/ /

Это было два года назад. Владимир Божанов — доктор исторических наук, профессор, дедушка шести внуков — вышел на старт Bison Race. Это экстремальная гонка с препятствиями, где надо то лезть по грязи под проволокой, то таскать тяжелые мешки, то нырять в озеро. Владимиру Александровичу тогда был 71 год, ближайшему по возрасту сопернику — 47. «Дело не в возрасте, — отмахивается ученый. — Разве кто-нибудь в природе живет возрастом? Живут и живут. И делают то, что природа командует. А она требует, чтобы мы шевелились».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Разминка: про все, кроме бега

Владимир Александрович родился в Таганроге в 1946 году. Но родным городом для него оказался Минск, куда переехала семья Божановых. В первый класс мальчик пошел в столице БССР.

— В старших классах записался в спортивную школу: метал молот, толкал ядро. С рекордами не получалось, зато я шевелился. Все польза для здоровья! — рассуждает Владимир Александрович. — Я всегда испытывал какую-то потребность двигать свое тело.

Парень поступил на физфак БГУ. После двух курсов бросил. Это он сейчас уверен: «Повезло!» — но в 19 лет ситуация выглядела иначе.

— На физфак тогда поступить — что-то невероятное. Сам не знаю, как это со мной произошло. А потом какой-то внутренний голос сказал: «Не тем ты занимаешься!» Мы тогда уже жили без отца. Дома мама плачет. Чтобы не мучиться взаимоотношениями с окружающим миром, пришел в военкомат: «Заберите меня!». «Да это у нас чудо произошло!» — удивился моему приходу майор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Помимо прочего, служба в ракетной части научила Владимира Александровича не воевать с природой.

— В казарме было так холодно, что мне казалось: я во всей армии самый проклятый человек. Никому не поплачешься, не пожалуешься. И я заметил: чем больше прячусь от мороза, тем сильнее он меня достает. Холод никуда не денется. Значит, надо тело куда-то девать! Так я стал закаляться.

Минчанин поступил в московский Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. На этот раз будущее решил связать с историей — и не прогадал, окончил с отличием. Были кое-какие предложения работы, но решил не оставаться: дома уже ждали жена и маленький сын.

В 1978 году Владимир Александрович защитился в Москве после заочной аспирантуры — и стал кандидатом наук. До последних дней Советского Союза работал преподавателем, а в 90-х, когда мейнстримом было идти в бизнес, решил продолжить научную карьеру. В 98-м стал доктором исторических наук. В 2003 — профессором. С 2011 года в БНТУ заведовал кафедрой истории мировой и отечественной культуры. Но пару месяцев назад произошла реорганизация — и Владимир Александрович остался профессором кафедры.

40 лет бегать 8 км каждый день

Среди студентов мало кто знает о привычке профессора в костюме и при галстуке. Около сорока лет — примерно с тех пор, когда стал кандидатом наук — Божанов бегает в шесть утра.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— У меня привычка: проснулся — и на пробежку. Так каждый день. А если открыл глаза и вычисляешь, сегодня среда или понедельник, — скорее всего, никуда не побежишь, — рассуждает профессор. — Лень перехватывает, это естественно. Все в природе стремится успокоиться: и бушующий океан, и самая суровая непогода. Вот и человек тоже.

Чтобы не поддаться обстоятельствам, Владимир Александрович поблажек себе не дает. Шнурует кроссовки и в дождь, и в снег, и 1 января, и в собственный день рождения. Бегает в командировках и в отпусках — после того как чуть не потерялся в пригороде Парижа, дал себе зарок: в незнакомых городах бежать только по прямой. Да что там! Этой зимой по дороге в университет профессор поскользнулся и упал. Счастье какое, что головой не ударился, радуется Божанов, отделался трещиной в кости. Врачи загипсовали руку.

— Так я и с гипсом бегал. Аккуратно, правда, чтобы не споткнуться, — успокаивает Владимир Александрович. — Зачем себя жалеть, когда не нужно? Оправданий уйма, они так и мелькают перед глазами: вот, люди не бегают, живут и здравствуют, а ты куда?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

За десятки лет бега минчанин много раз менял утренние маршруты. Нынешний пролегает по улице Воронянского. 8 км бегом — а потом упражнения на уличных тренажерах. Это в будни, а в выходные ученый бегает до Лошицкого парка и обратно. Красиво, особенно осенью.

Беговая экипировка самая простая — спортивные штаны и майка. Не утепляется Божанов даже зимой.

— Часто окликают прохожие: «Вам не холодно?» Не знаю, что им отвечать. Я долгое время вообще в спортивных трусах и без майки бегал, но потом перестал: народ любит зубоскалить, чего только вслед не услышишь.

Для летних и зимних пробежек у профессора — одна и та же пара кроссовок.

— Чтобы меньше изнашивались, я приспособился: приклеиваю отдельные детали. Если за кроссовками хорошо следить, их хватает на полтора года ежедневных пробежек.

В 69 лет пробежать первый полумарафон

Бегуна со стажем давно подмывало преодолеть значительное расстояние. Решился только в 69 лет — в 2015 году записался на Минский полумарафон.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Долго мучился! В голове крутилось: «Зачем тебе это надо? А вдруг что-нибудь случится?» Голова сомневалась, а ноги сами бежали к цели. Даже интересно было наблюдать за такой несогласованностью в организме.

К полумарафону пенсионер никак особенно не готовился: в беговой клуб не записывался, планы тренировок не составлял. Просто наматывал свои неизменные 8 км по утрам и 14 км в выходной до Лошицы. Пробы ради записался на рок-н-ролл-забег в Курасовщине. Пробежал 15 км — не страшно.

В сентябре Владимир Александрович вышел на старт своего первого полумарафона.

— 21 км — конечно, было тяжело, — признается он. — Особенно из-за горок. Та, что на Коммунистической, — кошмар какой-то. Я только себе говорил: не переходи на шаг! Хоть зубами за асфальт хватайся — но беги!

Фото: Bison Race
Фото: Bison Race

За первым Минским полумарафоном был второй, за вторым — третий и четвертый. Распробовав полумарафоны, в 2017 году профессор записался на экстремальный забег с препятствиями Bison Race — изнурительную гонку, которую не каждый молодой парень осилит. Надо ползти под проволокой по грязи, таскать тяжелые мешки, подныривать под баллоны в озере.

— И вот я стою, жду начала кросса, а ко мне подходит мужчина: «Елки-палки! Мне 47 лет, сказали, что я тут буду самый старший. А потом узнаю, что еще вы есть!» — улыбается Владимир Александрович. — А мне было любопытно, добегу ли я эти 15 км? Там столько препятствий! Слышал, как волонтеры меня по маршруту контролировали: кричали друг другу, что «пробежал уже наш». Приятная такая забота.

Заминка: бег как лекарство

Вы, уважаемый читатель, может быть, решите: повезло же дедушке с генами, раз организм позволяет в 73 года такое вытворять! Но соль в том, что отменным здоровьем Владимир Александрович похвастаться никогда не мог.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Я в детстве чуть не умер. Масса болезней было. С сорока лет — так целый букет! У меня, например, мерцательная аритмия. Когда перед первым полумарафоном я врачу сказал: «Дайте мне справку, чтобы можно было 21 км бежать», — он мне ответил: «Справку куда? В морг? Конечно не дам». Оказалось, можно и без справки выйти на дистанцию: написал заявление, что сам отвечаю за свое здоровье.

Для себя минчанин уверен: если бы не бег — чувствовал бы себя гораздо хуже. И отдельно благодарит супругу за то, что смотрит передачи про здоровье и готовит полезные блюда — это для самочувствия очень важно.

— Но вы не подумайте, я не то чтобы озабочен собой. Не живу по расписанию: как мне тренироваться, как питаться. Все бывает: могу и статью в научный журнал до глубокой ночи писать, и на праздник выпить. Но во всем этом я стараюсь не потерять порядок. Я посмотрел, сколько статей и книжек подготовил, после того как в 60 лет формально ушел на пенсию, — и вижу, что работоспособность моя с возрастом не затухает, а разгорается.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Владимир Александрович катается на велосипеде, пишет стихи, недавно взялся за изучение японского. В том, как он живет и бегает, необычного ничего не видит. В пример себя никому не ставит. Тех, кто от физкультуры далек, не осуждает: если здоровый образ жизни — не в радость, нечего носить его, как кандалы. Одно только, чего 73-летний профессор не терпит, так это неприятного вопроса с намеком на возраст и нагрузку на здоровье:

— Скажите, зачем вам это надо?

— Я уверен, что внутри каждого из нас — невероятная сила. Но мы об этом не знаем. Потому что боимся себя больше, чем доверяем себе.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-21%
-10%
-10%
-20%
-10%
-10%
-48%
-24%
0065604