GO


Свои восемьдесят Владимир Кондратьев встретил на соревнованиях по спортивному ориентированию в Бресте. «Уважили, сделали для меня одного возрастную категорию 80-летних. И я, несмотря ни на что, — выдерживает драматическую паузу Владимир Павлович, — занял в своей группе первое место!» Знакомимся на третьем этапе соревнований «Зеленый стадион», где собралась семья Владимира Павловича: жена, дочка с мужем и двое внуков — все до одного ориентировщики.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Слева направо: жена Татьяна Ивановна, внук Ярослав, дочь Александра, зять Дмитрий Миронов, внук Арсений и сам Владимир Павлович. Дома оставили только младшую Катю: девочке 2,5 года, на соревнования по ориентированию ей еще рано

На «Зеленом стадионе»

Мам с колясками в парке Павлова обгоняют бодрые бегуны. В одной руке карта, в другой компас — значит, ориентировщики.

Соревнования «Зеленый стадион» в Минске проводят уже 45 лет подряд. Пока одни участники в разные стороны разбегаются по парку, словно рассыпавшиеся бусины, другие без особого стеснения сверху донизу переодеваются на лавочках.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Спортивное ориентирование — это что вообще такое?

Соревноваться в ориентировании придумали в Швеции в конце XIX века. Сначала это был спорт для военных, потом ориентирование ушло в народ. Больше 50 лет назад пришло в Беларусь. 

— Участник получает карту незнакомой местности, на которой отмечены контрольные пункты, то есть КП, — объясняет правила Алексей Лабчевский, главный судья «Зеленого стадиона». — Их нужно найти и посетить. КП обозначаются бело-оранжевым флагом, то есть «призмой». На каждом КП — специальная электронная отметка: ее следует коснуться чипом, чтобы зафиксировать прохождение. Результаты определяются по времени: кто быстрее пройдет дистанцию, тот и победил.

В зависимости от возраста для участников подбирается подходящая по сложности дистанция. Например, детская обычно выглядит так — полтора километра в длину, с пятью КП. Ориентировщики ценят свой спорт за то, что он совмещает и физическое развитие (бег), и интеллектуальное (чтение карты и выбор лучшего маршрута): «Каждая дистанция — маленькое приключение».

На маршрут собралось больше четырех сотен ориентировщиков: кто-то — телосложения атлетического, кто-то — туристического. Самого юного участника-карапуза по дистанции несут на руках, а самый возрастной — вот он, Владимир Павлович.

Старшее поколение ориентировщиков: «С него уже и песок не сыплется, а он все бегает»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
В СССР ориентирование начиналось вместе с туристическим движением: на соревнования «по закрытому маршруту» выходили в ночное время и с рюкзаком на плечах

Владимир Павлович начинал в 1971 году с лыжного ориентирования, имеет первый разряд.

— Я не был ни профессионалом, ни хорошим ориентировщиком, — ну, это я так считаю, — рассуждает старший Кондратьев. — Но мне спорт доставлял радость. Сейчас тоже. Я, конечно, переживаю за результат, но когда спрашивают, какое место занял, отвечаю: «А какая разница?» Стартовал и финишировал. Стараюсь приезжать на все соревнования. Вот, скоро в Гродно будем четыре дня бегать. Только я теперь бегать беру в кавычки, потому что мой бег — он такой, хиловатенький.

Зато Владимиру Павловичу есть что вспомнить: за 47 лет спортивного ориентирования видел всякое.

— «Зеленка», молоденький сосновый лес. И в этом сосняке где-то — контрольный пункт. Я туда пробираюсь, дышу, шумлю. И навстречу мне что-то шумит. Я думаю: «Кто-то с другой стороны прется на этот КП». Выбегаю на полянку, а навстречу мне кабан. Огромная такая рожа — ну, у меня с рожей, правда, тоже не очень. Увидели друг друга и разбежались в разные стороны. Я потом вернулся: надо же КП брать!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Встречи с медвежатами («тренер сначала решил, что это барсуки, а потом понял: странные какие-то барсуки, по деревьям лазят!») или даже пограничниками («молодые ребята заблудились, вышли на границу») в спортивном ориентировании случаются редко, так что становятся чем-то вроде местных анекдотов. «Но вообще-то, чем меньше неожиданностей на дистанции, тем лучше результат», — отмечают спортсмены.

Насчет своих успехов Владимир Павлович скромничает: он все-таки успел поучаствовать в пяти чемпионатах мира для ветеранов.

— Самые старшие группы там — 95 лет, а в Беларуси рейтинг заканчивается на 65 годах, — не хочет жаловаться Кондратьев, так что тут же добавляет: — Мне не нужны призы, ничего. Мне лично нужно, чтобы меня вызвали: «Кондратьев! Первое место занял в группе». Чтобы вот эти пацаны (показывает на пробегающих мимо мальчишек. — Прим. GO.TUT.BY) посмотрели и сказали: «Е-мое, вот это вид спорта! С него уже и песок не сыплется, а он все бегает».

— Говорила, побрейся перед интервью, а он ни в какую, — на правах жены вздыхает в сторону Татьяна Ивановна.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Слева — Татьяна Ивановна Кондратьева. Начала заниматься спортивным ориентированием, когда в 1973 году закончила мехмат БГУ и устроилась на работу программистом: «Еще машины были очень слабые: «Минск-2», «Минск-22», «Минск-32».

В 1970-х Таню, гимнастку и танцовщицу, в лыжное ориентирование заманила коллега. Не с первого, но со второго соревнования втянулась. За год выполнила третий разряд по спортивному ориентированию, потом второй и первый. Познакомилась с Владимиром Павловичем:

— Но у него похуже в ориентировании результаты, чем у меня.

— Это вы так говорите, потому что Владимир Павлович на дистанцию убежал? — интересуемся.

— Нет, бегает он хорошо, просто по-другому как-то ориентируется, — смеется Татьяна Ивановна.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Когда-то Татьяна Ивановна выступала и на союзных чемпионатах, а сейчас, в свои 70, тренирует детей в МГТЭЦ на Воронянского. Говорит, выходит на дистанции ради учеников — чтобы не отставать от молодежи:

— И на здоровье хорошо сказывается: движение, свежий воздух. И умственное развитие. Не зря этот спорт называют шахматами на бегу.

Второе поколение ориентировщиков: «Спорт высших достижений связан с нагрузками на организм»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Сейчас ориентирование — серьезный спорт. Чуть не стал олимпийским: в 2005 году речь шла о том, чтобы включить лыжное ориентирование. Считается, что отказались из-за отсутствия телевизионной картинки: «Вот убежал участник в лес, его нет 90 минут. И что, за червячками от GPS на экране следить?»

У Татьяны и Владимира родилась дочь Александра, и у нее в спортивном ориентировании своя история — и тренировок, и любви. К спорту родители приучали с детства, но из-за плохого зрения у Саши «лучше всех» не выходило. Получаться и нравиться стало после школы. С будущим мужем Александра познакомилась уже в составе сборной Беларуси по спортивному ориентированию.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Александра работала в школе преподавателем физкультуры, после рождения первого ребенка ушла в менеджеры. Сейчас — в декретном отпуске

— У Димы отец тоже ориентировщик, в то время был главным тренером сборной. И когда у нас случилась любовь, все родственники друг друга уже знали.

Больше двадцати лет 43-летняя Александра тренируется по пять раз в неделю, каждая тренировка — от часа до двух.

— Все три раза, когда я была беременной, бегала до четырех−пяти месяцев. Спустя месяц после родов возвращалась к тренировкам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Домашнее задание» у ориентировщиков — это, во-первых, бег: на скорость, на развитие выносливости. Во-вторых, техническая подготовка:

— Когда по расписанию гладкий кросс, надо брать с собой карту. Читаешь на бегу, чтобы не останавливаться на дистанции. Раньше было тяжело достать интересные карты, так что Дима, например, тренировался с газетой: бегал и читал.

— Но в жизни этот навык мне не пригодился, — смеется муж Дмитрий. — И то, что ориентировщики без навигатора могут ездить, это тоже легенда.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Дмитрий Миронов работает коммерческим директором компании «Волшебный остров». Первый раз в соревнованиях по ориентировнию участвовал, когда ему было шесть: в лес привел отец, оставил с черно-белой картой. «Я бы со стыда сгорел, если бы ему пришлось меня искать, так что справился с дистанцией»

В ориентировании Дмитрий мотивирован на победу. Говорит, это ощущение осталось еще с детских лет, когда пробегал дистанции лучше, чем ребята старше. Но в 2005 году пришлось глобально закончить с элитным ориентированием: наложилось многое — и спортивная травма, и автомобильная авария, и выбор в пользу карьеры.

— Любой спорт высших достижений связан с повышенными нагрузками на организм. Ориентирование не исключение. Вот уже 13 лет я активно не тренируюсь — а так, назовем это «поддержкой штанов».

Насчет того, можно ли ориентирование в Беларуси считать элитным, Дмитрий сомневается — в отличие от ориентировщиков из Скандинавии, у нас нет спортсменов, которые бы жили за счет своих побед.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Лучшей белорусской спортсменкой в ориентировании считается Анастасия Денисова: в 2016 году завоевала бронзовую медаль на чемпионате мира по спортивному ориентированию на спринтерской дистанции. Сейчас девушка живет и тренируется в Швеции

Хотя в коммерческих стартах участвовать можно, в том числе за рубежом: на литовских соревнованиях по велоориентированию в прошлом году Дмитрий занял третье место, получил 200 евро. Но тратить ориентировщику приходится гораздо больше.

— Как в Беларуси финансируется ориентирование? Собрались 200 человек, скидываются стартовым взносом, и вот тебе средства: и на карты, и на призы, и на все остальное. Недавно гродненская федерация выиграла европейский грант на развитие ориентирования. И есть еще активисты, которые вкладывают свои личные средства в развитие спорта.

На то, что многие белорусы до сих пор ассоциируют серьезное ориентирование с турслетами, Дмитрий не обижается:

— Не было бы этого «конфетного» периода, не было бы спорта. Видели бы эти люди, как бежит король ориентирования Жоржиу Тьерри! Не бег, а песня!

Третье поколение ориентировщиков: «Может остановиться муравьев на дистанции рассмотреть»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

​Самую младшую представительницу династии ориентировщиков Кондратьевы−Мироновы зовут Катя. Ей два с половиной года, так что девочка еще не тренируется — «но обязательно будет». Зато ее брат Ярослав в свои семь первого забега уже и не вспомнит:

— Очень, очень давно это было, в четыре года. Мне спортивное ориентирование нравится! — уверенно заявляет Ярослав, налегая на букву «р». — Тем, что там надо бегать. А еще КП отмечать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Ярослав, он немножко Шалтай-Болтай: может остановиться муравьев на дистанции рассмотреть, задуматься, — комментирует папа Дмитрий. — Мы купили ему GPS-часы, это решает часть проблемы. Но вообще в лесу сейчас не так опасно, как в городе.

О своем хобби второклассник рассказывает в школе, но «там не понимают, что это такое». Одноклассники его 16-летнего брата Арсения (который за последние два года перерос и папу, и дедушку), впрочем, проявляют к этому спорту не больше интереса.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Арсений Миронов

Хотя Арсений имеет первый разряд по ориентированию, связывать с ним свою карьеру не планирует. Говорит, это хобби.

— А я даже не могу назвать это хобби, потому что это образ жизни, — высказывается бабушка Татьяна Ивановна. — Тут все наши друзья.

В том, что их семья поколение за поколением занимается одним и тем же видом спорта, Кондратьевы и Мироновы ничего особенного не видят.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Ориентировщики рожают ориентировщиков! — отшучивается Дмитрий и добавляет: — Но вообще все ориентировщики — это одна большая семья. Мы друг другу помогаем, поддерживаем.

А Владимир Павлович добавляет:

— И когда в начале апреля умер наш ориентировщик, мастер спорта, провожали его всей федерацией.

Спортсмены говорят: из ориентирования уходят только так.