Плохая тенденция: по мнению специалистов, иммунитет обитателей современных мегаполисов стремительно падает и туберкулез вновь, как и 150 лет назад, — удел уже не только бедных. Никто и нигде сегодня не застрахован от "залетной" микобактерии. Но вот хорошая новость: белорусские и иранские ученые разработали уникальный экспресс-тест диагностики туберкулеза, претендующий ни много ни мало — на статус ноу-хау даже по мировым меркам.

Ежегодно число пациентов фтизиатров увеличивается на 9 млн. человек, еще около 2 млн. умирает, несмотря на все усилия врачей и фармацевтов. ВОЗ фиксирует не просто "горячие точки", а целые "горячие континенты" по туберкулезу — Африка, Азия, Европа… К счастью, и Беларусь, и Иран держатся в стороне от эпицентра опасности, однако нельзя зарекаться. По словам профессора тегеранского Института Пастера Ахмада Бахрманда, в его стране проблему туберкулеза с новой остротой совсем недавно поставили беженцы из Афганистана и Ирака, где заболеваемость втрое выше. А если учесть, что палочка Коха проявляет чудеса живучести и за последние 40 лет против нее не изобретено ни одного принципиально нового оружия, то становится понятным, почему в самых разных странах из далеко не самых "горячих зон" ученые считают делом чести внести свою лепту в борьбу, которой пока конца-краю не видать. И поиск простых и надежных средств диагностики туберкулеза здесь вопрос номер один. Традиционные методики не дают на него исчерпывающего ответа. Один метод дорог, другой — длителен, третий — с "побочным эффектом", четвертый — недостаточно эффективен. Возьмем известную всем с детства туберкулиновую пробу. В России, где носителями микобактерии является до 80 — 90 процентов взрослых, пробу Манту ведущие фтизиатры сравнивают… с просеиванием песка в поисках крупинки. "Кроме того, имеющиеся средства диагностики туберкулеза всегда предполагают наличие какого-то специального оборудования: амплификатора, или микроскопа, или флюорографической установки. Поэтому нашей целью было придумать метод прежде всего наиболее экономичный", — рассказывает один из авторов белорусско-иранского ноу-хау Саид Закер. Четыре года назад он приехал в Минск воплощать совместную идею профессора Бахрманда и директора НИИ эпидемиологии и микробиологии, члена-корреспондента НАН Леонида Титова. И сегодня на рабочем столе доктора Закера уже стоит результат — диагностикум на основе коллоидного серебра для выявления микобактерий, он же самый доступный на сегодняшний день, как особо подчеркивает профессор Бахрманд, экспресс-тест на туберкулез. "При помощи каждого набора можно проверить сразу 50 человек. Диагноз "стоит" около 7 у.е., а само исследование занимает всего 2 часа (для сравнения: так называемый культуральный метод, основанный на посеве мокроты, — минимум 21 день). Как видите, совсем другие сроки и совсем другие деньги, — улыбается Саид Закер. — И это при том, что точность нашего метода очень высока: его чувствительность — 84 процента, специфичность — 88". Это доказали испытания в семи странах, от Франции до Сенегала. Ну и, конечно, в Иране и Беларуси, где диагностикум обкатали во всех областях. По мнению микробиологов, после небольшой установочной лекции им сможет овладеть любой врач-лаборант поликлиники. Но не каждый желающий, вознамерившийся провериться в домашних условиях! Все-таки речь идет о тонком молекулярно-генетическом методе, суть которого далекому от медицины человеку и объяснить-то непросто.

Сегодня в разных странах проходят проверку пять десятков различных новейших тестов на палочку Коха. Так получилось, что белорусско-иранское изобретение "выстрелило" одним из первых. И сразу — во Франции! Там наш диагностикум не только официально зарегистрирован, но и уже активно выпускается. 7 тысяч наборов разошлись по всему свету. Французы рады бы и дальше осваивать многообещающую нишу, но это не входит в планы ни иранской, ни белорусской стороны. В самом деле, к чему отдавать другим золотую идею? По словам Саида Закера, с Минздравом уже достигнута договоренность, и как только экспресс-тест будет зарегистрирован на территории Беларуси, сотрудничество из научной плоскости перейдет в производственную. Роли поделятся так: Институт Пастера будет передавать в нашу страну "сырье", а комплектовать наборы станут уже в НИИ эпидемиологии и микробиологии. Почин есть: около 30 экспериментальных диагностикумов, один в один с французскими, только с белорусской "пропиской". По задумке Беларусь должна стать и главным "донором" изобретения для стран СНГ и Восточной Европы.

Иранские микробиологи очень надеются, что именно их совместное с белорусскими коллегами детище станет первым звеном в цепочке совместных проектов, которые планируются нашими странами на ближайшие годы. Во всяком случае, в области медицины сотрудничество уж точно всерьез и надолго. Жаль, отвлекают бюрократические проволочки и бытовые неувязки, с которыми иностранный исследователь у нас пока нет-нет да и сталкивается. Но это, считает Саид Закер, дело поправимое. Тем более сейчас, когда Институт Пастера и НИИ эпидемиологии и микробиологии на полпути к новому диагностикуму — за те же пару часов он позволит определить, имеет врач дело с лекарственно-устойчивой формой туберкулеза или нет. Ведь коварные палочки Коха, не "замечающие" антибиотиков, — увы, еще один бич фтизиатров всего мира.

Сестра, личинку!

Факт…

Английские парламентарии ратуют за более широкое применение в лечебной практике… насекомых. В частности, личинок некоторых видов мух. Обнародованы многообещающие результаты: личинотерапия сокращает длительность лечения ран в 16 раз и в 7 раз снижает его стоимость. Этот крайне экономичный, но и весьма-весьма специфический метод испытали на себе уже более 30 тысяч британцев. "Личинотерапевты" всерьез предлагают отказаться от дорогостоящих гелей и лосьонов с антибиотиками.

…и комментарий

Личинки сейчас вовсю "пиарят". Публике уже сообщили, что с их помощью очищали загноившиеся раны горные бирманские племена и индейцы майя. Заверили, что личинки, мол, спасли сотни истекающих кровью солдат во время наполеоновских войн и были признаны как "средство медицинского назначения" великим хирургом Николаем Пироговым во время Крымской кампании. Объяснили нам и "конкурентные преимущества": дескать, в отличие от врачей, которые, чтобы очистить рану, иссекают и здоровую ткань, еще больше усиливая кровотечение, личинки поедают только мертвую, разлагающуюся. Для особо брезгливых пациентов разработали даже специальную повязку, где используются не сами крошки насекомые, а выделяемые ими целебные вещества. В Санкт-Петербурге канал "Дискавери" уже снял целый фильм о том, как создаются учеными из личинок насекомых лекарственные препараты от герпеса и папиллом. Трофические язвы, туберкулез, болезнь Крона, внутрибольничные инфекции — на них "последователи Пирогова" тоже замахнулись. Их идеи, похоже, только набирают высоту…

До Беларуси этот бум еще не докатился. Первая реакция хирургов: "Ну да, был такой дедовский, устаревший метод. Но зачем вновь к нему прибегать, если в XXI веке есть более современные и не столь опасные процедуры?" Историки медицины тоже не смогли припомнить ничего в подтверждение тезиса "Новаторство Пирогова забыли незаслуженно". По словам доктора медицинских наук вице-председателя Белорусского научного общества истории медицины и фармации Евгения Тищенко, Николай Пирогов действительно предложил технику первичной обработки раны и высказал мысль о том, что нагноение вызывают микроорганизмы. Но вот о лечебных свойствах личинок в классических трудах великого хирурга корреспондент "СБ" не нашел ни слова. Впрочем, Пирогов всегда отличался неординарностью. "Скажем, Николай Иванович не воспринимал белый халат, — рассказывает Евгений Тищенко. — И мог, проведя вскрытие, встать в том же сюртуке за операционный стол"…

А может, нам элементарно не хватает информации? Заведующий лабораторией наземных беспозвоночных животных Института зоологии НАН Александр Дерунков, допустим, уверен: насекомые безусловно представляют интерес для медицины. "Но это тема для диссертации, — считает Александр Викторович, — которую у нас в стране пока еще никто не написал и не защитил. Этот огромный ресурс, который ряд стран Юго-Восточной Азии используют на 80 процентов. Мы могли бы пойти в своих исследованиях тем же путем. Но это задача на десятилетия. Ведь работать нужно будет в тесном содружестве с химиками и биохимиками, проводить серьезные клинические испытания". В самом деле, что за чудо эти "козявки"! По количеству видов (сегодня их известно около 2 млн.) насекомые — самый обширный класс. Природа на них поставила 10 млн. экспериментов, а на всех остальных животных — от силы миллион. Казалось бы, кладезь, в котором честный исследователь может найти много любопытного. И находит. Однако не такой уж это бурный процесс, как утверждает "всемирная паутина". "Много развелось шарлатанов, чья цель — просто заработать денег, — предупреждает Александр Дерунков. — Поэтому к любым сообщениям надо подходить критически, а вопрос ставить грамотно. Никто еще не знает, что дадут со временем медицине насекомые. Наверное, задача в том, чтобы выловить, конечно, не каплю, а реку полезного из целого океана домыслов".

Фото Виталия ГИЛЯ
 
Людмила ГАБАСОВА
-20%
-9%
-50%
-10%
-10%
-20%
-50%
-10%
-10%
-40%
-40%
-8%
0068422