154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. СМИ выяснили, кто может быть четвертым фигурантом по «делу о госперевороте»
  2. Покупатель с 50 тысячами долларов — король на рынке квартир в Минске. А королю не нужно спешить
  3. Посмотрели, что происходит сегодня в Чижовке, где вчера случилось коммунальное ЧП
  4. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  5. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  6. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца
  7. МИД недоумевает по поводу заявления Литвы о возможной аккредитации посла США в Беларуси
  8. «И линии нарисуем, и достойно ответим». В Москве прошла встреча Лукашенко и Путина
  9. Украина вводит спецпошлину на белорусские автобусы и грузовики
  10. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях
  11. Внимание: синоптики предупредили о резком ухудшении погоды
  12. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  13. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  14. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  15. Провизор дает шесть простых советов, которые помогут вам сэкономить на лекарствах
  16. Почему из-за прорыва всего одной трубы сотни тысяч минчан остались без воды? Разбираемся
  17. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  18. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  19. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  20. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  21. Усилить защиту силовиков, ужесточить наказание за экстремизм. Какие изменения в УК поддержали депутаты
  22. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  23. Мингорисполком назвал две версии аварии на водопроводе в Чижовке
  24. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  25. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  26. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  27. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  28. Мингорисполком отказал организаторам в проведении «Чернобыльского шляха»
  29. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  30. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов


Елена МИСНИК, фото: Александр ТОЛОЧКО,

Утренний телефонный звонок застал меня врасплох: "Вы еще не передумали писать о транспортировке сердца для трансплантации? Тогда ждем вас на аэродроме Липки. Вылет ровно через полчаса". Упустить такую возможность? Ни в коем случае!

Уже через несколько минут редакционная машина летит по проспекту Независимости. Мы несемся во весь опор. Опаздывать нельзя: на борту вертолета МЧС нас уже ждут летный экипаж и бригада медиков-трансплантологов. Ми-8 у кромки заснеженного поля. Гул винта. И незнакомое волнующее чувство, заполняющее долгие секунды перед взлетом…

11.30. Огромная стальная птица отрывается от земли и уносит нас в сторону западной границы. Можно перевести дух. Трудно поверить, что мы летим за донорским сердцем. Этот жизненно важный орган живет всего 5—6 часов. Поэтому каждая минута дорога. Забегая вперед, скажу: на дорогу туда—обратно мы потратим всего три часа.
 

Поучаствовать в столь необычной операции, признаюсь, мечтала давно. Хотя прекрасно понимала, что это крайне сложно. Трансплантологи неохотно рассказывают о своих трудовых буднях. Да и сам вопрос пересадки органов весьма деликатен. Ведь жизнь одного человека, по сути, спасается ценой жизни другого.
 
В салоне Ми-8 слишком шумно, поэтому все расспросы я оставляю на потом. Пока же осматриваюсь. На полу — объемные сумки светло-синего цвета. В них — самое необходимое для предстоящей операции: от бахил, халатов и скальпелей до специального консервирующего раствора и контейнера для перевозки органов. А перевозить сегодня мы будем не только сердце, но и почки. Поэтому летит бригада мультиорганного забора: хирурги, анестезиолог, операционная сестра. С белорусскими врачами работает стажер из Казахстана. Позже узнаю, что медики из России и Казахстана проходят стажировку в отечественных РНПЦ по межправительственному соглашению. По привычным жестам медиков и их спокойствию понимаю, что полет для них не первый. Всего же вертолеты МЧС с таким нестандартным грузом взлетали десятки раз.
 
…Для меня это новые ощущения, и я любуюсь видом из окна. Бескрайний простор, дымка над лесом, внизу — дачные поселки, кромка леса, озеро, артерии железнодорожных и автомобильных дорог — как будто кто-то невидимой рукой расчертил и землю, и небо под линейку.
 
Пока мы парим в облаках, в Минске в РНПЦ кардиологии из листа ожидания подбирают реципиента. Если очень схематично представить весь процесс, то выглядит он так. Как только становится известно о потенциальном доноре, в РНПЦ трансплантологии отправляют анализ крови, на основании которого проводят типирование — проверку органов на совместимость. Из нескольких реципиентов выбирают того, у кого она самая высокая. На сердце, за которым мы летим, претендуют четыре человека…
 
Стать донором может не каждый. Нет шансов на забор органов у больного ВИЧ, сифилисом, гепатитом, носителя любой опасной инфекции, передающейся через кровь. Сильно поврежденные органы также не пригодны для пересадки. Что касается сердца, то его донор должен быть не старше 40—45 лет. У "возрастного" сердца шансов почти нет.
 

13.00.
Ми-8 приземляется на школьном стадионе одного из райцентров. Еще один плюс воздушного транспорта — пилоты МЧС способны посадить винтокрылую машину даже на необорудованном пятачке. Лопасти вертолета еще не остановились, а медики и местные спасатели доставляют оборудование в машину скорой помощи. В больницу нас сопровождает экипаж ГАИ. Всего через пять минут мы у приемного покоя.
 
Здесь уже ждет Ростислав Лавринюк, главный внештатный областной трансплантолог, заведующий отделением координации забора органов и тканей для трансплантации. Он координирует работу трансплантологов, оформляет все необходимые документы, улаживает юридические формальности. Пока не решены все вопросы, никто не имеет права даже подойти к донору. И тем более забрать у него орган. Специалист хмурится, его никто не предупредил о журналистах.
 
— Никаких сведений о доноре. Он и его родственники защищены законом, — с ходу охладил мой пыл хирург. — Могу сказать только то, что он находился в коме и умер, не приходя в сознание.
 

Из салона "скорой помощи" столичные медики достают сумки. Пока идем в операционную, интересуюсь, что изменилось после вступления в силу нового закона о трансплантации?
 
— Для нас, в принципе, ничего. А вот человек при жизни может определиться, желает он после смерти быть донором или нет, — объясняет Ростислав Лавринюк. — Первые отказники у нас уже есть, но их очень мало.
 
Процедура отказа проста: нужно написать заявление на имя главного врача своей поликлиники. В нем обозначить свое несогласие быть донором. В течение двух часов это пожелание попадет в региональный центр трансплантации, в течение шести — в Единый регистр трансплантации РНПЦ трансплантации органов и тканей. Документ позволит контролировать использование органов и тканей человека и обеспечит нуждающихся в трансплантации оперативной помощью. Написать заявление можно в любое время, даже в больничной палате непосредственно перед плановой операцией. Правомочность заявления рассматривает специальная комиссия.
 

— Главное во всей этой процедуре — иметь при себе паспорт. Идентификационный номер позволит вести речь о конкретном человеке, — пояснил Ростислав Лавринюк. — Иначе заявление не рассматривается.
 
13.30. Хирурги скрываются за стеклянной дверью операционной. Мне с фотографом вход в нее заказан, поэтому мы, в халатах, шапочках и бахилах, наблюдаем за работой медиков издалека. Небольшая, по столичным меркам, операционная залита ярким светом, за операционным столом — две бригады врачей. На столе — мужчина, он умер несколько часов назад. Его почки и сердце спасут жизнь другим. Интересно, а родные об этом знают? Ведь по новому закону их согласие на забор органов не требуется.
 
— Да, оно не нужно. Но при необходимости, если близкие родственники в пределах доступности, их приглашают на беседу, — объясняет Ростислав Лавринюк. — В большинстве случаев согласие на спасение чужих жизней мы получаем.
 

Пока хирурги готовят сердце к эксплантации, узнаю некоторые нюансы его пересадки. Оказывается, чтобы оно подошло пациенту, разница в весе пары донор—реципиент не должна превышать 15—20 процентов. Поэтому сердце хрупкой девушки нельзя пересадить крупному мужчине: оно просто не справится с нагрузкой. Чаще бывает наоборот: мужское сердце спасает жизнь представительнице слабого пола. А еще, как признаются сами медики, пересадка сердца не самая сложная в техническом исполнении операция.
 
14.58. На аорту наложен зажим. Это значит, что началась ишемия (отсутствие кровообращения в сердце) и жить органу осталось не больше пяти часов. Об этом сразу доложили в РНПЦ кардиологии и приступили непосредственно к забору органа. Скальпель, разрез, мгновение — и в руках хирурга сердце, которое тут же опускается в специальный раствор для консервации. Секунда — и оно уже в особом контейнере: килограммы льда и неизменная температура + 4 градуса. Благодаря этому мини-холодильнику аккуратно упакованные органы в целости и сохранности прибудут в столицу. Все быстро, четко, качественно. С почками специалисты работают по той же схеме.
 

15.00. У нас пять минут на сборы. Вертолет уже "под парами". К нему нас снова сопровождают проблесковые маячки машины ДПС. Берем курс на столицу. Глядя на то, сколько служб задействовано в этом процессе, сколько человек в него вовлечено, невольно подумала о расходах. В данном случае жизнь человека зависит от согласованности действий нескольких служб — МЧС, медиков и ГАИ. Каждый отвечает за свой участок работы: спасатели — за перелет, ГАИ — за быструю наземную транспортировку, медики — за трансплантацию. Впрочем, когда на кону чья-то жизнь, этот вопрос второстепенен, тем более что для пациента-белоруса операции по трансплантации абсолютно бесплатны.
 
…А мы подлетаем к Минску.
16.30. У взлетно-посадочной полосы аэропорта Минск-1 нас ждут экипажи "скорой" и ГАИ. В их сопровождении бесценный груз на предельных скоростях доставляется в РНПЦ "Кардиология" и РНПЦ трансплантации органов и тканей. В операционных пациенты уже на столах, а бригады хирургов — в режиме минутной готовности. Пересаживать сердце будут от четырех до шести часов — столько длится обычная операция по его трансплантации. Если все пойдет по плану, человек получит реальный шанс на полноценную жизнь. И новое сердце в его груди будет биться, петь, страдать, любить…

Комментарий в тему

Юрий ОСТРОВСКИЙ, профессор, заведующий лабораторией хирургии сердца РНПЦ "Кардиология":
— В каких случаях требуется пересадка сердца? Основные патологии — ишемическая болезнь и дилатационная кардиомиопатия, которая возникает вследствие инфекционных, воспалительных, токсических, метаболических поражений миокарда, а также наследственных заболеваний. Например, осложнения после гриппа или ангины, перенесенных на ногах. В лист ожидания попадают пациенты с конечной стадией сердечной недостаточности, которая не подлежит медикаментозному лечению. Сегодня в нем около 35 человек. В 2013 году в нашем центре уже проведено 11 трансплантаций сердца.
 
Олег РУММО, руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей:
— Четвертый год Беларусь лидирует среди стран СНГ по количеству органных пересадок на один миллион жителей. В прошлом году трансплантационная активность в стране составила 29 операций на миллион, в России, например, — 9, в Украине — 2,2. В данный момент в пересадке органов нуждается около 800 белорусов. С начала 2013 года сделано более 100 трансплантаций.
-20%
-15%
-10%
-40%
-20%
-50%
-50%
-20%
-30%
-20%