Илья Соловей /

«Люди — невероятные, но все же достаточно хрупкие создания, — рассуждает Максим Знак, юрист и триатлонист-любитель, после тренировки попавший в больницу. — Из-за секундной невнимательности можно получить весьма неприятный опыт. Но, как известно, все, что не убивает, делает нас сильнее. И, возможно, немного осторожнее?» GO.TUT.BY поговорил с любителями и тренером о травмах, а со спортивным врачом — о том, как их не допустить.

«Почувствовал в правой груди словно бы электрический импульс»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Студент БГУИР Никита Тур четыре с половиной года назад впервые пришел в тренажерный зал. И говорит, что однажды едва не «порвал» мышцы грудной клетки.

— Я всегда делал разминку. На рабочие веса выходил постепенно, начиная с пустого грифа и «шагом» не более чем в 30 килограммов. Однажды попросил незнакомого парня помочь вывести штангу. Сначала он чуть не выдернул ее у меня из рук, а на половине вывода вообще бросил. Я не успел зафиксировать гриф, и правая сторона упала вниз. Получился так называемый «жим гребца», когда одна часть штанги наклоняется в сторону на 45 градусов. Этот подход был вторым из трех рабочих. К финальному появился мой друг, он нормально страхует. Друг вывел штангу, и в процессе третьего повторения я почувствовал в правой груди словно бы электрический импульс. Как будто волокна грудных мышц были струнами от гитары, и каждой из них по очереди «брякнули». Я сразу же закончил упражнение. Гематом и синяков не было, рукой я мог двигать свободно. По сути дела, это оказался ушиб грудной клетки. На восстановление ушел месяц. Первые полторы-две недели вообще не выполнял никаких упражнений на грудь. Когда боль начала немного уходить, стал добавлять.

Доктору Никита так и не показался.

— Грубо говоря, если бы дискомфорт остался и после четырех недель, то обратился бы к врачу. А так к прежним показателям по весу я вернулся где-то через два месяца. Эта ситуация научила меня просить подстраховать только проверенных людей. Если же это невозможно, провести короткий инструктаж, рассказать, чего хочешь от человека.

«Продолжил полет отдельно от велосипеда»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

В 2015 году юрист Максим Знак начал бегать, затем занялся триатлоном. В конце августа прошлого года парень готовился к длинному старту, но после очередной велотренировки лег на операционный стол.

—  Занятие было в формате тестовой гонки. На скорости около 60 километров я не заметил чуть-чуть притопленный на обочине шоссе канализационный люк и продолжил полет отдельно от велосипеда. Шлем отработал как надо, а другой защиты у велосипедистов почти нет, поэтому в результате я получил перелом ключицы со смещением. Операция, металлическая пластина, семь шурупов и понимание, что на старте, к которому готовился больше года, удачно выступить вряд ли получится.

Процесс восстановления оказался непростым. Деликатные переговоры с врачами позволили сесть на велостанок сразу после выхода из больницы, но с другими активностями было сложнее.

— Первый раз я поплыл только в октябре, зато сразу в Средиземном море. Где-то с ноября тренировки пошли в обычном режиме, только с чуть возросшей спортивной злостью. Цели на 2019 год намечены, и хочется верить, что их достижению ничто не помешает.

«Через два километра я понял, что дальше не могу»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Предприниматель Денис Семеняко бегает три года. За это время он преодолел девять полумарафонов и один марафон.

— Я занимался с тренером, и он подсказал, что моя техника бега требует коррекции. Если бы я иначе ставил стопу, мог бы бегать легче и дольше. Я сознательно начал работать над шагом. Вышел на разминку перед тренировкой, побежал со стадиона в парк и почувствовал легкую боль в передней части голени. Списал дискомфорт на то, что мышцы не восстановились после последней тренировки, и побежал дальше. Боль усиливалась. Через два километра я понял, что дальше не могу. Кое-как доковылял обратно на стадион к тренеру. Начал описывать симптомы, показал голень. Все указывало на воспаление надкостницы.

Денис считает, что травма случилась из-за того, что бежал он почти «на цыпочках». А у него — плоскостопие.

— У кого есть такая проблема, знают, что даже если ты не занимался спортом, а просто много ходил в течение дня, к вечеру чувствуешь отечность в стопах и икрах, а с утра — легкую боль. Я купил себе ортопедические стельки в каждую обувь. Начал делать специальные упражнения.

Восстановление заняло около десяти дней. Денис плавал, ходил в баню и на массаж.

— Чем занимаюсь и по сей день. Также ежегодно наведываюсь к врачам. За время реабилитации я понял, что следует внимательно относиться к своим проблемным местам и проходить медобследования.

«Врач уговорил не удалять мениск»

Фото: Вера Блоцкая
Фото: Вера Блоцкая

Тренер Марина Илькевич занималась кроссфитом и тяжелой атлетикой. Начало побаливать колено, но поход к доктору откладывался, а тренировки продолжались. По мнению девушки, так поступает большинство.

— Накануне моего отъезда в Москву на фитнес-конвенцию я поработала в зале. Ночью села в поезд, а утром просто не смогла разогнуть ногу в колене, такой сильный был отек. Так и проковыляла всю неделю.

Тренировочный объем Марина поубавила, но к врачу снова не записалась.

— Через месяц нога пришла в норму. Я снова стала заниматься тяжелой атлетикой, кроссфитом, греблей почти каждый день. Как-то во время выполнения рывка я почувствовала резкую боль в колене. Бросила штангу и осознала, что это конец. Тренер принес лед и сказал, что тренировка окончена. Хотя я была готова продолжать занятие, потому что не хотела принимать неизбежное.

Снимок в больнице показал разрыв заднего рога медиального мениска. Марина обратилась к спортивному травматологу. Начала пить курсом противовоспалительные препараты и носить специальный бандаж на колене.

— Врач уговорил не удалять мениск. И настроил на то, что вернуться к тренировкам раньше чем через 3−4 месяца не получится. Воспаление прошло, боль поутихла, и некоторые упражнения стали снова мне доступны. Хотя сейчас я не занимаюсь ни тяжелой атлетикой, ни кроссфитом. Просто делаю то, на что в данный промежуток времени способно мое тело. Сейчас я понимаю, что выкладываться на тренировке нужно, но не через боль. Умение прислушиваться к себе и давать возможность расслабиться — вот что самое сложное для человека, зависимого от спорта.

Врач о том, как избежать травм

Евгений Акимов. Фото: Елена Клещенок, TUT.BY
Евгений Акимов. Фото: Елена Клещенок, TUT.BY

Рассказать о том, как тренироваться безопасно, мы попросили клинического фармаколога РНПЦ спорта и тренера-врача футбольного клуба «Торпедо Минск» Евгения Акимова.

— В моей практике самая печальная ситуация была такой: любитель с очень приличным стажем выполнял жим лежа. Не захватив пальцами гриф, он выжимал 100 килограммов. Штанга вырвалась из рук и упала на нижнюю часть грудной клетки. Осколком переломанного ребра повредилась печень, вызвав внутрибрюшное кровотечение.

В статье у двух героев — острые травмы, полученные из-за нарушения техники безопасности, техники страховки. Это чаще удел спортсменов-любителей. У двух других — усталостные травмы из-за накопленных микроповреждений. Они случаются из-за избыточного желания атлета достигнуть результата и более характерны для профессионалов. К усталостным травмам приводят тренировки через болевой синдром. Типичная ситуация, когда опытный спортсмен считает, что без боли не достигнуть результата.

Ко мне чаще всего обращаются за помощью после тренажерного зала. Среди спортсменов-любителей очень распространены мышечные травмы. Это либо микронадрывы (по-простому растяжения), либо мышечные разрывы. Чтобы их избежать, нужно качественно разминаться. Очень часто к мышечным травмам приводят тренировки в условиях энергетического дефицита. Например, когда человек пытается худеть и при этом тренируется с большими весами.

-20%
-10%
-40%
-21%
-26%
-15%
-10%
-50%
-20%