/ /

Илье Товпенцу 24 года. Он занимается греблей на параканоэ, три-четыре раза в неделю ездит на тренировки из Мачулищ в столичный Дом гребли, пересаживаясь с инвалидного кресла за руль автомобиля. Его мощный плечевой пояс впечатлит любого атлета, а вот ноги после несчастного случая на железнодорожных путях так и не начали слушаться. Летом на чемпионате Европы по гребле на параканоэ Илья занял седьмое место — до пьедестала не хватило меньше секунды. Придя к нему на тренировку, спрашиваю: «Главная цель сегодня — стать чемпионом?» Илья, не задумываясь, отвечает: «Главная цель — встать, а потом все остальное».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Я спустился с поезда, а дальше память как будто оборвалась»

Шесть лет назад один ноябрьский день серьезно изменил его жизнь. Поздно вечером Илья в компании друзей возвращался из Минска в Мачулищи.

— Как обычно погуляли с пацанами в городе, выпили пива и сели на электричку. Помню, как в Мачулищах спустился с поезда, за спиной закрылись двери, а дальше память как будто оборвалась.

Позже Илье расскажут, что он попал под электричку и очутился на рельсах. Получил черепно-мозговую травму, перелом ребер и переломовывих позвонков со сдавлением и ушибом спинного мозга без разрыва. Но никто не даст четкого ответа, что точно произошло в тот вечер на железнодорожной станции.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я был трезв — в крови показало всего 0,006 промилле алкоголя. Но из-за ЧМТ ничего не помню. Зато версий от посторонних людей слышал много. Кто-то говорил, что мне жить надоело и я сам бросился под электричку. Кто-то придумывал причины, мол, я поругался с мамой или бывшей девушкой. Но я на сто процентов уверен, что сам бы на такое не пошел. Мне что, делать больше нечего? — ни на секунду не сомневается в абсурдности этих версий Илья. — Со мной была компания пацанов, моих бывших друзей. Но ни я, ни мама не верим их словам. Да они ничего толком и не объяснили. Кто тебе правду скажет, даже если и виноват. Скорую тогда вызвали не друзья, а женщина, которая работала в кассе. Она же прибежала с водой и тряпкой, чтобы остановить кровотечение.

«Врачи говорили, если и выкарабкаюсь, то останусь овощем. А я вот на тренировке сейчас»

В сознание Илья пришел в реанимации только через два дня. За три месяца сменил две больницы, дальше была реабилитация в Аксаковщине. Там он в первый раз попробовал самостоятельно пересесть с кровати в коляску — и получилось.

— Изначально врачи вообще давали 99 процентов на то, что я не выживу. Предупреждали, что если и выкарабкаюсь, то останусь овощем. А я вот на тренировке сейчас, — улыбается молодой человек.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Илья с другом

В Аксаковщине Товпенец понемногу начал заниматься спортом, разрабатывать части тела помогали инструкторы. Когда Илья вернулся домой, продолжил упражняться самостоятельно — качал пресс, подтягивался на турнике, ходил в ортезах, отжимался в ходунках, как на брусьях. В параспорт пришел не сразу — на это надо было решиться.

— Я же раньше никогда не общался с инвалидами. Думал, это ленивые люди, которые ничего не делают, чтобы встать, — не скрывает Илья. — Конечно, сейчас мое отношение изменилось. В нашем обществе люди думают, что мы какие-то другие, заразные. Боятся колясочников, опускают взгляд или смотрят с жалостью, настороженностью и отвращением. А есть другая крайность — категория тех, кто рвется помочь, не спросив, нужна ли помощь. Некоторым кажется, если они из жалости поднимут мою коляску в тралик, то получат плюсик в карму. Это так не работает.

— С людьми с инвалидностью надо общаться как с равными, — продолжает спортсмен. — Вот Петровчик (так парень по-дружески называет тренера по гребле Александра Петровича Скакуна. — Прим.TUT.BY) вообще не видит меня в коляске. Может сказать: «Встань, Илюха, дай я посижу». Поэтому и занятия по гребле для меня даже больше, чем просто тренировки. Иногда выхожу на воду, позагоняюсь немного, а потом забываю все плохое и продолжаю грести.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Илья и его тренер Александр Скакун

Профессионально Илья занимается греблей на параканоэ уже два года. С ним в группе — еще три перспективных спортсмена с различными поражениями нижних конечностей. Этим летом Товпенец впервые поучаствовал в чемпионате Европы в Сербии.

— Илья приехал туда в статусе дебютанта и стал на спринтерской дистанции седьмым, проиграв третьему месту менее секунды, — говорит тренер Александр Скакун. — В августе на чемпионате мира в Португалии он остановился в шаге от финала, заняв 10-е место. После этого ему присвоили звание мастера спорта и присудили президентскую стипендию, которую он начнет получать после Нового года. На данный момент это мой самый перспективный ученик.

«Общался с компанией, которая при первом же испытании меня кинула»

Соревновательный дух Илья впервые прочувствовал сразу на международных турнирах.

— В Беларуси параканоистов очень мало: в каждом классе — по одному-два человека (в зависимости от степени тяжести травмы парагребцы выступают в первом, втором или третьем классах. — Прим. TUT.BY). Почему так мало инвалидов занимаются спортом, а тем более профессиональным? — переспрашивает тренер Ильи. — Потому что для спорта надо иметь очень большую силу воли и желание пахать. Тут ведь никто не даст гарантий, что ты станешь чемпионом. А люди с увечьями очень боятся проиграть, потерпеть неудачу. Да и немногие тренеры решаются работать с травматиками — им надо уделять больше внимания, искать подход, постоянно разговаривать и находиться в контакте.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Я и сам раньше относился к людям с инвалидностью с осторожностью и жалостью. Но, как только начал с ними работать, отношение в корне изменилось. Не вижу больше своих учеников в коляске. Иногда говорю: «Илюха, куда ты в грязных кроссовках собрался? Ты же в них по улице ходишь». А он мне отвечает удивленно: «Петрович, ты чего, я же не хожу». Мы с ним на равных. Он у меня учится, а я — у него.

После несчастного случая на ж/д-станции круг общения парня из Мачулищ круто изменился.

— Раньше я не слушал маму и продолжал общаться с компанией, которая при первом же испытании меня кинула. У кого-то дела появились, а кто-то вообще уже сидит. Теперь в моем окружении люди с совершенно другими интересами — они работают, учатся, занимаются спортом. И, если коротко, не творят такой фигни и не втягивают в истории и бессмысленные драки, как бывшие друзья.

«Конечно, иногда накрывает депрессия и хочется все бросить»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Илья Товпенец живет на пенсию по инвалидности (это 260 рублей в месяц) и на зарплату мамы, которая работает заведующей отделом в магазине.

— Обычно я отдаю деньги маме и прошу у нее, если нужно на бензин или другие траты. Сам бы я все быстро растранжирил, — смеется собеседник.

Главная статья расходов, по словам Ильи, — это машина, на которую родственники скинулись год назад.

— Постоянно ездить в Минск на электричке и просить кого-то о помощи было неудобно. В машине я чувствую себя намного комфортней. Я с первого раза сдал на права и сейчас спокойно езжу за рулем. Но авто старое — каждую неделю приходится возить на СТО. Понимаю, что в один момент машина может остановиться на дороге и просто не поехать дальше. Конечно, мечтаю о новой, — не скрывает Илья. — Я пробовал найти онлайн-подработку. Но в основном натыкаюсь в интернете на какой-то «лохотрон» или предложения работать по 12 часов в день, не отходя от телефона. Такой график не совместим с тренировками. А спорт я точно не брошу — он помогает держаться на плаву.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тренер Александр Скакун рассказывает, что деньги на сборы и участие в международных соревнованиях Илье частично выделяет РЦОП, частично — спонсоры, которых Александр сам же и находит.

— На данный момент в Беларуси не сформирована национальная команда по гребле на параканоэ. Чтобы ее собрали и начали финансировать, нужно показывать результаты на международных стартах. А для этого нам необходимо тренироваться на открытой воде, выезжать на сборы туда, где вода не замерзает. Получается замкнутый круг. Хорошо подготовиться без денег сложно. Поэтому мы с Илюхой постоянно в поисках и не отказываемся от помощи.

Около часа 24-летний Илья бодро занимается в тренажерном зале. Затем возвращается в раздевалку, чтобы сменить шорты с майкой и кроссовки на плавки и шапочку и нырнуть в бассейн. Он продолжает бороться — с плохим настроением, отсутствием пандусов там, где они были бы очень кстати, смущенными взглядами прохожих. Борется с собой и травмой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Конечно, депрессия накрывает. Часто загоняюсь: «Блин, я стараюсь-стараюсь, но ничего не меняется, ноги не шевелятся». Иногда хочется все бросить, но сам себя одергиваю: «И ради чего я тогда все это делал? Точно не для того, чтобы сдаться».

Если вы хотите предложить Илье Товпенцу свою помощь, можете связаться с ним или его тренером по телефонам: +375 25 774–76–96 (Илья), +375 29 129–08–16 (Александр Скакун).

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-20%
-50%
-10%
-20%
-20%
-10%
-30%
-10%