/ /

«Недавно видел ролик о парне на коляске. Мне не понравилось: история преподносится как слезливая мелодрама. Показали бы, как надо стремиться, не ныть! У меня просьба: можно обо мне рассказать не слезливо? А то я буду читать и плакать».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Знакомьтесь, это Евгений Чумаков из Слуцка. Ему 23 года, он мог бы сидеть в коляске и не работать — а стал программистом, который увлекается воркаутом. Женя не ищет жалости — а хочет, чтобы его история тебя, читатель, мотивировала: не бойся и действуй.

Что случилось

10-летний Женя шел с футбола с другом. Решили купить сока.

— Первый ларек был закрыт. Пошли во второй, а дальше я уже ничего не помню. Меня сбила машина у самого бордюра — так мне рассказывали. Это был пешеходный переход и зеленый свет, мы шли за людьми. Мой друг был справа, он заметил машину и запрыгнул на бордюр. Он успел, а я нет.

За рулем оказался пьяный таксист, который летел на вызов на скорости 115 км/ч. Врачи потом скажут Жене: ты выжил только потому, что был спортивным парнем — кроме футбола, занимался плаванием и борьбой.

— Меня должны были отправить на первые соревнования по борьбе — вместо этого попал в больницу. Был в коме. Врачи думали, все очень плохо. Хотели делать трепанацию, но в тот же день я пришел в себя: попросил почесать мне лоб.

Множественные переломы, черепно-мозговая травма и ушиб спинного мозга. Так началось Женино путешествие по больницам: сначала Боровляны, потом Аксаковщина. Дома парень оказался примерно через полгода.

— К тому времени я умел чуть-чуть, недолго сидеть. Брать ложку и вилку, сам есть. Меня научили ползать, так я передвигался из одной комнаты в другую. Было фигово, — признается Женя. — Помните, крутили такую рекламу «Газпром. Мечты сбываются»? Там парень играл в футбол и представлял, что станет крутым спортсменом. Я думал: «Тоже так хочу!» Казалось, вот-вот со мной все будет хорошо — но не случилось.

Женя — единственный ребенок в семье. Родители цеплялись за любую возможность: отправляли сына то в реабилитационный центр, то в санаторий. Старались, чтобы, несмотря на случившееся, парень жил полной жизнью.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Одноклассники навещали?

— Я редко с кем-то виделся. Всем стало… не до меня, — неохотно признает Женя.

— Водитель извинился?

— Я этого человека даже не видел. Таксиста признали виновным, но суд шел, пока я был в спицах, гипсе и смотрел только вверх. Это неважно. Если б он извинился, проще мне не стало бы.

Учиться ходить, общаться и побеждать себя

Вы же помните, что Женя просил его не жалеть?

— Меня сбила машина — но у меня все в порядке, — улыбается парень.

После аварии парень много времени провел в больницах — но это не помешало ему окончить школу на домашнем обучении, сдать ЦТ. Хотел поступать в медицинский, но врачи отговорили: «Если только психологом. А так мы все курим, на нервах — не надо тебе это». Парень подумал и выбрал программирование. Поступил в БГУИР на заочное, но оставаться в Слуцке не собирался.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На тренировку к Жене мы пригласили Максима Трухоновца — одного из самых известных белорусских воркаутеров, обладателя двух рекордов Книги Гиннесса

— У нас в городе уныло. Как-то шел по улице — на меня упал какой-то пьяный дядечка. Не знаю как, но я выдержал нас обоих. Он даже не сообразил, что произошло.

Да-да, «шел по улице» — до 18 лет Женя только ползал или ездил на коляске, а после начал учиться ходить на костылях-канадках. Чтобы переехать в столицу, нужно быть самостоятельным. Чтобы быть самостоятельным, надо ходить — в это все упиралось.

— Я как-то слышал от парня с костылями поговорку: «Лучше красиво ездить, чем плохо ходить». Но на коляске у нас очень неудобно. Я еду, а тут бордюр — и надо ждать человека, чтобы попросить о помощи, либо падать и самому что-то пытаться сделать. Удобнее в любом случае на костылях: везде пройдешь, как самоходный танк.

Ноги не слушаются — дело было за силой рук и корпуса.

— Это кажется, что раз можешь стоять на костылях — значит, собрался и пошел в город. На деле я шатался, был очень слабым. В 17 лет в университете мне сказали, что я похож на 12-летнего: было так обидно. Я очень долго пытался преодолеть хотя бы 10 метров.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Женя научился добираться до лавочки у подъезда. Хорошо было бы дойти до турника, но далековато. Близко к дому стояла только выбивалка — и на ней парень стал тренироваться.

— В 18 лет я впервые подтянулся. Неделю потом лежал: мышцы были в шоке от того, что я с ними делаю. С привычкой восстановление между тренировками стало проходить быстрее. Бывало, что я занимался трижды в день по нескольку часов: дома, в бассейне и вечером на выбивалке. Упражнялся до боли: как говорится, no pain, no gain. Я бы не назвал себя тогда воркаутером: я был просто парень на костылях, который дошел до выбивалки.

О том, как Женя в Слуцке побеждает себя между сессиями, в университете никто не догадывался — парень ни с кем не дружил. В Минск приезжал с мамой, на парах был в коляске.

— Моя группа называла меня дикарем, но я просто не знал, как общаться. Сидел в уголке, всегда в капюшоне. Преподавателю сдал работу — и ушел. Пока со мной не заговорят, я не начинал разговор.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На третьем курсе Женя стал искать работу. Программисту охотно отвечали на резюме, приглашали на собеседования, но, как только узнавали про костыли и коляску, меняли свое мнение. Сильно влияло и неумение общаться со сверстниками.

— Переломным моментом стало одно собеседование: ноябрь, 2016 год. Почему я так хорошо помню этот день? — сам удивляется Женя. — Это была международная компания. Разговор по телефону прошел хорошо, я сделал тестовое, позвали в офис. Я жутко волновался. Запинался, потел. После собеседования мне перезвонили со словами: «У вас большие проблемы в общении, это недопустимо». Ну как так, я же программист! Научусь общаться, дайте мне время!

Пару дней парень провел в депрессии: лежал и смотрел в потолок. А потом решил действовать: смотреть видео и читать книги по психологии.

— На это ушел весь декабрь. 3 января я приехал на сессию: остановился на коляске, как обычно, возле стеночки. Много народу, все что-то учат. Я понимаю: «Я ж столько читал про общение, надо что-то попробовать. Что сказать-то?» Снял капюшон и произнес: «С Новым годом». Никто не среагировал. Внутренний голос говорит: «Надо погромче». Может, не надо? «Нет, надо». И я закричал: «С Новым годом!!!»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Все оглянулись на меня, посмеялись, кто-то тоже поздравил. В тот день я ездил по коридорам, выкрикивал поздравления — оказалось, это не страшно, только жутко стыдно. Но я понимал: надо что-то делать, преодолевать себя.

От костылей к воркауту

Так Женя поборол свою стеснительность — теперь ему говорят, что он даже слишком общительный. С работой тоже все пошло на лад. Сначала программист набрался опыта в стартапе, потом сделал пару игр — заинтересовались несколько компаний.

— На собеседованиях я уже не держался, как унылый Женя. Мне даже один мужчина сказал: «Если бы я так себя вел, как ты, я бы быстрее в свое время работу нашел». Меня взяли.

Женя теперь — iOS-разработчик. Ему нравится бывать в офисе: всегда можно перекинуться шуткой с коллегами. Ради работы он совсем переехал в Минск.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Конечно, были вопросы от родителей: «Как ты будешь справляться сам? Как в магазин пойдешь?». Но пока не попробуешь, не научишься. Я не заказываю доставку продуктов, а беру рюкзак — и вперед, за покупками. Лучше все самому посмотреть, вдруг где скидки? — шутит Женя. — Да я думаю, даже лампочку дома сам смогу выкрутить: взять костыль, табуретку — по идее, не сложно.

А потом оказалось, что рядом со съемной квартирой в Минске есть хорошая воркаут-площадка.

— Ну как рядом, метров 500. Еще в прошлом году для меня это было далеко. С февраля каждый день, если нет дождя, я хожу тренироваться: иногда по 2−3 часа в день.

Парень узнал, что одна из самых популярных воркаут-площадок в городе — в парке Казея, и решил съездить познакомиться:

— Я стал сам подходить к людям: «Давайте в лесенку сыграем?». Это когда я делаю одно отжимание, и ты одно. Я два, и ты. И так пока один не сдастся. Общаемся, классный спортивный движ.

Увидев, как Женя тренируется, с ним тоже стали знакомиться: «Классно занимаешься, мотивирует!», спрашивать совета.

— Лестно, но я не суперпрофи. Могу рассказать только о том, что прочитал и на себе попробовал.

С конца 2017 года Женя больше не ездит на коляске. Он может подтянуться 35 раз. Делает сложные элементы: планш, отжимания в планше, отжимания на брусьях с хлопком, передний вис, выходы на брусьях. И преодолевает по 6−7 км в день.

— Зимой и летом — хожу и падаю, — улыбается Женя. — На самом деле, потягать свою тушку на коляске или костылях — тоже хорошая тренировка. Врачи говорят, что мой случай противоречит тому, что они видели раньше. Есть правило: если за год после травмы ты не восстановился, то — все. А здесь прошло восемь лет, и я смог ходить на костылях. Мне говорили: «Это не получится!» — но у меня хоп и получилось. Моя правая нога стала опорной. На левую пока не прокатывает такая фишка. Но прогресс есть. Говорили, позвоночник не выпрямится — а с турниками за годик он стал выпрямляться. В целом никто не знает, что с моим телом будет. Мне теперь боятся говорить: «У тебя не получится». Я, может, психану и сделаю — а потом неловко будет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Женя признается, что все еще стесняется костылей: «Как посмотрят, что подумают?» — но преодолевает свой страх, стеснение и неуверенность. И старается не замыкаться в себе.

— В современном мире общение — это как суперспособность. Заговорить с незнакомцем любому страшно. Как будто нам сказали в детстве: «Не общайся с чужими дядями и тетями» — и до сих пор нельзя. Не хочу, чтоб вы подумали, что я в паблике цитат «ВКонтакте» это прочитал, но мне очень нравится фраза Рузвельта: «Делай, что можешь, с тем, что ты имеешь, там, где ты есть». По сути, все так просто! Могу ли познакомиться с кем-то? Да. Хуже мне от этого не будет? Нет. И остается только преодолеть страх.

Он, собственно, только потому на интервью и согласился, что страшно было вот так взять и выложить все о себе. Если страшно — нужно делать. А еще согласился потому, что у Жени есть идея, которую пока и словами-то выразить сложно:

— Как бы глупо это сейчас ни звучало, я не знаю, сколько я смогу так ходить на костылях — любое падение может быть фатальным. Компании сейчас выпускают приложения, телефоны — но народ этим уже насытился. Может, можно придумать какое-то удобное средство передвижения?.. Сегвей, протез, корсет — это все мои догадки, но если на кого-то знающего выйти и обсудить — может, окажется, что все уже есть.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Я же не прошу: «Дайте мне денег». Я прошу: давайте подумаем. Наверняка есть что-то, что могло бы облегчить жизнь людям, у которых есть проблемы с передвижением. И вот если бы компании узнали, что живет такой парень Женя, Eugene… Еще и программист: грубо говоря, можно ему протез домой дать, пусть настраивает. Я готов быть киберчеловеком, просто дайте возможность испытать что-то. А вдруг получится какой-то новый виток в технологиях? Думаете, фантастически розово-облачно звучит? — улыбается Женя. — Но я не вижу объективных причин, почему не попробовать.

А еще Женя будет рад, если кто-то поможет вести ему блог про воркаут: его и самого здорово мотивируют тренировки других людей, вдруг кому-то преодолеть себя помог бы его пример? Для связи пишите на почту: yauheni.chumakou@gmail.com

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

-10%
-10%
-15%
-20%
-20%
-10%