/

«Я совершенно неправильная белоруска, потому что стабильность — не мое второе имя. Когда речь заходит о далеких планах, покупке квартиры, ипотеке, сохранении средств для пенсии, мне становится ну очень грустно, неинтересно или страшно», — говорит о себе Ксения Мельникова. Она живет в Шанхае, ради удовольствия тренируется шесть дней в неделю, ведет увлекательный блог и воплощает в жизнь сумасшедшую мечту — подняться на семь высочайших вершин семи континентов.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Made in China

— Беларусь по-китайски звучит как «белая Россия». Самый популярный вопрос местного населения маленьких городов в ответ на мою фразу о том, что я из Беларуси, звучит так: «А есть черная Россия?» Каждый раз одно и то же.

Уроженка Могилева в Шанхае восемь лет. Переехала сюда учиться в магистратуру, когда окончила МГЛУ. После пар подрабатывала переводчицей и няней. Воспитательниц со знанием трех языков (английский, китайский, русский) охотно нанимают семьи, где муж — китаец, а жена — русская.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Три года назад Ксения стала аккаунт-менеджером представительства «Яндекса» в Китае: помогает местным компаниям продвигаться на российском рынке. Весь штат — пять человек. На работу белоруска каждое утро добирается на велосипеде. И, несмотря на классический офисный график — за ноутбуком с 9.00 до 18.00, — у девушки тренировки шесть дней в неделю. Часто по две в день.

— Я занимаюсь йогой и пилатесом около пяти лет, а теперь добавились еще велотренажеры и два часа кроссфита по субботам.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Свободное время Ксения тратит на путешествия: не в режиме «полежать на пляже на морском берегу», а «неделю идти по пустыне в Монголии с маской для лица, чтобы песок в рот не летел». Тридцатилетие отметила поездкой в Северную Корею: хоть и не застала 1970-е годы в Могилеве, но представляет себе, что все было примерно так.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

В своем инстаграм-блоге Ксения пишет о том, как «простой белорусской девочке» живется в Китае. И удивить тут, поверьте, есть чем. Последние два года могилевчанка обходится совсем без наличных: во многих заведениях Шанхая расплатиться можно только картой или через WeChat, суперпопулярный у китайцев мессенджер.

Даже попрошайки на улицах сидят с QR-кодом, чтобы мягкосердечные прохожие могли перевести деньги на их WeChat-кошелек. В переходах метро — мини-караоке-будки, где один-два человека могут спеть любимую композицию за восемь юаней, пережидая час пик. Абонементы в тренажерный зал предлагают не то что на год — на 10 лет (со скидкой 40%) и 21 год (дешевле на 50%). Чтобы сходить в модный ресторан, надо либо бронировать столик за месяц, либо сидеть в очереди три часа.

— Но в очереди хорошо, тебя подкармливают, дают чаек, горячие полотенца, а также делают массаж и маникюр с педикюром.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

— Что в Шанхае все-таки удивляет больше всего?

— То, с какой скоростью развивается город. Я уехала на два месяца к родителям, а когда вернулась, возле университета выросли два гигантских здания: торговые центры с магазинами и ресторанами. А знали бы вы, как быстро здесь строят метро!..

Лучше гор могут быть только горы

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

А что насчет мечты «подняться на семь вершин семи континентов»? Можно сказать, что Ксения к ней пришла — в буквальном смысле этого слова. Два года назад в пешем походе она побывала в базовом лагере на Эвересте (так называют место с установленными палатками, в которых живут альпинисты перед подъемом на вершину).

— Люди и пейзажи вокруг — все было так волшебно, что, казалось, могло бы мне присниться. Я помню, что стояла и чуть не плакала от этой нереальной красоты. Единственная мысль была: эти горы хочется обнять и поцеловать. Только не подумайте, что я сумасшедшая! — улыбается белоруска.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Ксения влюбилась в горы. Отучилась в школе скалолазания, начала горные походы. Хотелось, конечно, на Эверест — но не просто так, а чтобы это было финалом невероятного приключения. Тогда и появилась цель: семь вершин, семь континентов.

«Семь континентов? Их же шесть», — удивится читатель. И будет прав. Впрочем, Ксения от этого неправой не станет: в постсоветских странах считают, что континентов шесть, а в Китае — что семь. Насчет высочайших вершин тоже есть расхождения, но, изучив литературу, могилевчанка составила для себя такой список.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Эльбрус в Европе. Джая в Австралии и Океании. Денали в Северной Америке. Аконкагуа в Южной Америке. Килиманджаро в Африке. Массив Винсон в Антарктиде. И вишенка на торте — Эверест в Азии.

Белоруске повезло: ее цель разделил еще один человек. Ян из Нидерландов, он тоже живет в Шанхае. Познакомились они в походе и оказалось, что мысли у них — об одном и том же. Из намеченной семерки пиков Ян был на Килиманджаро, но, раз уж такое дело, решил, что поднимется туда еще раз. Чтобы все семь вершин они покорили вдвоем с Ксенией.

«Самое важное в горах — это хорошо выглядеть»

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

Мечта стала воплощаться в реальность осенью прошлого года. Начали с Эльбруса, он по альпинистским меркам довольно бюджетный — на восхождение надо около тысячи долларов. Приключения начались раньше, чем горы.

— В Новосибирске Яна задержали на таможне. Ввод его имени в систему (оно длинное, с двумя middle names — такие дополнительные имена к главному имени), плюс проверка личности заняли больше часа. Мы опоздали на самолет в Минеральные Воды. Потом мой рюкзак потерялся, завалившись за линию выдачи багажа. Я, знаете, хоть и отказываюсь верить в любое сверхъестественное, но в этот момент задумалась: а не знак ли это? Но Ян сказал: полная чушь!

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

В Минеральных Водах компанию встретили гид и попутчик. Оттуда — в Кисловодск, а затем к самой высокой точке Европы. На Эльбрус чаще ходят с юга, но наша компания поднималась с севера. Почему? Сложнее.

— Самонадеянно, конечно, но только так и можно решиться на отчаянные приключения, — рассуждает Ксения. — Мой рюкзак весил 24 кг, и это была самая тяжелая поклажа, которую мне когда-либо приходилось нести на себе. В первые несколько минут я даже начала немного задыхаться, но потом как-то привыкла.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

Поляна Эммануэля, откуда началось восхождение, запомнилась большим числом сусликов.

— Мы акклиматизировались так: сначала остановились на высоте 2600 м, затем поднимались до 3200 м, оставляя ненужное снаряжение и часть еды наверху, а потом спускались спать вниз. Потом спали на 3200 м и поднимались до 3600 м, опять оставляя еду и снаряжение. С 3800 м карабкались уже с кошками и ледорубами. Палатка по утрам танцевала от ветра, выходили мы из нее ровно в сугроб, и самое ужасное было — проснуться ночью, когда все ходит ходуном и на улице снежная буря, а ты хочешь в туалет…

Вершина была уже так близко, когда погода совсем испортилась.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

—  На Эльбрусе есть трещины, куда легко сорваться. Поэтому мы были привязаны веревкой друг к дружке. Гид шел первым с ледорубом: на случай, если бы мы начали падать, он бы «зарубился» и помог удержаться. И вот из-за бури я перестала видеть сначала следы идущего передо мной попутчика (а гид нам приказал идти след в след!). Затем исчез и он сам. Я различала только метр веревки передо мной. Вот представьте: я на горе, в метель, впервые. Снег все усиливается, и уже невозможно поднять голову, чтобы посмотреть вперед. Я просто иду в никуда, в сердце снежной бури, в пустоту белизны. Короче… Было очень страшно.

Остановились. Решили спускаться. Подняться наверх получилось только на следующий день.

— На чистой мотивации, потому что никаких сил уже не осталось.

«Выгляжу ли я, как будто переживаю?»

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

На конец января запланировали вторую вершину, Пунчак Джаю в Индонезии. Поставили ее второй в своем списке потому, что из всей семерки этот пик считается самым сложным. И дорогим: от 10 тысяч долларов — только за услуги гида. Прошел Джаю — ну, а там будет полегче.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

Ради безопасности пришлось отказаться от запланированного пятидневного похода по провинции Папуа: из города Тимика до Джаи через джунгли.

— Обстановочка в Западной Папуа сейчас накаленная. Если в двух словах, то папуасы уже давно обвиняют индонезийское правительство в аннексии и геноциде. Буквально в начале декабря тут убили десятки простых рабочих, которые строили гражданские объекты. Туристов, пробивающихся через джунгли, легко могли захватить в плен ради выкупа. Так что до базового лагеря мы решили добираться на вертолете.

В Тимике шесть дней ждали то погоды, то вертолета (с разрешением страховой садиться на каменистую гору). Городок гиды описали как относительно спокойный. Только в кафе и рестораны отвозили почему-то на авто с тонированными стеклами. Мягко посоветовали не выходить из гостиницы. Только после того, как Ксения и Ян отважились на десятиминутную пробежку до ближайшего магазина (прохожие провожали взглядом, водители сигналили), папуасы честно признались: вообще-то в Тимике тоже опасно.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

Вертолет донес путешественников на высоту 4200 м на Желтую поляну — место, где на Джае располагается базовый лагерь альпинистов. Гиды были удивлены тем, что у Ксении и Яна совершенно новое снаряжение: ожидали увидеть бывалых альпинистов, а не новичков на такой сложной вершине. Когда внезапно выпал снег, беспокоиться пришлось уже туристам.

— Представьте наше состояние, когда один из гидов побежал фотографировать сугробы со словами: «О, я никогда в жизни не видел снег!» То есть этот человек уже трижды был на вершине Джаи, а снег в базовом лагере видит впервые?..

На следующее утро в три часа ночи компания вышла на гору. Из-за снега на веревках появилась изморозь, и жумар (скалолазный инструмент, с помощью которого можно подниматься по веревкам) начал скользить. Ксения и Ян решили даже не спрашивать гидов: сами решили, что лучше вернуться.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

— И я уже немножко потеряла надежду, что мы поднимемся на эту технически сложную вершину. Гиды стали говорить, что лучше бы мы приехали в августе, когда сезон для подъема…

Но решили попытаться еще. На следующую ночь случилась удивительно хорошая погода.

— We did it! Мы сделали это! — счастливо кричала белоруска, стоя на вершине.

«И я без малейшего колебания скажу, что это восхождение — самое ужасающее и сложное, что мне приходилось делать в моей жизни», — напишет она потом в своем блоге.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Ksenia Melnikava (@melnikaava) on

Продолжение следует

У белоруски на апрель запланировано покорение Килиманджаро. В декабре есть возможность попасть в экспедицию на Антарктиду. В январе следующего года ждет Аконкагуа, в мае — Денали. Дальше останется только Эверест.

— Какие чувства будут в душе на вершине Эвереста?

— Наверное, абсолютное счастье, — честно отвечает «неправильная» белоруска. — Только я не хочу, чтобы все выглядело так, словно у нас есть план на пару лет — а дальше будет рутина и скучная жизнь. Нет, дальше только круче!

Я знаю, в моей жизни появятся (и уже есть) люди, которые скажут, что то, что мы задумали, невозможно. Ни с финансовой, ни с физической точки зрения. Что даже опытные альпинисты в этих горах умирают. Я этих людей очень хорошо понимаю. И вот что я хочу им ответить: мне их жаль. Я и Ян, мы оба — дети простых родителей. У нас нет сумасшедших денег в «загашнике». Только мы хотим показать, что даже мечты простых людей могут исполняться.

-20%
-20%
-30%
-20%
-21%
-30%
-15%
-10%
-5%