Готова ли Всемирная организация здравоохранения к действенным мерам в случае глобальных угроз здоровью наций, о перспективных моделях развития системы здравоохранения в Беларуси, о возможности искоренения коррупции в медицинской сфере в рамках программы "Экспертиза с Юрием Зиссером" рассуждал руководитель белорусского бюро Всемирной организации здравоохранения Егор Зайцев. 
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


"Мы не являемся всемирным министерством здравоохранения"
 
Юрий Зиссер: Егор, скажите, зачем сегодня нужна такая организация, как Всемирная организация здравоохранения? Ведь де-факто проблемы здоровья решаются каждым государством по-своему, отдельно. 

Егор Зайцев:
Такая организация, как ВОЗ, позволяет людям и странам общаться друг с другом, говорить о тех или иных насущных проблемах. Мы можем обсуждать эффективность различных интервенций, например, различных типов лечения, различных программ общественного здоровья. Мы можем говорить о новых угрозах, например, об инфекционных или неинфекционных заболеваниях, можем обсуждать, насколько эффективна работа той или иной системы здравоохранения, какой опыт можно перенять.
 
Роль ВОЗ не информационная, а, скорее, координирующая, которая позволяет странам общаться друг с другом. Без нас это общение было бы сложнее, потому что мы формируем повестку дня, выясняем наиболее актуальные вопросы, приводим доказательства каких-либо интервенций и предлагаем странам обсудить эти вопросы.
 
Юрий Зиссер: Возьмем, к примеру, пандемию. Вы тоже помогаете советами, сообщениями об уровне опасности заражения, или предусмотрены какие-то мероприятия реальной помощи государствам-участникам ВОЗ?
 
Егор Зайцев: Во-первых, до того, как пандемия случится, мы работаем над этим. У нас есть система эпидемического надзора. Мы работаем со странами таким образом, чтобы быть готовыми к пандемии. Есть так называемые международные медико-санитарные правила, которые были разработаны ВОЗ в консультации со странами, которые позволяют продумать определенные действия до, во время и после пандемии. То есть вырабатывается определенный алгоритм действия.
 
Во-вторых, если пандемия случится, ВОЗ будет помогать не только советами, но и материально. Это зависит от условий страны, ее возможностей и других обстоятельств.
 
Юрий Зиссер: Прислушивается ли Беларусь к мнению ВОЗ? Как вообще ВОЗ может влиять на медицинскую политику нашей страны?
 
Егор Зайцев: Конечно, прислушивается. Мы не являемся всемирным министерством здравоохранения, мы не даем директивы, не говорим людям, что делать. В Беларуси мы работаем в рамках приоритетов, то есть мы говорим с Министерством здравоохранения на интересующие страну темы и сотрудничаем именно в этих сферах. Например, мы обсуждаем такие темы, как развитие первичной медико-санитарной помощи, контроль за неинфекционными заболеваниями, обсуждаем такие заболевания, как туберкулез, ВИЧ, загрязнение окружающей среды, то есть, темы, которые являются приоритетными для страны. Мы приводим доказательства наиболее хороших интервенций в этих областях. В ближайшем будущем страна заинтересована поработать в такой области, как финансирование системы здравоохранения, продолжить работу в области неинфекционных заболеваний.
 
 
"Рыночные механизмы не могут полностью переместиться в систему здравоохранения"
 
Юрий Зиссер: В нашей стране сложилась определенная система медицинского обслуживания. А какие вообще бывают в мире системы здравоохранения и насколько наша система вписывается в международные модели?
 
Егор Зайцев: Существуют различные классификации. Некоторые говорят о трех возможных вариантах: первый - это так называемая страховая медицина, или система здравоохранения Бисмарка; система здравоохранения Бевериджа, иногда ее называют системой здравоохранения Семашко; система, в которой люди просто платят по факту за оказанные услуги. Наша система подходит под систему Семашко.
 
Юрий Зиссер: Это же он когда-то провозгласил будущее за профилактической медициной, то есть за той медициной, которая предупреждает заболевание. Когда мы приходим за справкой в бассейн, нас отправляют на флюорограмму, просят измерить давление, сделать какие-то анализы. Это не является необходимым для получения справки, но делается в целях профилактики возможного заболевания.
А какую модель можно назвать перспективной для нашей страны?
 
Егор Зайцев: Из тех трех моделей, которые я указал выше, не рекомендуется третья модель, то есть та, при которой заболевший человек достает деньги из кармана и оплачивает услуги. Болезни бывают различными, и по стоимости тоже.
 
Юрий Зиссер: Конечно, если человеку приходится выложить 80 тыс. долларов за операцию, то для большинства людей мира это огромная сумма…
 
Егор Зайцев: Да, именно поэтому мы эту модель даже не рассматриваем.
 
Юрий Зиссер: А есть какие-то страны, где эта модель действует?
 
Егор Зайцев: В некоторых африканских странах до сих пор нет никакой системы, которая каким-то образом страхует эти риски с возможностью предоплаты. То есть и система Бевериджа, и система Бисмарка предусматривают оплату услуг, например, через налоги.
 
Юрий Зиссер: Да, мы выплачиваем на медицину 35% из фонда зарплаты. Так что и наша медицина не бесплатная.
 
Егор Зайцев: Наша медицина является бесплатной на момент получения услуги. Такая же политика и в системе Бисмарка: люди активно вносят деньги страхователю, который при необходимости оплачивает услуги пациентов.
 
Юрий Зиссер: В США проводились исследования, и выяснилось, что половина проводимых операций вообще не нужна. Медицинские организации назначают их лишь для того, чтобы получить страховые выплаты. Актуальна ли эта проблема?
 
Егор Зайцев: Есть такая шутка: американского врача спрашивают, зачем пациенту назначили удаление желчного пузыря? А он отвечает: "Моя жена попросила шубу"…
 
Такая проблема возникает при добровольных страховках, когда основной задачей страховщика и провайдера услуг является получение прибыли. Такое может произойти в том случае, когда рыночные механизмы полностью вторгаются в медицину. Многие теоретики в области здравоохранения говорят о том, что рыночные механизмы не могут полностью переместиться в систему здравоохранения по многим причинам, в том числе и потому, что мы как получатели услуг не всегда можем оценить необходимость и качество этих услуг.
 
Юрий Зиссер: Как, по вашему мнению, белорусская медицина будет меняться в ближайшие годы или десятилетия?
 
Егор Зайцев: Существует концепция развития системы здравоохранения, разработанная Минздравом, в которой указывается множество различных направлений. Одно из основных - это развитие первичной помощи, потому что именно первичная помощь является главной частью в системе здравоохранения. Считается, что по ней можно судить обо всей системе здравоохранения. В случае с Беларусью под первичной помощью считается поликлиника и врач общей практики в сельской местности. Насколько хорошо они работают, насколько полно они могут распределить всю возложенную на них нагрузку, настолько хороша и вся наша система здравоохранения. Хорошая первичная помощь - та, которая берет на себя больше нагрузки, чем вторичная.
 
Юрий Зиссер: У меня складывается мнение, что наша система здравоохранения перегружена бумажной работой. Сейчас у меня такая проблема - нужно получить справку в бассейн. Нигде в мире для посещения бассейна справка не нужна. А для того чтобы получить ее в Беларуси, нужно обойти огромное количество врачей. Как вы считаете, это нормальная ситуация?
 
Егор Зайцев: Не совсем. Подобные справки не являются необходимыми, просто так исторически сложилось. Это рудимент, который совершенно не нужен ни системе здравоохранения, ни самим пациентам. В некотором роде подобные справки являются барьером для человека, желающего вести здоровый образ жизни, да и отнимают у врачей необходимое другим пациентам время. Иногда даже в шутку говорят, что врач в поликлинике не лечащий, а пишущий, потому что для выполнения своей работы ему приходится заполнять огромное количество бумаг. Врач занимается огромным количеством работы, никак не связанной ни с лечением, ни с профилактикой болезней.
 
Эти справки - часть информационной проблемы, имеющей место в системе здравоохранения. Безусловно, информационная система необходима. Нужно получать информацию об обстоятельствах болезни, об особенностях пациента, о его возрасте, поле, образе жизни. Потом вся эта информация анализируется. Это в идеале. Но, опять же, исторически сложилось, что у нас такая информация редко анализируется и перерабатывается. То есть это балласт. Необходимо урегулировать этот процесс, чтобы освободить врача от ненужной ему работы.
 
Юрий Зиссер: То есть именно по такому пути будет идти развитие медицины в нашей стране?
 
Егор Зайцев: Хочется надеяться, что будет именно так. Исходя из предложенной концепции, система здравоохранения будет ориентирована на первичную помощь, будет развиваться скрининг, будут изменения в финансировании, что немаловажно, так как это поможет рационально распределить денежные ресурсы на более важные проблемы.
 
 
"Курение, алкоголь, малоподвижный образ жизни, неправильная диета - очень актуальны для Беларуси"
 
Юрий Зиссер: Если вернуться к проблемам общемировым, какие самые серьезные угрозы в области здоровья сейчас существуют? Те, которые касаются всего населения в целом?
 
Егор Зайцев: Если посмотреть на мир издалека, то основную проблему представляют неинфекционные заболевания - сердечно-сосудистые заболевания, онкология, и факторы риска, которые приводят к этим болезням. Какой бы избитой эта тема не была, но говорить о ней надо. Например, курение - это самый серьезный фактор риска, влияющий на возникновение различных заболеваний.
 
Кроме того, большую общемировую угрозу по-прежнему представляет распространение ВИЧ-инфекции и туберкулеза.
 
Когда мы говорим про разные части мира, нужно учитывать социальные факторы, которые значительно влияют на здоровье населения. В бедных странах, естественно, имеют большее распространение ВИЧ-инфекции и туберкулез.
 
Юрий Зиссер: У нас теперь обратная проблема. В советское время был такой анекдот: у советского человека две проблемы - где купить продукты и как похудеть. Вторая часть для нас теперь очень актуальна. При нашем обилии частного транспорта, при прекрасно организованной системе общественного транспорта человек практически не надрывается, но ведь есть меньше мы не стали. Это - источник сердечно-сосудистых, да и множества других заболеваний.
 
Егор Зайцев: Возможно. Вообще, факторы риска, такие как курение, алкоголь, малоподвижный образ жизни, неправильная диета - очень актуальны для Беларуси. Конечно, идет работа в решении этих проблем, но существует очень много возможностей, активных программ, которые помогут значительно продвинуться в этом направлении.
 
Юрий Зиссер: А как вы оцениваете работу ВОЗ в ходе текущей эпидемии свиного гриппа? Достаточные ли меры принимает Беларусь для предотвращения проникновения этого заболевания на нашу территорию?
 
Егор Зайцев: ВОЗ рекомендует называть свиной грипп сложнее и правильнее - A/H1N1, потому что этот грипп перестал быть свиным. Был еще птичий грипп со своими особенностями. Если человек заболевал птичьим гриппом, то у него было больше шансов умереть, чем от гриппа A/H1N1. Кроме этого, этим гриппом заражалось меньше людей, и заболевали те люди, которые контактировали с птицей. В теперешнем случае это заболевание человеческое, то есть передается от человека к человеку.
 
 
"ВОЗ рекомендовала бы внедрение соплатежей"
 
Юрий Зиссер: Давайте вернемся к вопросу об оплате медицинских услуг. Скажите, нормальна ли такая ситуация, что мы отдаем треть зарплаты в соц. страх, но при этом врач-специалист получает зарплату в 500 тыс. рублей?
 
Егор Зайцев: Наверное, такая ситуация ненормальна. Но здесь нужно иметь в виду несколько моментов. Во-первых, нужно учитывать, насколько эффективно распределены те финансы, которые получила система здравоохранения. При этом нужно просчитать, какая сфера даст большую отдачу - профилактические ли мероприятия, первичная помощь, обновление оборудования или что-то иное.
 
К слову, о зарплате. Оплата может быть не только в виде зарплаты - то есть того количества денег, которое человек получит в любом случае, независимо от качества своей работы. Существуют различные механизмы поощрить врача на лучшую работу.
 
Юрий Зиссер: Поощряй - не поощряй, но на 500 тыс. не выживешь. В здравоохранении огромное совмещение и замещение, средний уровень нагрузки - чуть ли не две ставки, но даже при этом прокормить семью сложно. Кроме этого, существует колоссальная нехватка врачей и медсестер в стране, очень много врачей пенсионного возраста.
 
Егор Зайцев: Да, для системы здравоохранения кадры - это самое важное. В каждом государстве есть свои проблемы. В Литве, например, сейчас идет отток кадров, многие врачи уезжают на Запад. У нас на самом деле врачей не так уж мало - по количеству действующих квалифицированных специалистов Беларусь занимает одно из первых мест в Европе. Другой вопрос, как перераспределить этих врачей, как сделать систему здравоохранения более эффективной. Даже при наполненности поликлиники врачами многие из них работают не в полную силу.
 
Юрий Зиссер: В больнице любое обследование начинается только на второй день после поступления, а лечение - еще позже. Кроме того, в выходные никто ничего не делает… За границей, насколько мне известно, не лежат неделями и месяцами, там работа идет более эффективно, койко-дни не теряются.
 
Егор Зайцев: Это целая связка проблем, потому что лечение - это технология, и необходимо найти корень проблем. ВОЗ предлагает разложить всю систему здравоохранения на функции: финансирование; ресурсы, включающие и кадры; собственно оказание помощи; система контроля и координации - это Министерство здравоохранения и сопутствующие ему организации. Все эти части необходимо проанализировать и определить, где кроется источник проблем.
 
Юрий Зиссер: Пока все эти проблемы решаются, достаточно остро стоит вопрос коррупции и халатности медицинского персонала.
 
Егор Зайцев: Эта проблема актуальна во многих странах, но ее сложно измерить. В некоторых странах даже проводились исследования: у людей, которые сталкивались с системой здравоохранения, спрашивали, была ли необходимость платить за какие-либо оказанные услуги. Таким образом оценивалось, насколько эта проблема актуальна. Как правило, в зрелых системах здравоохранения этой проблемы нет, так как она финансовыми механизмами защищена от коррупции.
 
Что касается нашей системы, то уровень коррупции в ней никто не измерял.
 
Юрий Зиссер: У нас какое-то личное поощрение расценивается не как взятка, а как благодарность. Большинство врачей до операции не берут денег. Ведь взятка - это вознаграждение за услугу, условие предоставления услуги. А здесь получается обратная ситуация: если пациент благодарен врачу, он что-нибудь дает в знак признательности. Действительно ли есть разница между благодарностью и взяткой?
 
Егор Зайцев: Я думаю, что какой-то подарок - цветы или конфеты - взяткой считаться не может. Если же человек платит деньги, особенно вперед, или даже после оказания услуги, то это уже ближе к взятке, потому что, если пациенту придется еще раз прийти к этому врачу, это дает какие-то гарантии, что врач его примет. Тут уже можно вести речь о коррупции, то есть у специалиста есть заинтересованность принять этого пациента, потому что он более "благодарен", чем другие больные, менее обеспеченные.
 
Юрий Зиссер: Наш слушатель спрашивает, будет ли полезным у нас официальное разрешение на прием медиками подарков до определенной суммы. Рассматривается ли это вопрос вообще?
 
Егор Зайцев: ВОЗ, скорее всего, рекомендовала бы внедрение соплатежей, то есть вклад пациента какой-то небольшой суммы. Такая система является прогрессивной: она пополняет бюджет системы здравоохранения и регулирует поток пациентов.
 
Юрий Зиссер: А есть ли страны, где такая система работает?
 
Егор Зайцев: Да, она функционирует во многих странах. Например, в Великобритании пациенты за прием платят около пяти фунтов. Эта система неплохо работает и в странах Балтии.
 
 
"Врач и пациент должны быть партнерами"
 
Юрий Зиссер: Насколько остро стоит проблема коррупции и медицинской халатности по всему миру и в нашей стране в частности?
 
Егор Зайцев: Проблема серьезная и достаточно слабо изучена. Во многих странах следят за врачебными ошибками, анализируют их и принимают какие-то решения. К этой теме близка проблема прав пациента. Мы должны знать свои права и уметь правильно ими пользоваться. В тех странах, где такие права четко прописаны, существует меньше возможностей для служебной халатности.
 
Юрий Зиссер: Какой процент медицинских работников по всему миру соблюдает клятву Гиппократа?
 
Егор Зайцев: Точный процент называть сложно. Можно говорить о том, насколько отзывчивы и гуманны к пациентам врачи. Это как раз один из тех моментов, который ВОЗ предлагает измерять в системе здравоохранения. Один из аспектов, по которому можно судить об отзывчивости системы здравоохранения, - это то, насколько врач привлекает пациента к обсуждению болезни или диагноза, чтобы пациент, осознавая риски и достоинства определенного лечения, выбирал способ лечения. Врач и пациент должны быть партнерами.
 
Юрий Зиссер: ВОЗ обращает какое-то внимание на злоупотребления в медицинской сфере? В частности, в незаконной торговле донорскими органами?
 
Егор Зайцев: Донорские органы, безусловно, нужны, так как они спасают жизни людям. Например, на Западе происходит большое количество операций с участием донорских органов, и в то же время, злоупотреблений там немного, потому что сама процедура использования органов тщательно прописана в законах.
 
Юрий Зиссер: Как ВОЗ относится к эвтаназии?
 
Егор Зайцев: Насколько я знаю, четкой позиции нет. Все зависит от культурных особенностей каждой страны, от того, насколько люди готовы к такой процедуре.
 
Юрий Зиссер: Следует ли правительствам стран ввести законодательные акты, чтобы жестче преследовать халатных медиков? Насколько медик имеет право на ошибку?
 
Егор Зайцев: Любой человек имеет право на ошибку, но ее необходимо минимизировать, особенно в вопросах лечения людей. Для этого необходимо, чтобы права пациентов были четко оговорены и понятны как для пациентов, так и для врачей. Если же ошибка произошла, то у пациентов должна быть возможность обратиться в суд и выиграть дело, а врач должен быть материально застрахован от ошибок для того, чтобы иметь возможность оплатить ущерб. Во многих странах формируют специальные страховые фонды, из которых компенсируют пациентам ущерб от ошибок, допущенных во время лечения.
 
{banner_819}{banner_825}
-45%
-10%
-30%
-16%
-10%
-10%
-55%
-10%