Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  2. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  3. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  4. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  5. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  6. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  7. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  8. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходило 26 января
  9. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  10. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  11. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  12. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  13. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  14. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  15. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  16. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  17. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  18. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  19. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  20. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  21. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  22. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  23. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  24. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  25. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  26. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  27. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  28. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  29. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  30. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»


/ /

Нестандартный случай: на Минском полумарафоне семья с двумя подростками — Полине 11 лет, Тимофею 14 — пробежала 21 километр. По правилам забега, регистрация на такую дистанцию возможна только с 18 лет — или под расписку родителей. GO.TUT.BY узнал у спортивной семьи, как дался полумарафон, почему они боялись сойти за сектантов и зачем детям такие нагрузки.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сергей и Светлана Прудниковы с детьми живут в Минске около года. Пара — индивидуальные предприниматели. У главы семейства бизнес по ремонту бытовой техники, у мамы — осуществленная мечта: собственная парикмахерская. Дети ходят в 34-ю гимназию: Полина в 6-й класс, Тимофей в 9-й.

— Наверное, спортивные секции посещают?

— Нет, пока не записаны, — объясняет Сергей. — Это связано с периодом адаптации к новому месту, да и с собственными беговыми тренировками.

Тимофей признается, что «ноги еще отходят после полумарафона». Полине дистанция тоже далась нелегко. Но в гимназии дети уже стали звездами: за пару дней после Минского полумарафона их фото успели повесить на Доску почета.

«Подумали, что мы в секте»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Прудниковы начали бегать больше двух лет назад, они тогда еще жили в Борисове. Сразу на пробежку отправилась Светлана. Потом запустилась цепная реакция: через пару дней из интереса присоединилась Полина, а затем и Сергей с Тимофеем. Первые пробежки делали только по утрам. Дистанции небольшие — до километра — и без специальных тренировочных планов. Сергей уверяет, что никто никого не заставлял — все на добровольной основе.

— Выбегали не позже шести утра, чтобы никто не видел и не ходило лишних разговоров. Мы жили в частном секторе, нас знала вся улица. Начнешь бегать — и будут все смотреть широкими глазами. Хотя позже до меня стали доходить слухи, что мы в какой-то секте.

Полина вспоминает, что в Борисове могли бегать и в снег, и по сугробам. При этом специально никто не утеплялся.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А зачем? — спрашивает Тимофей. — Это только сразу холодно, а после километра уже жарко. А если укутаться, то будет лишняя нагрузка.

В какой-то момент, по признаниям Сергея, в Борисове стало «некомфортно, тесно». Не нравился и доход, семья уперлась в потолок.

— Дом, работа, Турция. Больше мы ничего не видели. Для себя я начал искать варианты. «Как заработать миллион» — так и гуглил. Стал читать много книг, еще активнее заниматься спортом, — не скрывает глава семейства.

Семья перебралась в столицу. Здесь у них изменились и жизнь, и тренировки: в Минске они встречают меньше косых взглядов.

«500 метров — это несерьезно»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В прошлом году папа, мама и сын пробежали свой первый семейный полумарафон — 21 км без стартовых номеров. Полина, которой тогда было всего десять, осилила 5 км Минского полумарафона. После школьники участвовали и в городских забегах: по их меркам, расстояния незначительные — 5 и 10 километров.

Минский полумарафон в этом году для семьи стал поводом для гордости: никто во время 21-километровой дистанции не перешел на шаг. Финишировали Прудниковы в два захода: за 2.05 дистанцию преодолели папа с сыном, за 2.13 — мама с дочкой.

— Полина — самая юная участница минского забега, — считает Сергей. — Младше Тимофея тоже школьников не было. Но он-то с расстоянием был знаком по прошлому году. А вот дочка не верила в свои силы и не собиралась бежать. За неделю до полумарафона мы привезли свои стартовые пакеты, ей понравились. В этот же день дочка пробежала 14 километров. Вернулась домой и приказала ее регистрировать на забег. На зоне выдачи номеров все спрашивали: «Как? Неужели она пробежит?» А она просто поверила в свои силы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Почему не детский забег на 500 метров? Такой на полумарафоне тоже был, по возрасту Полина бы подошла.

— Эта дистанция несерьезная, она скорее для трехлеток, — улыбается девочка. — А хотелось пробежать что-то большое. Для меня на полумарафоне были сложными последние пять километров.

Бегуны на дистанции, говорят школьники, на них не особо реагировали: были слишком погружены в свои мысли. Зато семью удивили участники, которые просто шли.

— Остановиться — это значит сдаться. Сыну на последних двух километрах было нелегко. У него заболел бок, он бежал, согнувшись, — вспоминает Сергей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Тимофей говорит: папа на дистанции поддерживал — но справиться с челленджем помогло не это.

— Сам для себя решил не останавливаться. Если б перешел на шаг, папа бы меня не ругал. Но я бы сам пожалел, что сдался.

Официально бежать 21 километр могли только совершеннолетние. Организаторы Минского полумарафона пояснили, что единственным пропуском на такой старт для детей могла стать расписка от родителей. Именно такую Сергей и написал: он в возрастных ограничениях опасности не видит. По его мнению, полумарафон — это прежде всего про цели и их достижение.

— Наша семья живет против правил. Например, мы с сыном ныряем в прорубь. Сын впервые окунулся, когда ему было 9 лет, супруга начала в прошлом году. Да, 21 км — это длинная дистанция. Врачи такие расстояния детям бегать не разрешают. Но ни с врачами, ни с тренерами мы не общаемся. Когда знаешь правила, видишь ограничения. А так — никаких заборов.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива. На финише Минского полумарафона

В следующем году Прудниковы хотят пробежать полумарафон в Европе. К ограничениям и удивленным взглядам они готовы — и будут бороться за возможность бегать всей семьей.

Тренер: «Дистанции должны быть соизмеримы возрасту»

GO.TUT.BY поинтересовался мнением тренера Ирины Нафранович. Она готовит взрослых к забегам на длинные дистанции, работает и с детьми.

— Как тренер я бы на такие дистанции ребенка не брала. Есть определенные периоды развития детей, и выносливость начинает развиваться с 14 лет. Если мы тренируем это качество раньше, то забываем про другие: координацию, ловкость, ориентацию в пространстве. Определенному возрасту должны соответствовать определенные нагрузки, чтобы развитие ребенка было поэтапным. То есть бегать можно и детям, но дистанции должны быть соизмеримы их возрасту. Родители, которые берут ребенка на пробежку, должны контролировать, чтобы он был одет по погоде, бегал в специализированной обуви. Также важно выбирать маршрут с мягким грунтом (избегать тротуаров и асфальта), следить за водным балансом и питанием юного бегуна до и после пробежки.

-30%
-40%
-20%
-5%
-20%
-50%
-10%
-17%
-20%
-50%
-50%