/ Фото: Надежда Бужан /

Сейчас Вероника Овчинникова, молодая солистка Большого театра оперы и балета Беларуси, готовит ведущую партию Одилии-Одетты для «Лебединого озера». Эту роль Майя Плисецкая называла пробным камнем для всякой балерины. О главной партии в «Лебедином» мечтают многие ведущие мастера сцены, а Овчинникова близка к ней уже в свои 23 года.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

В 10 лет Вероника переехала из Толочина в Минск, променяв мамины обеды и уютный дом на еду из столовки и общежитие хореографического колледжа. Шесть дней в неделю балерина проводит на репетициях и уже многие годы учится любить овощи и вареные яйца больше, чем оливье и жареную картошку.

GO.TUT.BY поговорил с солисткой Большого о постоянном страхе набрать вес, нагрузках до изнеможения и фундаментальном вопросе «Ради чего все это?».

«В 10 лет научилась сама стирать и готовить еду»

Вероника Овчинникова росла в 10-тысячном городе Толочине. Играла на фортепиано, ходила на уроки по классическому танцу. А в девять лет услышала от подружки о просмотре в столице, который устраивал Белорусский государственный хореографический колледж.

— Я побежала к маме с криками: «Мама-мама! Я тоже хочу в Минск». Честно говоря, мне просто хотелось куда-то поехать. Тем более что у нас в Минске живут родственники. Мы съездили на просмотр, а заодно и к ним в гости, — улыбается балерина. — В колледже надо было продемонстрировать физические и внешние данные, показать творческий номер. Я что-то исполнила. И вскоре узнала, что меня приняли, а подружку, которая позвала с собой за компанию, — нет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Вероника Овчинникова на репетиции «Лебединого озера»

Веронике пришлось быстро решиться на переезд в столицу. В 10 лет одной, в незнакомый город и новое окружение.

— У меня началась совсем другая жизнь. Мама сделала ремонт в общажной комнате. Немного боялась оставлять меня в Минске, спрашивала, уверена ли я. Было непросто. Надо было рано всему научиться: стирать, готовить себе еду, потому что в столовке ее было мало, да и не очень вкусная. Как и любому ребенку, мне хотелось сладкого, домашних оладушек, — ностальгирует солистка Большого.

В общаге хореографического колледжа на станции «Спортивная» Вероника Овчинникова прожила семь лет. Признается, были периоды, когда хотелось все бросить и попрощаться с балетом.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Тот период вспоминается разными эмоциями. Иногда вечерами собирались с девчонками во внутреннем дворике, устраивали уютные посиделки под пледами. Но помимо отдыха, было и очень много работы. В определенный период пропало желание танцевать — я начала прогуливать занятия, потолстела, не могла смотреть на себя в зеркало. Педагог показывала фотографии со словами: «Посмотрите, какие вы были худенькие, а сейчас, как с мясокомбината», — пересказывает ее слова Вероника. — К счастью, наступил момент икс, когда я взяла себя в руки. Однажды к нам на занятие пришел Валентин Николаевич Елизарьев. А я к тому моменту уже прогуляла немало уроков. Педагог Ольга Александровна Лаппо отставила меня на крайний станок. Но Валентин Николаевич в конце урока подошел почему-то именно ко мне, похвалил и сказал: «Ничего, Вероника, я тоже таким был. Главное, больше так, пожалуйста, не делайте». Я тогда одновременно испытала и стыд, и огромную мотивацию.

«Съем булку и потом ругаю себя: „Господи, ну зачем?“»

После хореографического колледжа и академии музыки Вероника Овчинникова пошла работать в Большой театр по распределению. Теперь в ее графике репетиции значатся шесть дней в неделю. Балет занимает почти все время. Если у артистки не классический урок у станка или репетиция, то спектакль. Если не спектакль, то просмотр видео выступлений ведущих артисток других театров на YouTube. Если не видео, то чтение или поход в музей.

— Балерина должна быть не роботом, а духовно наполненной личностью. В единственный выходной день хочется, честно говоря, положить ноги на полку и просто лежать.

Отпуск у балерин случается раз в году — 45 дней в летний период.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Стараюсь выехать к морю и просто поваляться на пляже. Хотя прошлым летом посвятила весь отпуск ремонту, — улыбается Вероника. — Каждый раз после 45 дней отдыха очень тяжело входить в форму. «Спадают» мышцы, набирается лишний вес, теряется тонус — это всегда бесит! Некоторые балерины сокращают отпуск и начинают заниматься самостоятельно. Хотя я за лето особо не полнею — налегаю только на фрукты и ягоды.

Вероника Овчинникова не отрицает, что лишние килограммы — вечный страх балерин. Партнер ценит, когда рядом с ним изящная и легкая артистка.

— Мы всегда должны весить меньше, чем норма для наших параметров. Например, при моем росте 176 см (а я длинная каланча!) норма — 56 кг. Но стремлюсь, конечно, к более низкой отметке. Надо не постоянно худеть, а просто не есть. Не есть определенных продуктов: жирного, жареного, мучного. Например, я люблю жареную картошку, но ее можно только по праздникам.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Партнер балерины в «Лебедином озере» — ее молодой человек Артем Баньковский

Со сладостями у балерины тоже официально-деловые отношения: съел плитку шоколада — будь добр, отработай с утра на репетиции.

— Если организм требует, я ему не отказываю. Иначе в какой-то момент сорвешься и как наешься всего! Вот недавно мне очень захотелось булки. Это всегда дилемма: ты ходишь, думаешь, есть или не есть — покупаешь, конечно, не сразу. В итоге съела кусочек сдобы и потом долго себя ругала: «Господи! Ну зачем?».

«Бывает, в 12 ночи садимся с парнем и стругаем оливье»

Сладкое Вероника старается съедать в начале дня. После вечерней репетиции или спектакля, если очень голодна, разрешает себе кусок мяса или вареное яйцо.

— Если поужинаю, то на следующий день не завтракаю, — раскрывает нюансы питания балерина. — А вот обед не пропускаю. Беру в театральной столовой салат, суп и гречку с отбивной или курицей. За три часа до спектакля уже ничего не ем — максимум чай или кофе. В это время я настраиваюсь, накладываю грим, думаю о танце, а не о еде.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Молодой человек Вероники Овчинниковой — Артем Баньковский — тоже солист Большого. Их графики настолько загружены, что днюют и ночуют артисты чаще в театре, чем в собственной квартире.

— Дома готовим редко. Приходим вечером, а сил и времени на это как-то не остается. Бывает, Артем говорит: «Так хочется оливье!» Мы садимся в 12 ночи и начинаем стругать салат. А потом неделю его едим, — смеется артистка. — Иногда на выходных Артем готовит яблочный штрудель. У меня нет задвига, мол, я должна во всем себя ограничивать. Все зависит от порций. Если это пирог, то отрезаю себе небольшой кусочек, если салат, то накладываю блюдечко, а не огромную тарелку.

Помимо существования в жестких рамках, балерина постоянно борется с физической и психологической усталостью. По рассказам Вероники, вечера после спектаклей часто становятся для артисток испытанием.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— В конце спектакля иногда думаю: «Сейчас отвалятся ноги!». Бывает настолько тяжело, что не успеваю перевести дыхание. Внутренний голос говорит: «Не выйду, больше не могу». Но, конечно, или сам выходишь на сцену, или тебя выталкивают.

После спектакля я прихожу домой и сразу распариваю ноги, чтобы предотвратить судороги. Был период, когда готовила роль Мирты для балета «Жизель» и исполняла на репетициях много прыжков. Ноги жутко уставали. Пару раз я просто орала от боли, судорог, пугалась, видя, как икру буквально выворачивало. Так организм реагировал на стрессы.

«Когда слышу „браво!“, готова забыть про усталость и повторить всю программу»

Артистка признается, что, отдавая себя на сцене, хочет видеть взаимность со стороны публики. Чувствовать, что они понимают и переживают схожие эмоции.

— Наша публика разношерстная. Приятно, когда в театр приходят люди искусства. Но для многих сходить на балет то же самое, что и сходить в кино. Зачастую люди глубоко не вникают, могут рассмеяться над падением, не сопереживают и не задумываются, что балерина, возможно, в этот момент получила травму. У меня был такой инцидент: запомнилось и очень задело, — говорит Вероника. — Наверное, со временем мы становимся культурней, осознанней. Но люди все еще опаздывают на спектакли, что очень некрасиво. На мой взгляд, если ты задержался на работе, лучше уже не иди в театр. На гастролях в некоторых странах, где балет в диковинку, в залах пахнет попкорном, а зрители снимают видео на телефон и светят фонариком прямо в лицо артистке, которая исполняет вращения.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

На вопрос, ради чего все эти жертвы и лишения, балерина отвечает:

— Ради выхода на сцену. Ради того, чтобы прожить там несколько разных жизней. Да, на сцене сложно. Мы танцуем по полтора-два часа, отдаем все силы. Но, выходя на поклон, испытываем невероятные эмоции. Когда я слышу крики «браво!», кажется, готова забыть про усталость и повторить всю программу.

{banner_819}{banner_825}
-60%
-45%
-10%
-20%
-15%
-12%