Решение кельнского суда о запрете обрезания вызвало в Германии дискуссию о том, что важнее: физическая неприкосновенность или свобода вероисповедания? И у сторонников, и у противников обряда есть веские аргументы.

Парламент Германии - бундестаг призвал 19 июля правительство ФРГ уже к осени представить законопроект, который внесет правовую ясность в вопрос об обрезании мальчиков. Дебаты вокруг ритуала вспыхнули после того, как земельный суд Кельна 26 июня квалифицировал обрезание как нанесение телесных повреждений, подлежащее наказанию. С тех пор противники и сторонники этого обычая яро отстаивают свои позиции в многочисленных ток-шоу, радиопередачах и на страницах газет.

Конференция еврейских раввинов назвала решение кельнского суда наиболее серьезным посягательством на евреев после Холокоста, а некоторые раввины даже сравнили судей в сегодняшней Германии с судьями во времена нацизма. Обрезание еврейских мальчиков происходит на восьмой день после рождения и является семейным праздником. В исламе обрезание мальчиков - обязательно, но точных сроков проведения ритуала эта религия не устанавливает.

Ученые - за свободу вероисповедания

Немецкие ученые называют решение кельнского суда необдуманным. Руководитель Института церковного права при Евангелической церкви Германии Ханс Михаэль Хайнинг (HansMichaelHeining) говорит о "триумфе антирелигиозных фанатиков". Историк Хайнер Билефельдт (HeinerBielefeldt) из Университета Эрлангена тоже критикует решение кельнских судей. По его мнению, делать евреям указания, касающиеся основных законов иудейской религии, немецкий суд может только с особой осторожностью.

Один из наиболее уважаемых правоведов Германии Мартин Хоххут (MartinHochhut) и вовсе считает решения суда правовой ошибкой. "Свобода вероисповедания является в Германии одним из важнейших прав, которое никоим образом не может быть ограниченно", - говорит профессор Мартин Хоххут. По его словам, кельнские судьи "невнимательно читали немецкую конституцию".

Врачи - за физическую неприкосновенность

В свою очередь, немецкие врачи ссылаются на другое право, которое гарантирует 2-я статья Основного закона ФРГ, а именно право на физическую неприкосновенность личности. "С медицинской точки зрения обрезание - это нанесение увечья, так как нарушается нормальное строение организма", - говорит уролог Михаэль Рамирес-Шульшенк (Ramirez-Schulschenk).

В своей боннской клинике он регулярно проводит обрезания, но только по медицинским показаниям и под общим наркозом. Он осуждает тех, кто преуменьшает серьезность данной операции, при проведении которой есть риск возникновения серьезных последствий для пациента на всю жизнь. По мнению Рамиреса-Шульшенка, обрезание по религиозным причинам нужно проводить в более позднем возрасте, когда человек в состоянии принять решение, хочет ли он пойти на такой шаг.

Такого же мнения придерживается и детский хирург Максимилиан Штер (MaximilianStehr). Он считает, что юноши могли бы решать, хотят ли они делать обрезание, в возрасте 14-16 лет. Хирург давно выступает против этого вмешательства в организм мужчины, "не соответствующего ни праву, ни медицинской целесообразности". По его словам, многие его коллеги приветствовали решение суда, которое вывело данную тему из статуса табу на всеобщее обсуждение.

Много сторонников решения кельнского суда и среди защитников прав детей. Они ссылаются на Конвенцию ООН о правах ребенка, которую Германия подписала в 1990 году. Согласно статье 24, страны, подписавшие этот документ, "принимают любые эффективные и необходимые меры с целью упразднения традиционной практики, отрицательно влияющей на здоровье детей".

Личный опыт

Немцу Марио Лихтенхельдту (MarioLichtenheldt) в детском возрасте сделали обрезание. Это решение за него приняли его родители - как они говорят, по рекомендации врача. В юношеском возрасте оно принесло ему много душевных страданий. "Я избегал ситуаций, когда надо было раздеваться перед другими", - говорит Лихтенхельдт. Он стеснялся и чувствовал себя неловко, потому что был не таким, как большинство других мальчиков. По этой причине Марио Лихтенхельдт прогуливал занятия по плаванию. Повзрослев, он написал книгу об обрезании и его последствиях для мальчиков - не столько физических, сколько моральных.

45-летнему депутату бундестага от партии "зеленых" Мемету Киличу тоже сделали обрезание, когда он был ребенком. Килич - верующий мусульманин, 21 год назад он вместе с семьей переехал из Турции в Германию. Эти летом он планировал провести обряд обрезания над своими сыновьями. "Мы с женой посовещались и решили подождать с этим и дать нашим детям возможность самим принять решение о том, какую религию они хотят исповедовать", - говорит Килич. Согласно законам Германии дети по достижении 14-летнего возраста могут сами определять свою принадлежность к той или иной религиозной общине.
 
-40%
-10%
-35%
-50%
-46%
-20%
-20%
-20%
-10%
0068422