Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/ /

Десять лет назад египтянин Халед Рамадан встретил белоруску Надежду Сапожникову — в отеле, где он работал аниматором, а она отдыхала с родителями. Сегодня в их семье подрастает дочка Амира. У мужа с женой одна на двоих профессия — инструктор по зумбе. GO.TUT.BY расспросил пару о том, как складывались их отношения, почему Египту семья предпочла Беларусь и отчего мужчины на классах по зумбе у нас все еще в диковинку.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Даже если эти отношения окажутся ошибкой, я должна ее совершить»

Когда они познакомились, Надежде было 18, а Халеду — 25. Она отдыхала в Египте с родителями, он в том же отеле работал аниматором.

— Сначала Халед мне очень не понравился, — улыбается Надя. — Помню, я его впервые увидела на занятии по водной аэробике: такой громкий, загорелый! Старалась держаться подальше. Когда начали общаться, я про себя говорила: «Надя, даже не думай!» Но вот, завертелось.

Отпуск закончился, и Надя с семьей вернулась в Беларусь. Но с Халедом продолжила общаться — по Skype. Мама и старшая сестра были в курсе, а вот папа долго ничего не знал.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мама поначалу отнеслась к нашему общению немного настороженно: доверяла Халеду, видела, что он хороший, но за меня побаивалась. Помню, я ей сказала: «Даже если эти отношения окажутся ошибкой, я должна ее совершить». Однажды мы с мамой только вдвоем слетали в Египет, чтобы я повидалась с Халедом. Она жаловалась: «Чуть с отцом не поссорилась, пока разбиралась с твоей личной жизнью!»

— Зато теперь она меня очень любит, — смеется Халед.

— Когда папа обнаружил, что к чему, был недоволен. У нас случился непростой разговор — но закончилось все тем, что папа сказал: «Главное, чтобы человек был хороший».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мои родители поначалу тоже не очень хотели, чтобы я женился на иностранке, — признается египтянин. — Но когда увидели, какая Надя милая и красивая, сразу же передумали. Сейчас, мне кажется, она с ними ближе, чем я! Звонит мне мама и спрашивает: «Как там Надя? Расскажи нам все!»

С разрешения родителей Надя приехала к Халеду — работать аниматором.

— Свежий воздух, солнце — благополучно забеременела, — смущается она. — Рожать дочку вернулась в Беларусь. Халед сумел вырваться с работы в Минск перед предполагаемым рождением Амиры, но беременность затянулась на две недели. Дочка появилась на свет лишь за день до его отлета — муж чудом уговорил врачей, чтобы разрешили увидеть малышку в роддоме, и вернулся домой.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Четыре года пара прожила в Египте. Халед строил карьеру в турбизнесе: из аниматора стал менеджером отеля. А Надя воспитывала ребенка и жила «как отдыхающая» — квартиру снимали через дорогу от гостиницы. В 2015 году, когда из-за крушения самолета А321 Египет «закрыли» для российских туристов, дела у отеля, где работал Халед, совсем разладились. Надя решила воспользоваться моментом и пожить в Беларуси, чтобы мужу было легче.

— В Минске я отдала Амиру в садик, потом захотелось выучиться на тренера… И сказала Халеду: «Давай попробуем здесь?» Не то чтобы он был очень рад — но понимал, что дочке так лучше.

— Иногда я жалуюсь Наде: «Скучаю по солнцу! Давай вернемся!» — кивает египтянин. — Но конкретно нашей семье в Беларуси удобнее. В Египте в школах, по крайней мере, общественных, всерьез не учат ребенка. Педагогам выгодно, чтобы ты соглашался на дополнительные классы. А здесь у детей и спорт, и бассейн — очень много заботы. Плюс Надина семья нам помогает: мы работаем по вечерам, а они присматривают за Амирой. Когда я только ехал в Беларусь, то думал, что здесь, как в других европейских странах, не приняты такие теплые отношения между родителями и взрослыми детьми. Но оказалось не так — и у Амиры как будто две пары родителей.

Фото: instagram.com/nadia_sapozhka.zin
Фото: instagram.com/nadia_sapozhka.zin

«Был первым мужчиной в Беларуси, который получил сертификат тренера по зумбе»

Семья в Беларуси четвертый год. Амира ходит во второй класс, а Надя и Халед работают в одной сфере — инструкторами по зумбе. Это танцевальная фитнес-программа, которая набирает популярность в Беларуси. Надя увидела одно из таких занятий — и прямо-таки влюбилась:

— Я тогда уже закончила курсы инструкторов, вела силовой и детский фитнес, пилатес. Вроде и нравилось, но не совсем мое. А потом в клубе, где работала, познакомилась с зумбой. Вела занятие Катя Казакова — мы ее сейчас называем нашей «зумба-мамой», — и мне так понравилась энергетика! Я подумала: хочу быть как она!

Заинтересовался и Халед: работа с людьми и танцы — это то, что ему всегда было близко. Около года пара ждала, чтобы попасть на курсы: тогда учителя-профессионалы заезжали в Беларусь редко. Получилось так, что Халед оказался первым мужчиной в Минске, которому выдали сертификат тренера по зумбе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— В России, в Украине много мужчин-инструкторов, а у нас нет. Возможно, потому, что и на занятия приходят в основном женщины.

Например, сейчас Халед ведет 14 тренировок в неделю в нескольких фитнес-клубах. Притом что некоторые классы у египтянина очень большие — по 20−30 человек, среди всех занимающихся один-два мужчины.

— У белорусов такой стереотип: если ты мужчина, не ходи на фитнес! — смеется Халед. — И тем более на какие-то «танцульки для леди» — а зумбу многие воспринимают именно так. Но это по незнанию: зумба — это сначала спорт, а потом уже танцы и атмосфера. Такое кардио! На моих занятиях клиенты от пота мокрые, словно только что из бассейна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Во время танца тренеры почти не разговаривают из-за громкой музыки — все движения показывают:

— Машем руками, будто самолет пытаемся посадить, — улыбается Надя. — Из-за этого очень часто можно себя ударить. Я буквально на днях оцарапалась: кровь капает, а я пытаюсь незаметно вытереть руку о майку и продолжаю танцевать.

Из-за такой специфики зумбы нет никаких сложностей с тем, что Халед не очень хорошо говорит по-русски. Все танцевальные движения демонстрируются, а на вопросы учеников после тренировки инструктор отвечает «на смеси русского и английского».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— «Спасибо, молодцы!» — это после тренировки я могу сказать по-русски. И сам подшучиваю над своим акцентом, это снимает напряжение на занятии. Среди белорусов мало кто понимает по-английски — но несколько учеников общаются со мной по-немецки (этот язык я неплохо знаю). А еще некоторые думают, что я итальянец, и обращаются ко мне на итальянском, — удивляется Халед.

Бывает, что муж и жена заглядывают друг к другу на тренировки — и уж точно встречаются на «Пешеходке». Это культурный проект в Верхнем городе, где летом по субботам бывают в том числе и бесплатные занятия по зумбе.

— Около 50−60 человек танцуют, и еще больше людей собирается вокруг: смотрят, но присоединиться не решаются.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Халед и Надя танцуют вместе не только на тренировках — но и дома, когда готовятся к занятиям. Бывает, разучивают разную хореографию на один и тот же трек — стоя спина к спине, чтобы не путать друг друга.

— И Амира с нами, — улыбаются родители. — Она уже сама занимается танцами: подрастает в семье инструктор!

-90%
-21%
-8%
-50%
-20%
-20%
-15%
-10%