашего обитания. К этому нужно относиться осторожно, но следует помнить, что наши нормативы достаточно жесткие, значительно жестче, чем в большинстве развитых стран, поэтому истерия здесь неуместна. Если соблюдать личную электромагнитную гигиену в этом вопросе, можно существенно ослабить влияние этого фактора.
Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-30%
-45%
-10%
-50%
-50%
-40%
-50%
-10%
-45%