Для конкурса «Первая тренировка» своей историей об увлечении бегом поделилась 24-летняя Елизавета Хмельницкая, специалист по продвижению сайтов.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

«Я так много ела, будто вот-вот скажут, что мне пора в Беларусь»

— Со словом «спорт» у меня всегда были нестабильные взаимоотношения. Неприязнь началась еще со школы, когда сдача нормативов на физкультуре превращалась в народное посмешище. Прыгнул не так, как твои одноклассники с двухметровыми ногами, прибежал предпоследним, не кинул теннисный мячик за 1 км, и все — ты лузер. Поэтому, когда я получила справку ЛФК, можно было выдохнуть и злорадно наблюдать со скамейки, как бедные одноклассники пытаются перепрыгнуть через козла.

Я уже училась в университете, когда слово «спорт» снова нагрянуло в мою жизнь. Учеба и сессии убивали нервную систему, а многочисленные булки из буфета — фигуру. Нужно было найти подходящий вариант для эмоциональной разрядки и одновременного сжигания наеденных калорий. И чтоб бесплатно! Поэтому я начала заниматься бегом. Исправно я выходила на пробежки ровно до тех пор, пока не уезжала на море. После отпуска свой «спорт» я задвигала в полку до следующего лета. Удачные фотки с пляжа в инстаграм уже выложены, так что чао-какао!

Конечно, заставить себя систематически заниматься было нереально. Зато со временем я стала понимать, что лучшим антидепрессантом для меня был именно бег. Я выработала в себе привычку: если во мне кипела злоба или же в тяжелой жизненной ситуации я просто не знала, что мне делать, — я выходила на пробежку. Чем хуже я себя чувствовала, тем быстрее и дольше я бежала. За это время голову продувало неплохо, приходили на ум новые решения и идеи, а душевная боль утихала.

После окончания университета я уехала волонтерить в Германию, где столкнулась с очень распространенным синдромом среди наших людей: начать объедаться всем, чего у нас нет (или же что стоит дорого). Мне хотелось пробовать все и сразу. Я так много ела, будто вот-вот скажут, что мне пора уезжать в Беларусь. А там же только картошка!

Через пару месяцев я успокоилась и поняла, что еда от меня никуда не денется еще минимум год. Но хлебобулочная культура Германии, где на завтрак, обед и ужин все постоянно ели выпечку, продолжала лепить на теле жировые складки. За два года эмигрантской жизни на меня навалилось громадное количество проблем, которые я начала запивать и закуривать. С европейского размера S я переоделась в M и L. Но я не думала о том, что это критично. Подумаешь, пару кило набрала. Однажды решила взвеситься и осознала реальность: 70 килограмм вместо 55.

«На втором километре я начала понимать, что помираю»

В какой-то момент, поняв, что не могу справиться со стрессом, а мое здоровье начинает ухудшаться, я разорвала контракт и вернулась в Минск. У меня началась своеобразная реабилитация. Первым делом — сбалансированное питание, вторым — снова вышла на беговую дорожку. Вместе с пробежками у меня начал очищаться не только разум, но и легкие от накопленного никотина. Так я бросила курить.

Был конец августа, когда я решила, что хочу поучаствовать в Минском полумарафоне. Я пользовалась приложением для бегунов, который показывал, что я пробегаю 6 км за полчаса. Поэтому решила, что пробежать 5,5 км для начала будет круто.

Как я тренировалась? За неделю «до» побегала три вечерочка подряд, думая, что этого достаточно. Атмосфера в день Минского полумарафона была нереальной. Меня вдохновляло огромное количество участников. Перед стартом мы запускали волну, разогревались, смеялись, и ничего не предвещало беды. А потом объявили старт.

Господи! Мне казалось, что эта дистанция в 5,5 км длилась вечно. Уже на втором километре я начала понимать, что помираю. Солнце пекло в голову с такой силой, что мне казалось, что я вот-вот психану и прыгну в Свислочь. Внезапно веселая пробежка для меня превратилась в какой-то ад, к которому я оказалась совершенно не подготовленной. Rammstein, звучащий у меня в наушниках, только усиливал это чувство. Собрав всю волю в кулак, я заставила себя хотя бы не останавливаться, как многие участники. Не срезать углы, а честно заработать медаль. Хоть она и была мною проплачена.

Выражение моего лица, с которым я финишировала, стало бы страшной антирекламой мероприятия. Я преодолевала последние метры с такой ненавистью, будто меня только что кто-то крупно подставил. И да, это было мое приложение. Оказывается, оно неправильно считало дистанцию. Так что за полчаса я пробегала не 6 км, а 3. Сюрприз!

«Если после этих слов кто-то из вас увидит меня в баре с бокалом, можете бросить помидором»

Знакомые в ленте делились своими отличными результатами, говоря, как легко было бежать, от чего я еще больше злилась. Да они издеваются! Ну как это легко было бежать? Я чуть не померла!

Злость — лучший мотиватор. Я решила, что чего бы мне это ни стоило, но я должна приложить все усилия для того, чтобы в следующем году забег был для меня таким же веселым и легким, как и для других. Так я попала в беговой клуб.

Первая тренировка оказалась настолько позорной, что хотелось провалиться. После 15-минутной пробежки в разговорном темпе, отработки беговых упражнений и дистанции на скорость в 400 метров, на середине которой сдулась, я выходила из зала, ковыляя небольшими шагами. Утром мне просто хотелось выкатиться из кровати и продолжить так же катиться по инерции до работы. Я не могла встать. Ноги будто кто-то отрывал.

Но я не отчаялась. Если чувствуешь боль, значит, старался, что уже неплохо. Ни в коем случае я не собиралась сдаваться, поэтому продолжала ходить на тренировки, а после них с охами спускаться по лестнице несколько дней. Моя ближайшая цель была — женский забег на 8 Марта. За четыре месяца я должна была сделать с собой все что угодно, чтобы позорные 43 минуты, за которые я пробежала 5,5 км осенью, превратились в более привлекательную цифру.

Вместе с этим я еще раз пересмотрела свой образ жизни. Во-первых, вошла в режим. Во-вторых, перешла на правильное питание. В-третьих, отказалась от употребления алкоголя. Так что, если после этих слов кто-то из вас увидит меня в баре с бокалом, можете сразу бросить помидором. Но сначала все же убедитесь, что в бокале действительно алкоголь. За это время я смогла привести себя в форму и вернуться в свой изначальный размер.

Если кто-то подумал, что после этого я под песню Eye of the Tiger начала бегать со скоростью 1 км в две минуты, то сильно ошибся. К сожалению, результат приходит не так быстро, как бы этого хотелось. Да, я становилась выносливее, спортивнее. Но до желаемого результата было далеко.

«Весь город будет меня ненавидеть за то, что будет ждать, пока я последней закончу дистанцию»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Ко дню Х я готовилась усердно. Да настолько, что у меня воспалилось колено, боль в котором мне не давала нормально ходить. До 8 марта оставалось четыре дня. В ночь перед забегом я не могла уснуть. Представляла, как весь город будет меня ненавидеть за то, что придется ждать, пока я последней закончу дистанцию, которая пролегает через весь проспект. Или как у меня по дороге отвалится колено, и из-за этого я не смогу получить заветную медальку.

Дистанцию было снова тяжело преодолевать. Никакого веселья. Только мысль «лишь бы не последней». Я постоянно нервно оглядывалась назад, видела за собой километр толпы, и мне сразу становилось легче. Бежать в гору было невыносимо трудно. Хотя буквально неделю назад я легко ее преодолевала. Последние 100 метров всегда драматичные. Когда я увидела своего тренера и одноклубников, которые орали всем девушкам: «Давай, беги!», — то вдавила, что есть мочи.

Итог — 30 минут 26 секунд против 43 минут. Да, результат для бегуна так себе, конечно. Но главное, что он есть. Репетиция перед забегом в сентябре прошла более-менее успешно. Начало положено, есть к чему стремиться. По крайней мере, забег для меня еще не стал веселым мероприятием. Так что ищите в сентябре мою фамилию в топ-100 лучших бегунов с конца. Шутка. С середины. Снова шутка. Просто пожелайте удачи!

-50%
-50%
-10%
-50%
-40%
-20%
-10%