/

В городке Мулино, штат Орегон, живет две тысячи человек. Здесь есть мельница, возведенная в 1851 году, маленький аэропорт и Храм новомучеников и исповедников земли Русской. В нем служит отец Олег Шульгин, и он — из Минска.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

«Есть место в Америке»

Отец Олег Шульгин живет в США второй год.

— На самом деле все очень просто, — объясняет батюшка. — У нас одна церковь, Русская православная. В ней есть подразделение — Русская православная церковь за границей. И она тоже подчиняется Московскому патриарху.

Среди православных священников в США были знакомые отца Олега. Когда одному из них понадобилось срочно переехать в другой штат, он стал искать себе замену.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива. Храм новомучеников и исповедников земли Русской в Мулино

— В Америке не было свободных священников, потому он стал узнавать в России, Украине, Беларуси. Один мог приехать только через год, другой — через полгода. Его знакомый подсказал: «Помнишь отца Олега?» — «Да, конечно». Тогда тот священник позвонил мне: «Есть место в Америке».

Отец Олег тогда больше двадцати лет был клириком прихода храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». А еще — руководителем Социального отдела Минской епархии, тюремным священником, преподавателем Воскресной школы, духовником союза сестричеств милосердия и братства звонарей и духовником православного братства стражей порядка.

Фото: sobor.by
Фото: sobor.by

— Есть люди, которые очень хотят в Америку. А я не очень — даже, можно сказать, вообще не хотел. Уговаривали меня крестник (который жил в Штатах) и епископ. Раз уж зовут, рассказывают, как без меня тут плохо… Значит, надо ехать.

«Отожмусь раз двадцать, а подтянусь — пять»

С тех пор в Беларуси отец Олег успел побывать лишь трижды. Отпуск у священника маленький — всего две недели. Но в каждый свой короткий визит батюшка заглядывает на воркаут-площадку в парке Марата Казея — в «Федерации воркаут» его знают, ждут и приводят в пример.

Фото: sobor.by
Фото: sobor.by

Отец Олег оказался здесь пять лет назад, когда из-за болей в спине ему стало сложно стоять на Божественной службе.

— В интернете посмотрел, отчего так бывает, что у здорового человека вдруг начинает болеть спина. Оказалось, из-за того, что ослабевают мышцы, потому что у них нет никакой нагрузки. Знакомые врачи подтвердили: действительно, надо попробовать спортзал — или дома делать упражнения, лежа на кровати.

Священник решил, что одному будет скучно. Чтобы найти компанию, стал искать в соцсетях группы для мотивации и совместных тренировок — и узнал про воркаут. С остальными бегал, делал скручивания, подтягивался, отжимался.

— Я сразу не говорил о том, что священник. Просто: «Хочу позаниматься». Спустя два месяца произошел такой случай: на тренировку пришел парень, который меня узнал. Говорит: «Батюшка, благословите!» Я благословил, а остальные посмотрели с удивлением: «Что вы такое делаете?» — «Благословение, это же наш священник». Так все и узнали. После задавали вопросы о церкви и о вере: «Давно хотели спросить, но не знали у кого».

Фото: sobor.by
Фото: sobor.by

Боли в спине прошли через два месяца занятий. И со здоровьем стало лучше во всех отношениях.

— Когда только пришел, начинал отжиматься и подтягиваться с одного раза. А сейчас отожмусь раз двадцать, а подтянусь — пять, — уточняет 54-летний батюшка.

В Радосте-Скорбященском приходе к спортивным увлечениям отца Олега отнеслись спокойно.

— У нас многие священники занимаются спортом. Один бегает по утрам, в парке делает зарядку. Несколько ходят в спортзал, штангу поднимают. А один батюшка трижды в день предпринимает длительные прогулки.

Батюшка объясняет, почему белорусам непривычно видеть занимающегося спортом священника.

— В древности, когда все люди были более активны физически, вопросов о совместимости спорта и церкви ни у кого не возникало. В библейских притчах много спортивных сравнений — будь это как-то неправильно, таких примеров не употребляли бы. Это уже потом, в Средние века, у некоторых монахов возникло мнение, что спортом заниматься неполезно. Что это отвлекает от духовной жизни. Со временем через униатство эти взгляды пришли в Беларусь. А потом случилась революция — и в основном в церкви остались такие люди, которые мало участвовали в других сферах общественной жизни. После 70 лет советской власти эта ситуация в Беларуси сохранялась некоторое время, но сейчас она меняется.

Фото: sobor.by
Фото: sobor.by

Уже после отъезда отец Олег помог «Федерации воркаут» найти спонсора, чтобы купить мобильную площадку и ездить с ней по городам Беларуси.

— Ребята спросили, сможет ли кто-то из них помочь им с приобретением оборудования для воркаута: чтобы привезти его на машине и установить в любом месте. Нужно для пропаганды здорового образа жизни, когда они ездят с выступлениями. Я спросил, сколько денег требуется. Говорят, тысяча условных. «Хорошо, я поспрашиваю». Через знакомых вышел на одного белорусского предпринимателя, который захотел помочь. Попросил уточнить, нужно ли говорить его имя, — ответил: «Меня и так все знают в Беларуси. Кто-то воспримет это нормально, а кто-то скажет, что ищу дешевой популярности». Поэтому остался неназванным. Но, в общем-то, его и вы знаете — наверняка читали о нем.

«Православной Беларуси до атеистического Орегона еще очень далеко»

В Мулино отец Олег заселился в служебный дом, который купил готовым и перевез на территорию прихода живший здесь ранее священник.

— Большая часть прихожан говорит по-русски. Но я сейчас учу язык и уже понимаю говорящих по-английски.

В Мулино нет воркаут-площадки, этот спорт здесь непопулярен. Так что отец Олег заменил подтягивания и отжимания плаванием и ходьбой.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Америка — более спортивная страна, чем Беларусь, — отмечает батюшка. — А еще более христианская. Вы когда-нибудь видели в минском гипермаркете растяжку «С Рождеством Христовым»? Не «С Новым годом и Рождеством», а просто — «С Рождеством Христовым»? Только на православных выставках у нас такое бывает, по-моему. А в Америке — во многих гипермаркетах и магазинчиках. Разве что в самых светских напишут «Счастливых праздников». Орегон считается одним из самых атеистических штатов — но нашей православной Беларуси до атеистического Орегона еще очень далеко. Вера здесь намного сильнее. Потому что не было такого гонения, наверное.

В Беларуси в 2016 году 8,5% опрошенных признали, что являются атеистами. В штате Орегон в 2014 году неверующими себя назвали около 31% населения. Но, по наблюдениям отца Олега, у нас по воскресеньям ходит в церковь, может быть, каждый сотый — а здесь половина.

— Так вот, где больше атеистов? — задается вопросом священник. — Тех, кто не на словах, а на деле показывает свою веру?

Даже в маленьком Мулино на службе в воскресенье — человек пятьдесят-шестьдесят, а по праздникам — и двести, и триста. Так как здание церкви небольшое, люди стоят на улице и слушают трансляцию.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Мы с прихожанами сильно сблизились. Не думаю, что они отпустят меня куда-то еще. Но одно дело — церковный перевод, другое — легальный статус. Получить статус постоянного жителя Америки очень сложно.

Но, отмечает отец Олег, что в Беларуси, что в США самый популярный вопрос у прихожан к священнику один и тот же — про конец света.

— На ютьюбе много роликов — о том, что скоро придет Антихрист, про идентификационные номера, про штрихкоды. Получив от «доброжелателей» ссылку на такое видео, люди приходят ко мне с вопросом: «Батюшка, что же делать?» Отвечаю, что штрихкоды — это вовсе не печать Антихриста. Поэтому нечего пока волноваться. Надо жить, растить детей и украшать свою душу добрыми делами.