Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  2. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  3. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  4. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  5. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  6. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  7. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  8. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  9. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  10. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  11. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  12. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  13. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  14. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  15. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  16. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  17. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  18. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  19. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  20. «Семь лет врачи думали, что симулирую». История Анжелики, которая больна дистрофической миотонией
  21. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  22. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  23. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  24. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  25. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, отыграв у «Минска» два гола
  26. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  27. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  28. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  29. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  30. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон


Александра БАТУРИНА,

Срок обучения в медуниверситете можно сократить до 4-5 лет и при этом повысить эффективность высшего медицинского образования в Беларуси, считает известный онколог-гинеколог, кандидат медицинских наук Николай Григорович.

— Студент-медик учится в течение 7 лет, получает право на самостоятельный прием больных, но когда начинает заниматься современной высокотехнологичной медициной — эти знания оказываются невостребованными, — отмечает практик и педагог Николай Григорович. — Получается, институты в течение 6–7 лет готовят специалистов, которые могут работать на уровне так называемого врача общей практики (даже не семейного врача) и совершенно не подготовлены к реализации себя в современной хирургии, онкологии и более узких медицинских специальностях.

Эффективность или эффектность?

— Меня поражает, что врачи высокой квалификации, которые делают сложнейшие операции и получают за это особую зарплату, оторваны от общебиологических основ знаний по своей специальности, — говорит Николай Александрович. — Может, это прозвучит грубо, но они превращаются в высококвалифицированных ремесленников, умеющих выполнять только одну операцию. Невольно напрашивается такое сравнение: сапожник, который шьет пару дамских туфель на международную выставку, но не может стачать ботинки на каждый день, мало чем отличается от хирурга, который способен пересадить сердце, но больше ничего не в состоянии сделать для больного, потому что все остальное будет делать другая бригада. То же касается и врачей других узких специальностей.

Скрытые резервы

— Можно сократить время на подготовку врача общей практики с 7 до 4–5 лет, если преподавание некоторых предметов из учебного плана первого-второго курсов усилить в средних учебных заведениях, которые есть при каждом мединституте, или в профильных классах, — уверен доктор Григорович. — Например, курс химии, который врачу, в общем-то, и не будет нужен, кроме общих представлений. Пройдя углубленный курс в школе или лицее и успешно выдержав централизованное тестирование, студент будет вполне готов на 1-2-м курсах осваивать медицинские дисциплины. То же касается физики, химии, биологии.

Кстати, с этим, я считаю, связан и вопрос, имеющий существенное значение: подбор лиц, психологически готовых к медицинской деятельности. Мне кажется, нужно, начиная со средних общеобразовательных учреждений, дать ребятам, которые в будущем видят себя врачами, возможность какое-то время проводить в больницах, чтобы они увидели и раны, и кровь, и отравления и поняли, действительно ли они хотят связать свое будущее с медициной или им это только кажется.

Что касается резерва для сокращения времени подготовки современного врача общей практики, то следовало бы изменить программы преподавания медицинских дисциплин.

В медуниверситете каждый предмет по чуть-чуть, один раз в неделю читается на протяжении года. Изучают один год анатомию – рассматривают анатомическое строение, скажем, сердца, легких, кишечника. Затем берутся за гистологию — строение сердца под микроскопом. Потом начинают изучать работу сердца с точки зрения физиологии… В конце концов начинается биохимия — исследование того, каким образом проходят тончайшие биохимические процессы, обеспечивающие энергией жизнедеятельность сердца. К 4–5-му курсам то, что изучали о сердце на 1–3-м, основательно забывают.

Сейчас настало время реорганизовать программу прохождения этих предметов и сдачи по ним экзаменов. Все должно вертеться вокруг конкретного органа. Скажем, изучать сердце комплексно: его анатомическое строение, микроскопические особенности, биохимические процессы и другие дисциплины в той части, которая его касается. Таким образом, за два года глубоко, на современном уровне можно дать полное представление о внутренних органах, которые станут впоследствии предметом изучения и воздействия врача.

И тогда с 3–4-го года можно целиком посвятить процесс обучения студентов-медиков внутренним болезням, хирургии, инфекционным болезням, гинекологии и акушерству, детским болезням… Так формируется врач-бакалавр.

Словом, для подготовки врача общей практики потребуется уже не 7 лет, а всего 4 года. В дальнейшем он должен установить связь со специализированным медцентром: хирургическим, акушерско-гинекологическим, терапевтическим, кардиологическим или другими — и начинать работать как врач общей практики.

Теория и практика

— На теорию у студента сейчас уходит два года. И только на третьем году обучения открывается новая страница в медицинском образовании — знакомство с клинической медициной. Я считаю, что прежде всего должна изучаться судебная медицина. В понимании обывателя это то, что касается судебных случаев и катастроф. Однако судебная медицина — это тонкая ветвь общей медицины со своей спецификой и методами.

И прежде всего она рассматривает юридический аспект — свод законов, которые положены в основу деятельности врача на всю его будущую профессиональную жизнь. Медицинское законодательство должно изучаться до того, как студент приблизится к койке больного.

Подготовка специалистов высшей квалификации

— Кто обеспечивает подготовку медицинских кадров высшей квалификации? Оказывается, не медицинский университет. Хотя он частично может это обеспечить через место в клинической ординатуре, адъюнктуре, и наконец – в аспирантуре и докторантуре. Ведущая же роль в подготовке узких специалистов высшей квалификации принадлежит сейчас Медицинской академии последипломного образования, а также республиканским научно-практическим центрам.

Высшую медицинскую квалификацию должны получать врачи, уже имеющие диплом бакалавра, на специальных кафедрах академии. Отработав нужное время врачом там, куда его направят, врач решил, что он хочет стать специалистом в области, скажем, онкологии. Мне представляется, что для этого он должен на базе научно-практического центра онкологии пройти весь курс: все, что касается этих болезней, включая опять ту же анатомию, гистологию, биохимию и другие современные методы исследования, и в конце концов овладеть методами и техникой лечения по выбранной им специальности. Но это уже займет меньше времени — скажем, год.

Затем этот врач приходит в специализированное подразделение медицинского учреждения и начинает совершенствоваться там, шаг за шагом осваивая на практике сложнейшие виды вмешательств, знакомясь с новейшими трактовками, увиденными с помощью современной аппаратуры: компьютерных томографов, аппаратов для позитронной эмиссионной томографии, современных аппаратов ультразвуковой диагностики полых органов…

И тогда это будет современный высококвалифицированный "узкий" специалист, готовый говорить на одном профессиональном языке с зарубежными коллегами.

Специальные кафедры

— Есть еще одна проблема в высшем медицинском образовании, которая снижает эффективность подготовки современных врачей и не позволяет им использовать в работе все достижения медицины. Это отставание теоретических кафедр от современных требований.

Например, основы физики преподавать в медуниверситете сейчас бессмысленно. Нужно давать физические основы работы современных диагностических и лечебных приборов, используемых, например, в хирургии, радиологии, научить студента-медика рассчитывать статистические данные, касающиеся результатов экспериментальных и клинических наблюдений, с помощью компьютера.

То же касается кафедры иностранных языков. До сих пор в учебниках по иностранным языкам для медвузов дается описание рентгеновского исследования, а новейшие методы исследования, достижения медицины не находят в них отражения. И, конечно, два года, которые уделяются изучению иностранного языка, — это мало для того, чтобы читать современные медицинские журналы на английской, немецком, французском… Образцом для многих наших ведущих клиник является то, как работают в Европе, а для этого извольте читать европейские журналы! 
-10%
-30%
-50%
-5%
-10%
-20%
-20%
-30%