Фото с сайта: news.21.by
Фото с сайта: news.21.by
Теоретически на этот вызов вероятнее всего должна была попасть моя бригада. Практически же мы получили в плечи “дальнюю дорогу, казенный интерес”, иначе говоря, перевозку. Пациент 26 лет с разрывом аневризмы среднемозговой артерии должен был быть доставлен из реанимационного отделения в губернскую нейрохирургию. Местный приказ по здравоохранению предписывал осуществить эту акцию реанимационной бригаде СМП. Я получил клиента, направление на госпитализацию, командировочные удостоверения, наилучшие пожелания и отбыл из Города, выпав на четыре часа из движухи.

Вызов по поводу “бабушка, умирает” обслуживала одна из БИТ. Ехала бригада в режиме “едем быстро”, ибо повод того требует. В адресе проживала собственно бабушка, “лежачая”, как после выяснилось, старушка, ее дочка и внучок, люмпен-оболтус тридцати примерно лет. Еще на подъезде к дому возле нужных ворот бесновался внучок, обещая всех порвать и казнить, если любимая бабушка не выживет, поскольку ему уже будет на все плевать. Отчаяние молодого человека стало более понятным после того, как выяснились все житейские обстоятельства. Это семейство существовало исключительно на бабушкину пенсию, и смерть бабушки означала, в первую очередь, потерю кормильца. Внучку светила либо голодная смерть, либо работа. Было, от чего впадать в отчаяние.

Рывок на пятый этаж. Бабушка действительно помирала, а анамнеза никакого из этой гоп-компании добыть было невозможно. Внучок жаждал кровопролития, мамаша скромно помалкивала, глотая слезы. В момент интубации бабушкиной трахеи (в левой руке ларингоскоп, в правой трубка) свободным глазом доктор углядел, что долбанный внучок заскочил на кухню, вытащил из шкафчика ничего такой ножичек и выбежал из квартиры. Логика этого урода была проста и пряма, как рельс. В смерти кормилицы виноваты врачи-убийцы однозначно, больше некому, патамушта поздно приехали. А приехали поздно оттого, что водитель медленно ехал. Вывод? Надо пойти и резать водителя. Мамашка с воплями рванула следом.

Лечебные мероприятия, согласно параграфу №1 должностной инструкции, были прерваны. Док принялся звонить водителю в машину, мол, к тебе там зондеркоманда направляется, так что беги, Лола, беги. Одна из фельдшеров заблокировала входную дверь изнутри, вторая - позвонила в милицию. После чего реанимационные мероприятия были продолжены.

Предупрежденный звонком водитель успел выиграть дистанцию. Размахивая ножом внучок ринулся в погоню. После нескольких кругов по двору стало понятно, что пить и курить очень вредно для дыхалки, ибо нагнать своего противника внучку не удалось. И тогда он швырнул свое оружие вслед убегающему водителю. Для успешного метания ножей по движущейся мишени нужен определенный навык и более-менее сбалансированный клинок, так что заточенная железяка успешно ушла в молоко. Увидев, что враг обезоружен, водитель развернулся и двинулся в атаку. Настал черед спасаться уже внучку. Внучок был быстро настигнут разъяренным драйвером и нещадно бит по щам. Вклинившаяся между вошедшими в клинч оппонентами мамашка прервала воспитательный процесс.

Потом приехали менты. Завязалась дискуссия.

Потом с балкона засвистел доктор, мол, если пацаны уже закончили, то пусть все дружно поднимаются наверх и помогают нести в машину носилки с заболевшей бабушкой. В момент, когда носилки уже были погружены в автомобиль и водитель садился на свое место, притихший было внучок вдруг снова возбудился и бац, неожиданно для всех ударил ногой по водительской дверце. Дверь ударила водителя по лицу и рассекла ему бровь. Времени, к сожалению, выйти и растерзать поганца не было.

Бабушку сдали в приемное отделение, после чего бригада поехала в травмапункт, делать рентгеновские снимки водительского черепа, зашивать рану и осматриваться нейрохирургом.

Пока проводились необходимые лечебно-диагностические мероприятия, а медики опрашивались прибывшим сотрудником милиции, на горизонте нарисовалось озабоченное автомобильное начальство.

Как ни крути, а травма в виде ушибленной раны надбровной дуги является производственной, пускай и криминального характера, но со всеми вытекающими. Оформлять производственную травму, собирать комиссию, проводить расследование, писать акт и отправлять его по инстанции явно не хотелось. Как они там договаривались, неизвестно. Травма в итоге была заявлена как бытовая. И никаких заявлений в милицию раненый водитель писать тоже не стал, не смотря на изумление милиционеров и уговоры своего доктора, крутившего пальцем у виска, мол, ты че творишь?

Как сказал после один мент, какой смысл вас, медиков, защищать, если вы сами себя защищать не желаете. Нет заявы, нет разбора. Это только по тяжким телесным и смерти проверка обстоятельств проводится по факту. А так, бытовая, значит бытовая.

Мы уже возвращались в Город, когда мне позвонил Док и поведал эту увлекательную историю. В качестве добычи адекватной компенсации за понесенный коллегами моральный вред мы заехали в придорожное кафе города-героя К. Там пекут самые вкусные в округе смажанки, даже непонятно, в чем их секрет. Как раз удачно попали на свежевыпеченные, горячие, только из печки. Их мы и вручили коллегам из пострадавшей бригады. Вкусняшка на работе - лучший подарок, вдобавок чудесно успокаивает нервы. 

Комментировать этот пост на блоге автора >>>
-25%
-40%
-25%
-36%
-50%
-20%
-20%
-40%
-23%
0072337