/

В прошлом июле ведущая и блогер Анна Бонд переплыла Босфор с бронхиальной астмой за час и 38 минут. После заплыва между Европой и Азией, который стал неслабым испытанием для организма, Бонд божилась беречь себя, наконец побыть девочкой и перейти на настоящий ЗОЖ с аэробикой и йогой в комплекте. На вопрос, получилось ли жить по плану, Анна отвечает: «Что вам сказать? Этим летом я снова собираюсь переплыть Босфор. Но не просто переплыть, а привезти оттуда видеофильм и рассказать, как все устроено на самом деле».

«Думаю, все началось с неправильных нагрузок в бассейне»

Примерно за месяц до заплыва через Босфор в 2018 году Анна Бонд попала в больницу с приступами удушья. Диагноз — астма. Рекомендации врачей — отказаться от тяжелых физических нагрузок и тем более заплыва на открытой воде.

— Понятно, что свою астму физического усилия я заработала во многом благодаря «ЗОЖу». В кавычках. Думаю, все началось с неправильных нагрузок в бассейне. На первых тренировках я плавала классическим одесским брассом. Потом тренеры поставили технику. Но как только я проплывала небольшую дистанцию, начинала задыхаться. Около полугода у меня был кашель, но я не обращала на него внимания. В итоге за полгода сменила три тренера. Стало полегче, когда мне объяснили, что в плавании на длинные дистанции надо минимизировать работу ног, которые расходуют больше всего кислорода, и работать только руками.

Но правильной техники недостаточно. Надо было соблюдать спортивный режим, высыпаться, следить за здоровьем. А я во время подготовки часто нарушала эти правила. Апогеем стал рабочий трип в Грузию. Что такое Грузия? Это много-много вина, хачапури и грузин (смеется).

Когда вернулась домой, до Босфора оставалось полтора месяца. Я в панике: «Все, не переплыву, пропустила столько тренировок! Что делать?». Продолжила тренироваться в бассейне, но мой организм, наверное, думал: «Че за насилие, вообще, происходит? Она зожница или кто?». В итоге через пару недель после Грузии пришлось вызывать скорую, когда одним утром начала задыхаться, как показывают в американском кино.

Анна вспоминает, как в столичной «двойке» в отделении пульмонологии профессор напугал ее словом астма.

— Я спорила: «Вы что? Такого не может быть! Я же спортивный человек. У меня может быть бронхит, трахеит, но только не астма». Придумывала варианты болезней, потому что психологически было важно, чтобы мне не поставили астму. Я же видела, как люди с этими препаратами ходят. В общем, с тех пор сама всегда ношу в сумке баллончик сальбутамола. Сейчас вон такая жаркая погода, приходится часто пользоваться.

«Положу GoPro в декольте и сниму видео о Босфоре»

Несмотря на диагноз, Анна Бонд не отказалась от своей затеи и решила все-таки покорять Стамбульский пролив.

— Чаще всего от окружающих звучал вопрос: «Зачем тебе это надо?». Раньше и сама не понимала, зачем люди бросают челленджи, называла марафонцев сектантами, пока не попала в эту среду.

Меня до сих пор удивляют претензии людей, которые говорят: «Делать тебе нечего!». Так, а что мне делать: сесть за баром в клубе, прожигать свободное время на Зыбицкой? Или жить в режиме «дом-магазин-дети»? Это у меня уже было. Лучше я отправлюсь в очередное приключение и не буду лишать себя водоворота эмоций и событий. Плюс в прошлом году я заранее объявила, что буду стартовать. Вся страна переживала, доплывет Анна Бонд или нет. Я не могла досрочно сойти с дистанции.

И Анна Бонд доплыла. Причем с достойным временем — час и 38 минут. Но в Минск вернулась с мыслями: «Все, теперь только ЗОЖ, йога и аэробика для девочек». Правда, неуемная энергия взяла верх над здравым смыслом. Прошел год, и ведущая снова готовится плыть из Азии в Европу.

— Четвертого января мой азарт и адреналин опять заиграли, и я решила поучаствовать в розыгрыше слотов на заплыв. В этом году организаторы подняли цены на регистрационный взнос — со 120 до 200 долларов. И желающих было полно. Но слот я все-таки выиграла.

Фото: Юлия Кирейчик

На этот раз планирую плыть спокойно, а не как в прошлом году, когда у меня горели нервы. Тогда все месяцы подготовки проходили в диком психологическом стрессе. Я так себя накручивала, что даже личная жизнь рухнула — не выдержал мой любимый друг напряжения. Сказал, как только я подписалась под эту затею, всё пошло не так.

— Почему снова решила плыть? — переспрашивает Анна. — Жизнь одна. Я проживаю ее так, как мне хочется, без оглядки. Есть ощущение, что год назад я что-то недоделала. Я не планирую улучшать время и ставить рекорды. Зачем? Лучшее враг хорошего. Я хочу снять видео, чтобы показать людям, что такое Босфор на самом деле. Там все очень строго с техникой безопасности: организаторы просят снимать даже крестики и сережки-гвоздики. Но я уже придумала, как протащить в море GoPro, — в декольте положу!

Хочется показать людям реальность заплыва, потому что вокруг Босфора столько легенд и мифов. Например, многие считают, что в этом заплыве ты железно придешь на финиш, хотя везет не всем. За 700 метров до конца пловца ждет встречное течение, с которым надо неслабо побороться, прежде чем взберешься на понтон. Помню свои ощущения: финиш вижу, гребу изо всех сил, а он не приближается. Рядом пловцы в панике, обессиленные, долбят меня ногами и руками, у всех затуманены мозги, дикая мясорубка. Мне в тот момент помогло то, что заранее посмотрела ролик триатлонцев и знала, какой темп выбрать. А многие люди ведь не в курсе нюансов. Теперь вот хочу снять кино, чтобы все рассказать. Тем более я отучилась на кафедре режиссуры в Академии искусств и сама делаю многие свои ролики.

Ну и приятная вещь, почему у меня есть мотивация плыть: я на всех своих стартах зарабатываю. Привлекаю партнеров и получаю фидбэк. За один старт на выходе имею минимум несколько тысяч долларов. Хорошо же?

«Несмотря на образ хулиганки, перед Босфором я брала благословение у батюшки»

Анна Бонд не уверена, что в этом году Босфор ей снова покорится.

— Вот вы думаете, у меня получится? Я сама реально не знаю. Если мне повезло тогда, не значит, что повезет и сейчас. Я не тренируюсь пять-шесть раз в неделю, как год назад, а хожу в бассейн три дня из семи. Весь свой прошлогодний путь я прошла в молитве — молилась в морскую бездну и в небо. Без Божьей помощи точно бы этого не сделала.

Несмотря на мой образ драйвовой хулиганки, я верующая и даже благословение брала у батюшки на исповеди. Помню, он тогда задумался, благословлять ли меня на заплыв — дело было в больнице в пульмонологическом отделении. Спросил: «А не гордыня ли это у вас? Вы что думаете, вы сами все это делаете?». Я его заверила: «Батюшка, да вы что! Я знаю, что все это высшие силы, конечно, с Божьей помощью». Он благословил, а я прибежала в палату, включила интернет и загуглила, что такое гордыня в широком смысле. В моем понимании гордыня — это высокомерие, а оказывается, гордыня — это то, что присутствует в моей жизни. В общем, пришлось глубоко изучить вопрос. Все мы не без греха.

А вот у врачей Бонд решила не просить благословения на очередной Босфор. Вряд ли бы выпросила. Они плавание в бассейне рекомендуют — «только без хлорки и в лайтовом режиме».

— Я до сих пор часто просыпаюсь оттого, что не хватает воздуха. С шести до семи утра меня мучит удушающий кашель. Приходится дышать сальбутамолом, чтобы хоть немного поспать. Для ремиссии астму нужно лечить и уделять ей внимание. А я человек, который не любит болеть и еще больше не любит лечиться. Понимаю, что организм надо холить и лелеять, но не делаю этого.

Фото: фото: Юлия Кирейчик

Хотя, честно скажу, история Юлии Началовой меня взбодрила и испугала. Публичные люди часто живут в эйфории и востребованности, игнорируя свое здоровье. И вот такой печальный конец.

Когда года полтора назад я начала задыхаться, сказала себе: «Кажется, сам Боженька наступил мне на горло, чтобы я взяла передышку». В этот раз по возвращении с Босфора точно перейду на щадящий режим. А то мама очень переживает: в прошлом году плакала и просила отказаться от заплыва. Хотя она, конечно, гордится моими успехами, следит за новостями в инстаграме.

Я решила так: вернусь домой из Турции и займусь здоровьем, а то в отпуске не была уже несколько лет. Начну делать зарядку, кататься на велосипеде, пойду на танцы — усилим женскую энергию. В общем, перестану заниматься насилием над собой и уйду в физкультуру. Или переключусь на что-то другое. Может, мне ребенка надо родить? Тогда начнутся совсем другие заботы и появится ответственность не только за себя. Маленькие дети отлично дисциплинируют и дают новый смысл жизни.

«В большинстве случаев мой ЗОЖ оказывается как в песне у „Ленинграда“»

Анна Бонд честно говорит, что не считает себя зожницей. Задумывается, знает ли хоть одного адепта ЗОЖ, который живет без срывов. И секунд через 20 отвечает: нет таких.

— Как-то раз встретила на Октябрьской известного городского вегана. Я стою с майонезным сэндвичем, а он, «зеленый», просит укусить. И в это же время успевает капать на мозги в фейсбуке и рассказывать всем, какой правильный образ жизни надо вести, отказавшись от мяса и прочего. Я не строю из себя гламурную диву, которая бегает марафоны, а на работе за углом стоит с сигареткой. Я настоящая, а не мнимый зожник.

В большинстве случаев мой ЗОЖ оказывается, как в песне у «Ленинграда». Питаюсь так, как хочется моему организму. К сладкому я равнодушна. Зато ночью могу съесть шаурму или купить двойной «Биг-Мак». Хотя приступы правильного питания у меня тоже бывают — тогда выбираю мясо и салаты.

А вообще считаю, что женщина выглядит хорошо не благодаря соблюдению всех этих правил, а когда она влюблена, никому не завидует и желает добра всему миру.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
{banner_819}{banner_825}
-20%
-21%
-34%
-25%
-20%
-30%
-50%
-15%