/ /

Минчанину Виктору Артемову 40 лет. Работы, как у него, пожалуй, нет больше ни у одного мужчины в Беларуси: он тренирует танцовщиц экзотик поул-дэнс. Учит их не самому танцу на пилоне, а трюкам и силовой подготовке — на шведской стенке. «У меня девчонки перед соревнованиями делают отжимания, подтягивания, складку на пресс и другие упражнения, которые не каждый парень из тренажерки выполнит, — хвалит тренер. — Если сказать, что поул-дэнс — это не спорт, то я и не знаю, что тогда».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дорожка в стриптизеры

То, что сейчас Виктор тренирует танцовщиц на пилоне, — результат не мастер-классов (где ж такому научат), а собственного опыта.

С пяти лет он занимался гимнастикой. А в 13 лет этот спорт оставил:

— Пришел момент, когда мне надо было идти в спортивную школу-интернат. Для меня как для ребенка это было — ну как в детдом: «Мам, нет!». Я остался дома, начал отставать.

А потом у подростка появилось новое увлечение — боевые искусства. В начале 90-х в кумирах у мальчишек ходили мускулистый Ван Дамм и еще более мускулистый Шварценеггер. Если видели корейский приключенческий боевик с элементами боевых искусств «Хон Гиль Дон» — значит, поймете Виктора: он эту картину раз пять пересмотрел. И записался на тайский бокс. Выступал на соревнованиях, даже зарабатывал боями.

— Если выиграешь, это примерно 500 долларов по нынешним ценам. Такие бои бывали раз в два месяца. Когда тебе 17 лет, сумма кажется очень большой. Помню, даже не знал, куда ж деньги тратить, — смеется блондин. А потом показывает: вот тут веко зашивали, вот тут кожу на голове стесало — и волосы не растут.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кто знает, как сложилась бы судьба Виктора, если бы не объявление: «Набираем парней спортивного телосложения попробовать себя в мужском стриптизе. С обучением». Виктору было 19. Виктор рискнул.

— Я из любопытства пошел, — не скрывает минчанин. — У всех своя дорожка. У меня была вот такая. Я не побрезговал, не побоялся, что кто-то посчитает мой выбор зазорным. Мне казалось… Что откроются перспективы какие-то? Что это будет легкий путь?..

Родители, простые советские люди, вмешиваться не стали. Виктор говорит: я их люблю, но, если уж что-то решил, повлиять без вариантов.

Шесть лет до аварии

Это был 1999 год, клуб «Реактор». Работать стриптизером оказалось не то чтобы легко — обещанное в объявлении обучение так и не состоялось.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Viktor Artyomov (@viktor.artyomov) on Dec 10, 2018 at 8:39pm PST

— Никто ничему не учил, потому что никто ничего не знал! Танцевали… что-то примитивное. Когда первый раз выступал, ножки-то дрожали. Я ж столько раз дрался, а когда девчонок увидел, стушевался. Только улыбался, это такая защитная реакция на страх. Что делал, как двигался, даже не помню.

В «Реакторе» Виктор проработал полгода. А потом с двумя танцорами эротического жанра создал свою команду — «Опасная зона». Ушли в популярный тогда ночной клуб «Макс-шоу». Тогда-то и у молодого человека появилось прозвище.

— Для проморолика каждый должен был придумать себе интересное имя. В голову ничего не шло. Но мы сидели в баре, а там алкоголь: мартини, малибу…

Витя стал Малибу, его напарник — Мартини. Других благозвучных спиртных напитков за стойкой не нашлось, так что третьему пришлось взять псевдоним Экстази. Отличное было время, вспоминает Виктор.

Фото: из личного архива Виктора
Фото: из личного архива Виктора

— Знаете, как бывает: ты чувствуешь, что все круто. Что ты звезда. Мы и в клипах зарубежных снимались, и на одной сцене с музыкантами выступали. «Чай вдвоем», «Отпетые мошенники», «Иванушки International», Чичерина, даже «Парк Горького». Вечером в клубе — девчонок двести, и никто бесплатным входом их не заманивал.

По словам Виктора, «Макс-шоу» в те годы пользовался большой популярностью даже у белорусских звезд: в заведении можно было встретить и Инну Афанасьеву, и Анжелику Агурбаш, и Максима Мирного, и Александра Глеба. Но «Опасная зона» были сами себе знаменитости: у танцевального трио имелись свои поклонницы. Конфликтов с ревнивыми мужьями не случалось.

— Наш Экстази служил в ВДВ, весил под 100 кг. Одного его вида многие боялись, — объясняет Виктор. — Выступали мы на высоком уровне, «Опасную зону» звали работать в Москву. Был такой момент, когда я сказал: «Да я уже видел все! Некоторые сто лет проживут и не узнают того, что мы за шесть лет прошли».

В 2005 году Виктор возвращался из Москвы в Минск на машине:

— Ехали, уверенные в себе: 150 км/ч, что там, нас ничего не возьмет! Заснули, врезались в железобетонную трубу.

«Звездный цирк», круизный лайнер

Джип весь смяло. Виктор остался жив. Но список травм длинный: плечо, ключица, черепно-мозговая, позвоночник… Два месяца провел в больнице. Восстанавливался год.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Viktor Artyomov (@viktor.artyomov) on Dec 18, 2018 at 5:13am PST

— Врачи сказали: «Максимум — плавание под присмотром». Но я уже прикидывал в уме, как одну гантельку в руки возьму, вторую…

Три силовые тренировки в неделю — привычный режим для Виктора. Примерно через год после аварии парень уже выступал в первом белорусском реалити-шоу «Звездный цирк». Среди двенадцати участников, которые на сто дней должны были стать цирковыми артистами, — ведущая телеканала ОНТ Наталья Радина, певица Елена Гришанова и тогда еще виджей столичного музыкального канала Люся Лущик.

Шоу получилось насыщенным и на эффектные номера, и на болезненные травмы. В «Комсомольской правде» писали: «Виджей Люся Лущик в цирке сильно потянула мышцы живота и заработала опухоль почки. Домохозяйка Ольга Баранская повредила копчик. Менеджер Света Белозерских покинула проект с сильным растяжением мышц голени. Плюс она получила моральный ущерб, когда во время первого представления с нее без конца сползал лиф от костюма, оголяя грудь. Артист Жора Волчек во время кувырка повредил спину, а силач Вячеслав Хоронеко травмировал шейные позвонки. У певицы Лены Гришановой в первый месяц ноги превратились в сплошной синяк».

Фото: из личного архива Виктора
Фото: из личного архива Виктора

— У меня после аварии болели колени, но я терпел, чтобы с шоу не сняли. Пил обезболивающие, чтобы проект доработать, — вспоминает Виктор.

Победил тогда учитель белорусского языка и литературы из Витебска Павел Кежа. Он увез с собой автомобиль «Пежо 207», а у Виктора остались опыт выступления под куполом и какое-то «общее направление формирующей реальность мысли», когда и знакомые были циркачи, и на работу в шоу звали. Уже после с акробатическими номерами Виктор выступал в Гонконге на круизном лайнере, в Ливане в диннер-холле. Танцевал и стриптиз — «сто долларов лишними не бывают».

Надо было решать, чем заниматься дальше.

Экзотик поул-дэнс

— Можно было возвращаться в стриптиз, но статус уже хочется другой, — рассуждает Виктор. — Какое-то время я работал в тренажерном зале: помогал подкачать фигуру, ничего сложного. И ко мне пришла девушка, Анжелика Корелова. Она была инструктором по экзотик поул-денс. Зная, что я тоже танцор, попросила помочь с выступлением.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Экзотик поул-денс — это тот, что нескромный, на высоченных каблуках и в сексуальных нарядах. Виктор и раньше о нем слышал, но особенно не интересовался. А тут открыл инстаграм, начал смотреть выступления и понял, что многое кажется знакомым. Он понимает, как выступить так — и даже лучше. Через полтора года тренировок Анжелика выиграла московский конкурс Erotic Action.

Виктор свою сильную сторону как тренер видит в спортивном прошлом:

— Удержания, стойки на руках, силовые выходы — все это я беру из гимнастики, которая в первую очередь формирует физическую подготовку. Во многих студиях поул-денса не понимают, как это важно: у них даже шведской стенки нет.

Два года назад Виктор Артемов с женой (тогда — еще будущей) открыл свою студию, где преподают стретчинг, стрип-пластику, экзотик поул-денс. Танцевать приходят совсем разные девушки: и бухгалтеры, и айтишники, и мамы в декрете. Учатся для себя — но те, кому удается добиться побед на соревнованиях, легко превращают любимое хобби в тренерскую работу. Инструкторы и клиенты выступали и занимали места на соревнованиях в Латвии, Польше, Франции, Греции, России.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мне кажется, прошли уже те времена, когда путали поул-дэнс и стриптиз. У меня девочки перед соревнованиями делают десять подтягиваний, десять отжиманий на брусьях, складку на пресс — и все это в круговой тренировке. Если сказать, что это не спорт, то я даже не знаю, что это. В поул-дэнсе есть элементы, которые даже спецназ с ходу не выполнит: нужно знать специфику движения, тренированный должен быть хват. Пилон бьет больно, но надо терпеть. Синяки набивают все. Зато девочки себе самооценку повышают. Ей кто-то сказал, что она некрасивая, — а она круто выступила, офигенно, сексуально. И уже все равно, кто что говорит.

Те, с кем в начале 2000-х Виктор танцевал в клубах, сейчас в основном в Москве. Одни продолжают работать в той же сфере, у других свой бизнес по очистке воды, у третьих — тренажерный зал. Сам Виктор стриптиз уже не танцует.

— Я не горжусь прошлым, но и не стыжусь его. Оставил выступления не потому, что в 40 лет стесняюсь. Возраст тут точно не помеха: я себя чувствую отлично, на свои годы точно не выгляжу. Некоторые мне и тридцати не дают. Опять же можно собрать контингент под свой возраст: если на то пошло, старшее поколение не очень любит молодых ребят-стриптизеров. Им приятнее смотреть на взрослых мужчин. Просто я для себя решил: хочу развиваться в другой сфере. И мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь: помогаю другим преодолевать и находить себя.

-30%
-10%
-15%
-21%
-20%
-25%
-20%
-50%
-50%