1. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  2. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  3. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  4. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  5. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  6. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  7. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  8. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  9. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  10. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  11. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  12. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  13. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  14. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  15. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  16. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  17. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  18. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  19. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  20. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  21. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  22. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  23. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  24. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  25. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  26. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  27. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  28. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  29. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  30. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди


Катерина Пытлева, Алесь Плотко,

Каждый образованный человек должен знать уровень холестерина и сахара в крови и свой ВИЧ-статус. Независимо от возраста, образа жизни это надо знать, в этом убежден председатель экспертного совета Информационной стратегии по ВИЧ/СПИДу в Республике Беларусь Cергей Кручинин. ВИЧ-инфицированные белорусы по-прежнему боятся признаться о своем диагнозе даже самым родным и близким людям, рассказывает ВИЧ-позитивный гость студии Евгений Спевак.



Он связывает эту тревожную тенденцию с первоначальным "брендированием" заболевания - "Чума ХХ века". Именно поэтому сегодня важно изменить общее отношение к ВИЧ/СПИДу. Ребрендингом этой темы уже занимаются специалисты, но это процесс длительный.

Консультант горячей линии и главный эпидемиолог Минздрава Инна Карабан отмечает "взросление" СПИДа в Беларуси, наибольшее количество инфицированных выявляют в возрастной группе старше 30 лет. Специалист подчеркнула, что это определенный успех информационной кампании, потому как прежде основное количество заболевших составляли молодые люди в возрасте от 17 до 29 лет. В 80% случаев причина инфицирования – незащищенные гетеросексуальные контакты.

Об этом и многом другом шла речь в эфире программы "Угол подозрения". Представляем вашему вниманию полную текстовую версию эфира, а также аудио- и видеопрограммы. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (27.77 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (165.42 МБ)


Какое количество ВИЧ-инфицированных в Беларуси?

 

Инна Карабан: За последние пять лет в стране увеличилось количество инфицированных. На сегодня их зарегистрировано около 11,5 тысячи. Наибольшее количество ВИЧ-инфицированных зарегистрировано в Гомельской области (более 45% от всех случаев), затем идет Минск (16%) и Минская область (15%). В последнее время увеличивается тенденция ВИЧ-инфицированных старше 30 лет. Заражение происходит в более старших возрастных группах. В 80% случаев причина инфицирования – незащищенные гетеросексуальные контакты.

Есть ли положительная тенденция в общественных кампаниях, акциях?

Инна Карабан: Наша информационная кампания помогла именно молодежи, потому что раньше возрастная группа была 20-29 лет, 17-19 лет.

Евгений, какие вопросы чаще всего волнуют людей, которые к вам приходят?

Евгений Спевак: Я сталкиваюсь с людьми, которые уже живут с ВИЧ и погружены в какие-то проблемы. Лечение ВИЧ требует терпения, особого внимания. Человек, который только начинает терапию, порой не готов к тому, что это надо делать по часам, придерживаясь диеты. Мы помогаем начать лечение, или, если человек лечится уже много лет и устал, мы помогаем это преодолеть. Порой сложности возникают дома: люди с ВИЧ не всегда раскрывают своим близким эту информацию. Часть наших клиентов – это люди, не адаптированные в социуме: наркоманы, алкоголики или лишенные родительских прав. Помимо лечения им необходимо решать еще и социальные вопросы.

Почему человек, живущий с ВИЧ, боится открыться своим родным?

Сергей Кручинин: Это камень в огород всего общества. Дело в том, что они отражают стереотипы и мифы, которые живут в обществе. Первый стереотип сформировался в конце 80—90-х годов, а первый стереотип – самый мощный. Вы помните бренд "Чума ХХ века", бренд отличный, он несет в себе страх. Но человек закрывается от такого потока страха и перестает реагировать. Как только эта тема возникает, человек уже не слышит этой информации.

Задача информационной стратегии расшатать эти стереотипы. Ребрендинг темы ВИЧ 2012-го года направлен на изменение старого бренда на другой. Это занимает достаточно длительный срок: нужно изучить все целевые группы, подходы, бренд-коды. Это касается логотипа, слогана и визуального изображения. Люди до сих пор считают, что ВИЧ и СПИД – это одно и то же. Некоторые думают, что если им больше 40 лет, то уже нечего бояться.

Готовится новый плакат для выхода на билборды с новым слоганом: "Здоровье можно купить". Чего ожидать в дальнейшем по информационной кампании?

Евгений Спевак: Это часть региональной кампании с единым слоганом, которая началась в конце апреля в семи странах. Глобальный фонд ООН уходит практически из всего региона Восточной Европы. Большинство программ до этого времени финансировалось из средств фонда. С прошлого года государство взяло на себя обязательства финансировать лечение людей, живущих с ВИЧ. Мы уже сейчас хотим обратить внимание государства на эту проблему, чтобы оно задумалось, как безболезненно перейти на полное финансирование лечения.

Готовы ли мы перейти на самообеспечение в этом непростом вопросе?

Инна Карабан: Государство взяло на себя обязательства до 2015 закупать антиретровирусных препаратов в пределах 40% от общего количества. 60% еще будет закупать Глобальный фонд, пока будет находиться на территории Республики Беларусь. Когда готовилась государственная программа по профилактике ВИЧ-инфекции в 2011 году, эти 40% уже были заложены в государственный бюджет. С 2012 года государственная программа начала действовать, и сейчас в нее вносятся изменения по увеличению финансирования.

Мы разрабатываем программу на 2016 год, чтобы плавно перейти с финансирования Глобального фонда на государственное и не потерять достигнутых результатов. Государство будет сотрудничать со всеми заинтересованными общественными, международными организациями, чтобы сохранить мероприятия, необходимые для сдерживания распространения ВИЧ-инфекции.

Естественно, государство возьмет на себя обязательства и будет обеспечивать РВ-препаратами всех, нуждающихся в лечении. Профилактические мероприятия тоже будут проводиться.

Евгений Спевак: Дело даже не в том, кто может прийти на смену Глобальному фонду. Международные фонды не гарант того, что я буду получать лечение долго. Фонд сегодня есть, а завтра нет его. В этом случае гарантом является государство. Многие коллеги из соседних стран завидуют тому, как развита система здравоохранения в нашей стране.

Фигурировала сумма, что пожизненное лечение одного ВИЧ-положительного человека обходится в 35 тысяч долларов.

Евгений Спевак: Как можно оценить пожизненное лечение? Первый раз слышу такую цифру.

Но есть же еще сопутствующие заболевания, профилактические меры, чтобы они не возникали. Какой будет политика государства в этом отношении?

Инна Карабан: На сегодня лечение сопутствующих заболеваний происходит за средства государственного бюджета.

Сергей Кручинин: Хорошо, когда спонсирует государство. Но даже если рассчитывать на самый большой фонд, он всегда состоит из доноров, государств. Например, один из крупнейших доноров Глобального фонда – это Япония. Произошло цунами – и все. Поэтому нельзя рассчитывать на внешние источники, только государство должно обеспечивать лечение.

Кроме всего прочего, важным компонентом здесь является информационный. Я проводил фокус-группу в одном из городов Беларуси, и один молодой мужчина сказал, что подозревал, что у него ВИЧ, уже лет 15. Но он ни разу не сдал тест на ВИЧ до тех пор, пока у него не началось ухудшение здоровья. Причина этого в одном – дискриминации в обществе по отношению к ВИЧ-положительным людям. Человек боится даже представить это.

Приверженность лечению (соблюдать правила, необходимые для безопасности, получать лекарственные препараты вовремя, по часам их принимать) снижает возможность передачи ВИЧ-инфекции.

Каким образом кампания будет бороться с дискриминацией? Отношение белорусов к людям, живущим с ВИЧ, как-то отличается от других?

Сергей Кручинин: Я проводил большое количество фокус-групп с различными категориями граждан в рамках программы ООН "Новые цели тысячелетия". Я задавал вопрос, какие категории граждан живут хуже в нашей стране. Практически никто не упоминал ни ВИЧ-положительных, ни инвалидов. Говорили, что хуже всего живут врачи и учителя. Естественно, это не значит, что они живут хуже всего, но человеку легче назвать того, кто более на него похож. А в темный угол мы не смотрим, там что-то нехорошее. Еще два года назад ни один человек не согласился жить с открытым статусом ВИЧ-положительного. То, что сейчас такой человек появился, говорит об изменениях в обществе.

Долго ли нам идти к открытости статуса?

Сергей Кручинин: В разных возрастных категориях по-разному. Молодежь часто говорит, что для них важен человек, а не его статус. Они информированы, знают все пути передачи. Чем старше граждане, тем мифов больше.

Евгений Спевак: Когда я работаю с ВИЧ-положительными людьми, я выясняю, с кем они живут, кому они могут довериться, предлагаю выход на его близких и родных, чтобы пояснить, как с этим жить. Но не все к этому готовы. У меня есть друг, который до сих пор не может рассказать матери, что у него есть ВИЧ, 17 лет. Ей в этом возрасте трудно объяснить, что ничего страшного в этом нет. Он привержен лечению, 6-7 лет находится на терапии – у него все в порядке. Но его матери мы вряд ли сможем объяснить так, чтобы она не перенервничала и это не отразилось на ее здоровье.  

В центрах по всей республике работают специалисты, ведущие лечение ВИЧ-положительных людей, и консультанты – юристы, медики, психологи. Я очень надеюсь, что с развитием комплексного подхода в лечении ВИЧ-инфекции это станет проще решать.

Как будет выглядеть комплексный подход? Достаточно ли специалистов медицинского профиля?

Инна Карабан: Политика Минздрава направлена на то, чтобы выпускники медицинских университетов начинали свою работу в поликлиниках, чтобы разгрузить врачей, которые выполняют эту работу.

Не планируется выпуск более узких специалистов, которые сосредотачивались бы именно на этой группе людей?

Инна Карабан: Насколько я знаю, во время учебы в медуниверситете должна быть профориентация. Сейчас пересматриваются подходы к обучению. В медико-профилактическом деле, где готовят эпидемиологов-гигиенистов, человек на 3-м курсе должен окончательно выбрать специальность.  

Евгений Спевак: В Светлогорске, например, сложно привлечь инфекциониста на работу. Видимо, не хватает внимания со стороны государства, чтобы заинтересовать врачей. На данный момент в городе около тысячи людей на лечении, а врача просто нет. И все в одной очереди с разными проблемами, порой просто сложно попасть на прием.

По случаю ухода Глобального фонда ООН из Беларуси было высказано недоверие к государству, что будет не хватать денег и некому будет заниматься людьми, живущими с ВИЧ. Стоит ли опасаться этого?

Сергей Кручинин: У меня нет опасений, что Глобальный фонд уйдет: средства, которые тратились, в основном шли на то, чтобы придать механизм устойчивости всей профилактике и лечению ВИЧ-инфекции. В нашей стране есть опыт договариваться и действовать консолидированно.

Инна Карабан: Я не думаю, что возникнут проблемы, особенно при закупке РВ-препаратов. На сегодня Министерством здравоохранения на профилактику ВИЧ-инфекции тратится более 230 млрд руб. Может, будут возникать вопросы в экстренности принятия решения, но Министерство здравоохранения всегда открыто для обсуждения и принятия решения. Я думаю, особых проблем не возникнет.

Сколько человек сегодня получают РВ-терапию?

Инна Карабан: Около 4,5 тысячи человек.

Из 11 тысяч. Есть шансы, что все 11 тысяч получат лечение?

Инна Карабан: Лечение получают те, кому оно назначено, всем оно не нужно.

Евгений, у вас возникли опасения, когда вы узнали, что Глобальный фонд уходит из Беларуси?

Евгений Спевак: Конечно, возникли. Но благодаря им началось движение со стороны сообщества людей, живущих с ВИЧ. Так получилось, что Белорусское сообщество людей, живущих с ВИЧ, ни разу не являлось получателем денег Глобального фонда. Сегодня международная политика говорит, что не надо делать что-то для людей, живущих с ВИЧ, без их участия. Нас стали слышать. Теперь уходит фонд и уходят международные рекомендации. Пока мы плавно переходим на государственное финансирование, мы пытаемся сохранить свой голос. Есть опасения, что государство углубится в свою государственную политику и будет делать только то, что считает нужным. Мы надеемся, что этого не случится.


 

Хочется затронуть тему просветительного проекта – сериала "Выше неба". Когда мы увидим сериал? Попадет ли он на телеканалы?

Сергей Кручинин: Сериал завершен, 8 серий. Получена государственная регистрация. Сейчас снимается рекламный ролик, в котором все, кто участвовал в проекте, говорят, что они думают о проекте. Идут переговоры о том, где сериал будет демонстрироваться. Для нас важно, чтобы максимальное количество людей посмотрело фильм, поэтому предполагается два основных канала коммуникации, по которым сериал пойдет. Первый путь – через интернет: сериал будет показан на TUT.BY. Второй – один из телеканалов. Кроме того, бесплатно будут распространяться диски. Я напомню, фильм некоммерческий, на нем нельзя заработать ни копейки, поэтому продающиеся диски с этим сериалом – это пиратские копии, криминал. Сразу будет происходить исследование реакции зрителей.

Когда ожидать премьеру?

Сергей Кручинин: В ближайшее время, это вопрос договоренности.

Все считают себя информированными, все знают, как уберечь себя от болезни. У меня есть знакомая, которая проходит тест на ВИЧ каждые полгода. Она не в группе риска, это ее личная позиция. В каком случае и как часто надо сдавать тест на ВИЧ?

Инна Карабан: Есть категории, которым необходимо проходить тесты. Вирус развивается в организме 6 месяцев. Людям, которые находятся в зоне риска, лучше сдавать тест два раза в год. Сколько раз сдавать тест, зависит от самого человека и его нацеленности хранить свое здоровье.

Евгений Спевак: Если человек будет сдавать тест раз в год, это будет замечательный результат, чтобы остановить распространение инфекции и получить лечение вовремя.  

Сергей Кручинин: Это культура образованного человека. Он должен знать уровень холестерина в крови, сахара и свой ВИЧ-статус. Независимо от возраста, образа жизни это надо знать.  
-30%
-5%
-10%
-10%
-10%
-10%
-10%
0072144