/ /

Когда Ник Баттер встретил Кевина на марафоне в пустыне, тот должен был умереть. У Кевина Веббера нашли рак простаты. Врачи дали ему два года. На той неделе время вышло, но Кевин был не только жив, но и бежал по пескам Сахары: «Просто не жди диагноза. Слишком многие ждут, чтобы начать по-настоящему жить». Тогда-то Ник решился: стать первым человеком, который пробежит по одному марафону во всех странах мира и соберет больше 315 тысяч долларов в фонд борьбы с раком простаты.

Перед 42 км в Минске GO.TUT.BY поговорил с британцем о том, каково бегать в Северной Корее и Сирии, чего стоит такая авантюра и почему важно помнить о том, что мы не бессмертны.

Как бежать в Сьерра-Леоне, Северной Корее и Сирии

С января 2018 года Ник путешествует. Каждые 60 часов он перемещается в новую точку земного шара, чтобы пробежать там 42 км — в рамках большого марафона, как было в Нью-Йорке, в компании тех, кто захочет его поддержать, или в одиночестве. Всего британцу надо преодолеть 196 марафонов. Из маршрута он не вычеркнул даже те страны, где сейчас очень холодно, очень жарко, очень опасно из-за войны. Пока одни говорили: «Ты вообще сумасшедший», — другие спрашивали: «А можно с тобой?»

Беларусь попала ровно на середину его пути: позади 340 дней грандиозного приключения, впереди — еще столько же. С собой у Ника один чемодан с вещами, но несколько паспортов, чтобы поместились все штампы и визы.

— Сколько марафонов вы уже пробежали?

— Сегодня у меня 96-й по счету марафон челленджа. А всего я пробежал… четыреста сорок два? Сложно уже подсчитать.

— Какие страны впечатлили больше всего?

— Гватемала, Сальвадор и Сьерра-Леоне. Больше всего поразили места, о которых раньше знал совсем мало. В Сьерра-Леоне мы навещали детей в больнице. На Гавайях я был в отделении химиотерапии. Вышел в слезах, но это были слезы радости: я видел, как люди праздновали жизнь и радовались моему проекту. Мои впечатления от путешествий — на сто процентов о людях. Я большой любитель природы, но все-таки именно новые знакомства делают поездку.

— Что экстремального случалось за время путешествия?

— В Тунисе меня покусала собака. В Нигерии ограбили на улице: отобрали кошелек. Было страшновато. Я был в странах с разной едой, но отравился в Норвегии, когда съел бургер с курицей.

Немного простудился сейчас. Мне нужно быть очень аккуратным со здоровьем: год бегать марафоны так часто тяжело, но если болеешь, то еще сложнее. Я принимаю 11 таблеток в день: мультивитамины, пробиотики, что-то для пищеварения… Что касается беговой нагрузки, то тут я держусь: иногда делаю массаж, принимаю холодные ванны. Мое тело привыкло к этим километрам. Ноги чуть-чуть болят, но не слишком. Я выбираю не быстрый, а расслабленный и мягкий темп. Иначе моя задача: пробежать марафоны в 196 странах — была бы невозможной.

— Какими получились 42 км в Северной Корее?

— Довольно милыми. Как я и ожидал, в стране было много контроля. Но сама по себе Северная Корея очень красивая: прекрасная архитектура, чудесные здания. Я был в местной школе, поговорил с детьми — они отвечали мне по-английски. Но не думаю, что вернулся бы в эту страну.

— Когда будет поездка в Сирию?

— Сирия — в конце маршрута. Буду смотреть на ситуацию. То же, например, с Йеменом, где сейчас война. Я постарался отложить самые страшные моменты ближе к концу проекта, когда большая часть работы будет сделана. Я постараюсь держать близких в курсе своего местоположения, соблюдать разумные предосторожности.

Прошлая жизнь, которая осталась позади

То, что делает Ник, совсем не похоже на туристическую поездку — лишь на колоссальное испытание выносливости и жизнь в режиме «сон — бег — сон». В Минск Ник прилетел из Вильнюса вместе с другом Энди: тот вызвался сопровождать на нескольких забегах. Ник называет Энди «приятелем из своей прошлой жизни», когда-то они работали вместе.

На фото британский бегун Энди — в голубой майке

— Кем вы работали?

— Я был занят в банковской сфере. Потом увлекся бегом, участвовал все в большем числе соревнований. Решил оставить работу ради этого.

— Какой была зарплата в банке?

— Я бы даже сказал, хорошей. Но я бы ни за что не вернулся к этой работе, даже если бы мне платили в десять раз больше. Моя нынешняя жизнь во многом лучше той, что я вел раньше. Я предпочту мерить богатство жизненным опытом, а не деньгами.

Вот то, что я хочу донести до каждого: живите свою жизнь так, как вам этого хочется. Цените то время, которое у вас есть, — оно не бесконечно. Для меня бег — это прекрасный способ встретить удивительных людей и посмотреть мир.

— В каком состоянии сейчас Кевин Веббер, который вдохновил на челлендж?

— Кевин в порядке. Но, конечно, это не значит, что он выздоровел. Он все еще умирает от рака. Но не лежит в кровати — участвует в забегах, проводит много времени с семьей, путешествует. Насколько я знаю, Кевин недавно вернулся из Камбоджи. Этот человек старается успеть как можно больше за то время, что у него осталось.

Я хотел сделать для него что-то достаточно значимое, чтобы привлечь внимание СМИ и собрать средства на благотворительность, но при этом я должен был потянуть проект по деньгам (точнее, это тогда мне казалось, что я справлюсь с путешествием по миру, в итоге челлендж обходится гораздо дороже, чем планировалось). Когда я рассказал все Кевину, он был счастлив, но немного обеспокоен и, конечно, очень надеялся дожить до того момента, когда я закончу бежать.

— Какой была реакция близких? Все-таки речь и об опасных местах.

— Мои родители очень меня поддерживают. Семья помогала бронировать рейсы, разбираться с визами. Их роль в моем путешествии — следить за тем, чтобы я был в нужное время в нужном месте. Это очень непросто: рейсы часто отменяют, задерживают или переносят.

— Начальный бюджет путешествия с учетом перелетов, жилья, страховки был около 150 тысяч долларов — а сейчас куда больше. Откуда эти деньги?

—  Значительная часть суммы — моя, но есть еще спонсоры.

— Что бы вы сказали тем, кто посчитал бы такой расход слишком большим для поездки, пусть и по всему миру?

— Я бы сказал, это сделка. Ты меняешь деньги на возможность увидеть мир. Мое путешествие — не только ради того, чтобы собрать деньги на благотворительность, но и чтобы привлечь внимание людей к проблеме рака простаты. И потом, у меня останется опыт, которым я смогу делиться. Смогу рассказывать о том, что увидел, в компаниях или школах. У меня есть знакомства по всему миру. Так что это того стоит.

— За 340 дней в пути был ли момент, когда вы сожалели о затее?

— Нет. Даже когда меня ограбили, я все равно не жалел. И не думаю, что когда-либо пожалею.

Те, кто побежал с Ником в Беларуси

Минский марафон запланирован на 9 утра. За час до пробежки Ник завтракает, а в холле его ждут трое минчан, которые в слякотный декабрьский рабочий день нашли возможность разделить с британцем 42 км по Беларуси. Это айтишники Андрей Сафроненко и Максим Ремизов, а еще инженер по радионавигации Юрий Попов (к последним километрам забега успеет присоединиться еще и Алексей Искорцев из бизнес-школы ИПМ). Кто-то узнал об отважном британце через соцсети, кто-то — через СМИ, кто-то — от знакомых бегунов из других стран — новость о Нике передается по теории рукопожатий, так что в каждой стране его рады встретить из аэропорта, устроить экскурсию, дать крышу над головой.

В Минске еле рассвело и около нуля, но марафонцы в голос уверяют: для бега нет плохой погоды, «разве что камни с неба падают». С собой горячий чай и батончики: уметь перекусывать на бегу — важный навык. Ник тоже не волнуется:

— Мой первый марафон в 2018 году случился в Канаде: было минус двадцать пять.

Мужчины убегают по велодорожке — вдоль проспекта Победителей в сторону Серебрянки, потом вернутся назад. Для белорусов неторопливый забег закончится через четыре часа, а у Ника впереди еще пять марафонов до конца 2018-го и 95 — в 2019-м. Ради Нового года оббежавший полмира путешественник позволит себе провести пять дней там, откуда он родом, — в британской деревне Кранборн, «маленькой и очень симпатичной». А потом улетит в Пакистан. До конца челленджа осталось 11 месяцев — и Ник надеется, что Кевин Веббер еще сможет отпраздновать финал приключения вместе с ним.

-20%
-45%
-10%
-50%
-20%
-30%
-20%
-18%