Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  2. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  3. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  4. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  5. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  6. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  7. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  8. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  9. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  10. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  11. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  12. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  13. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  14. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  15. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  16. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  17. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  18. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  19. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  20. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  21. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  22. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  23. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  24. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  25. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  26. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  27. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  28. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  29. Третья волна, смерть «песняра», запрет по NIVEA, цены на доски и медаль Герасимени — все за вчера
  30. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов


Людмила ГАБАСОВА, фото: Виталий ГИЛЬ,

Мы понимаем: для нас сделали редчайшее исключение. Всего-то 12 суток прошло! За исключением врачей к этому боксу подходили разве что муж с детьми, приезжавшие проведать маму в прошлую пятницу. Бахилы, халаты, обязательно одноразовые шапочки и маски… "Даже мы к нашей Наташе только так заходим. Слишком для нее опасна любая инфекция", — объясняет директор РНПЦ "Кардиология" Александр Мрочек. Теперь уже можно назвать имя первой пациентки с пересаженным сердцем, что раньше держалось в секрете, — Наталья Радкевич. Она на репортеров немного в обиде: на фотографиях в прессе себя с трудом узнает. А мыслями вся — дома, с детьми. За них болит душа, не сердце.

— Хорошо, старший Гриша растет помощником: в свои 13 и супчик может сварить, и второе приготовить, и даже драники. А то бы мужу тяжелее приходилось, он теперь в отпуске по уходу за младшим Никитой. Тот еще только ходунки осваивает, — голос Натальи чуть дрожит.

Но она берет себя в руки. Ей это приходилось делать не раз. Проблемы с сердцем начались в 2005 году, становилось все хуже и хуже. Рожать второго ребенка врачи отговаривали, но Наталья очень хотела, очень старалась. После родов стало совсем уже худо: "Не знала, что сердечко мое будет так болеть!" Замучила одышка. Сложно было даже ходить. В ноябре 2008 года Наталья Радкевич попадает в "лист ожидания" на пересадку сердца. Это тоже решение не из легких: согласиться на заведомый риск. В практике РНПЦ "Кардиология", рассказывает заведующий реанимационным отделением центра Андрей Валентюкевич, уже были случаи, когда пациенты отказывались признать — нет другого выхода!

— Конечно, я тоже очень переживала, потому что знала, на что шла, — признается Наталья. — Сначала сопротивлялась, но с нами со всеми ведь работал психотерапевт. И я решила: надо выдержать все, собраться, чтобы и самой встать на ноги, и детей потом поднять!

Как ни странно, в день самой операции нервов было меньше. Уже когда муж вез ее на машине из Клецка, Наталья Радкевич почему-то предчувствовала: сердце должно подойти именно ей. Решения консилиума пять срочно вызванных пациентов ждали около шести часов. В полпервого ночи Наталья позвонила домой: "Я подхожу!" По иронии судьбы рядом с ней в палате находилась и вторая самая вероятная претендентка — совсем молодая брестчанка. Сложный психологический момент. Но драмы не случилось. Услышав, что выбрали не ее, девушка тут же спокойно открыла ноутбук и погрузилась в какое-то занятие. "Это значит, что мы все делали правильно, и психологически реципиенты были хорошо подготовлены ко всему, — считает Андрей Валентюкевич. — А вообще, на 30 — 40 процентов успех любой операции, не только такой сложнейшей, как трансплантация, зависит от самого пациента, его настроя. Наташа и нам, и сама себе очень помогает".

О доноре Наталья не знает практически ничего. Только что это был молодой мужчина, погибший в аварии. Все остальное навсегда останется тайной. Слишком больно и той семье, и другой… Однако еще во время операции Юрий Островский обратил внимание: даже сосуды по диаметру подходят, как будто это сердце всегда здесь билось. Это потом, наутро, Наталья узнает, что все прошло как по маслу. Считается, что сердце нужно успеть пересадить за 4 часа, а в ночь на 12 февраля от момента наложения зажима на аорту донора до того, как сердце вновь включилось в кровоток, прошло всего 1 час 50 минут. В начале девятого Наталью отвезли в реанимацию. Одним из первых к ней заглянул профессор Островский: "Ну как, Наташа, ваши дела?" С тех пор она и начала подчеркивать в разговорах: "Мое золотое сердце". Ведь к своей уникальной, особенной пациентке каждый день наведываются все, кто ради нее не спал полтора суток и выложился по максимуму, — начиная от директора РНПЦ "Кардиология" и заканчивая санитарками. "Даже не могу никого особо выделить! Благодарна всем-всем-всем. И всем от всего сердца желаю добра, здоровья и успехов", — на этих словах интервью приходится закончить. У Натальи Радкевич звонит телефон. Он теперь редко умолкает. Семья беспокоится по многу раз на дню. Как там мама? Мама улыбается: хорошо. Исчезла одышка. Реакции отторжения нет. Андрей Валентюкевич говорит: "Картина здорового миокарда". Хотя удовлетворительным состояние еще не называют: есть пока кое-какие медицинские нюансы. В зарубежных кардиохирургических клиниках подумывали бы уже о переводе в отделение. Но наши медики решили неделю-другую подождать, чуть подстраховаться. В первый раз все-таки!

-53%
-15%
-30%
-10%
-15%
-20%
-20%
-40%
-50%